Нефтепровод в бронзовый век

01 декабря 1991 года, 00:00

В порту Саутгемптона тесно от танкеров. Нефть, добытую на подводных месторождениях Северного моря, а то и в далеких пустынных степях аравийской земли, с нетерпением ожидают многочисленные электростанции, заводы в Мидленде — промышленном сердце Великобритании. Но с каждым годом ее все заметнее не хватает. И вот, чтобы утолить «жажду», предстояло соединить трубопроводом прибрежный нефтеперерабатывающий завод в Фаули, что около Саутгемптона, с крупным Сейсдонским хранилищем горючего в пригороде Бирмингема.

Расстояние в двести двадцать километров не такое уж и большое по нынешним меркам. Но это километры, густо населенные памятниками истории и культуры британского народа, его «национального пейзажа», столь дорогого местным жителям. И общественные, организации предъявили компании «Эссо Петролеум», взявшейся было за дело, свои требования. К ним присоединились и местные власти тех пяти графств, которые должен был пересечь нефтепровод. Было решено включить в число планировщиков археологов и придать каждому крупному строительному отряду по специалисту в области древней истории. Надо сказать, что нефтяная компания тоже опасалась — какшы право «вето», которым фактически наделялись археологи, не привело к «долгострою». Но оказалось, что сотрудничество вполне реально. Дело в том, что английские археологи давно и безуспешно добивались средств на раскопки, а тут вдруг «копать» берутся другие, за свои деньги, и нужно только приглядывать, чтобы они ненароком чего не повредили. Так родился беспрецедентный двухсоткилометровый «разрез», пересекающий всю историческую Среднюю Англию с севера на юг. Двухсоткилометровый в пространстве, он оказался тысячелетним во времени...

Британские острова человек начал заселять, по-видимому, более 500 тысяч лет назад, вскоре после того, как глобальное потепление «убрало» отсюда последние ледники. Происходило это не сразу, поэтому люди, вооруженные примитивными каменными орудиями эпохи палеолита и мезолита, постепенно обживали одну долину за другой. Сообщества одетых в меха охотников и собирателей были очень малочисленны, и сколько ни просеивали археологи выбранный экскаваторами грунт, никаких новых свидетельств того времени не обнаружили.

Другое дело неолит — эпоха неолита — «новокаменная», когда в жизни людей произошел крутой поворот. В начале четвертого тысячелетия до нашей эры здесь появились первые, очевидно, пришедшие с континента, земледельцы. Они привели с собой домашний скот, принесли семена полезных растений, навыки гончарного ремесла. Численность населения росла, люди почти перестали промышлять охотой, появились оседлые поселения, леса начали уступать место полям и пастбищам. И вот оставшиеся от того времени «длинные курганы», встретившиеся на пути нефтепровода, «заговорили».

Среди зеленых полей Глостершира у поселка Солпертон ров уперся в слегка возвышающийся над местностью холм. Вскоре его недра открыли археологам и строителям листообразные каменные наконечники стрел периода раннего неолита. Одного взгляда специалиста было достаточно, чтобы определить — древний умелец изготовил это оружие около 3 тысяч лет до нашей эры!..

Не прошло и нескольких дней, как бригада, работавшая вблизи деревеньки Дамблтон, начала передавать из рук в руки то, что оказалось обломком каменного топора. Он неплохо служил своему хозяину для рубки и колки, но тот, видимо, захотел отполировать и заострить орудие, да камень дал трещину и, выброшенный за ненадобностью, ожидал своего часа более четырех тысяч лет. Как бы желая показать ход эволюции оружия каменного века, Котсуолдские холмы подарили исследователям еще один наконечник для стрелы, лет на шестьсот помоложе первого. Время близилось к концу неолита, и теперь люди научились придавать камню вместо листообразной более совершенную, отчетливо треугольную форму с очень острым конусом.

...По одним часам наступал период середины строительства нефтепровода, по другим — бронзовый век. Эпохам суждено было пересечься на Солсберийской равнине, в графстве Хантсшир.  Сюда около двухтысячного года до нашей эры докатилась волна великой «металлической» революции: сперва медь, а затем и бронза пришли на смену камню. Одновременно произошли перемены и в гончарном деле. Появились украшенные орнаментом глиняные сосуды, нечто вроде бокалов. Обломки таких же сосудов лежали в захоронениях, где покоились современники сооружения Стоунхенджа — не то храма, не то астрономической обсерватории древних британцев . Да и сами эти захоронения стали иными. Мертвых теперь закапывали уже не в общих могилах под длинными, вытянутыми насыпями, а в индивидуальных, под округлыми курганами. Из таких и были извлечены изогнутый и зазубренный кремневые наконечники для стрел — техническая новинка бронзового века, который совсем не сразу отказался от такого проверенного тысячелетиями материала, как камень.

...Укрепленные возвышенности издавна стерегут склоны холмов в графствах Гэмпшир, Уилтшир и Глостершир. Эти свидетели событий VII— VIII веков до нашей эры некогда служили не только для обороны, но и как место сбора и общения для всех окрестных племен. Планировщики решили пощадить некоторые из них, и трубопровод обошел, например, овеянные легендами руины замка Барбери-Касл с его глубоким рвом и мощным эскарпом, возвышающимся над водами тихого Северна. А вот на местности у поселка Тоддингтон была произведена аэрофотосъемка. Внимание специалистов привлекли следы двойных оборонительных валов и рвов, охватывающих площадь почти в целый гектар. Не к железному ли веку они относятся? Экскаваторы прошли вплотную к восточным укреплениям и обнаружили здесь... две мусорные ямы, которым оказалось 2400 лет! А в них археологов ожидали многочисленные керамические обломки, кости животных, остатки утвари, обожженная скорлупа лесного ореха... По таким находкам можно судить не только о повседневной жизни человека в железном веке, но и о той естественной среде, которая его окружала.

Теперь становилось ясно, что и многие другие «подозрительные» сооружения на холмах Средней Англии относятся к той же эпохе. Очевидно, многочисленность таких укреплений превосходила даже количество «обычных» деревушек, ферм и хуторов того времени. А ведь на постройку каждого подобного «форта», при всей его примитивности, требовалось немало рабочих рук! Результаты раскопок могут привести к пересмотру многих представлений, прочно сложившихся у историков.

Одно из самых примечательных открытий было сделано «тандемом» строителей и археологов точно посередине будущей нитки нефтепровода — около живописной деревеньки Уинсон. Как ни странно, но ни аэрофотосъемка, ни даже предварительные полевые рекогносцировки не указывали на то, что тут кроется нечто интересное. А между тем стоило ножу бульдозера снять верхний слой почвы, как обнаружили следы весьма крупного поселения, занимавшего площадь более пяти гектаров. Место и вправду было удобное: с севера оно прикрыто крутым берегом реки Коли, а с юга лежат известковые породы, в которых жители сумели вырыть глубокий оборонительный ров, использовав выброшенные на поверхность камни и землю для строительства солидного вала. В пределах защищенной территории нашлись остатки древних жилищ и хозяйственных построек — о них рассказали правильно расположенные темные пятна давно засыпанных ям, в которых стояли столбы, поддерживавшие кровлю. Форма и стиль керамики, обработанного человеческой рукой кремня, «набор» костей животных позволили отнести поселение к среднему железному веку, примерно к 300 году до нашей эры.

Но вот место бульдозера и экскаватора заняла щетка и лупа археолога, и в его руках оказалась бронзовая брошь тонкой работы. Булавка, которой она прикреплялась к одежде, была сломана двадцать три века назад, тогда же, видимо, украшение и потерялось. За брошью последовал хрупкий — но совершенно целый — бронзовый браслет. Лежавший рядом небольшой диск из кости животного, украшенный концентрическими окружностями, вероятно, был частью гребня. Вся эта «туалетная комната» древней модницы наглядно показывала уровень мастерства ремесленников столь отдаленного прошлого.

Украшения и драгоценности — это, конечно, «деликатес» археологии. Повседневный же ее хлеб куда более скромен. Когда траншейные машины вскрыли Норбьюрийский холм, что вблизи поселка Нортлич, то там обнаружились укрепления, возведенные людьми железного века. В здешних отвалах — ни брошей, ни серег; зато там обнаружилось множество костей домашних животных. Их количество свидетельствует: овцы и козы уже тогда играли очень заметную роль в жизни человека, снабжая его шерстью и молоком. Мясо все больше поставлял крупный рогатый скот.

Обуглившиеся остатки зерна — доказательство того, что древнейший британец в 300 году до нашей эры был отлично знаком с ячменем и пшеницей. Начали строители нефтепровода устанавливать столбы для ограждения своей рабочей полосы и заметили: «Здесь уже кто-то рылся». Ученые определили — удобные даже для современной техники террасы были сооружены еще полторы тысячи лет назад. На них, обращенных к югу, и возделывались ячмень и пшеница.

В Уинсоне землекопы предъявили какую-то странную коробку ученым, которым она сразу же показалась знакомой: точно такие заостренные, со скошенными краями «контейнеры» находили они ранее в сотне километров севернее, около издревле известных Дройтвичских соляных копей! В подобной упаковке доставляли соль, оказывается, и сюда, в Уинсон, точно следуя трассе сооружаемого ныне нефтепровода. Значит, ни Котсуолдские холмы, ни воды Эйвона не служили преградой для экономических связей между отнюдь не изолированными, как теперь установлено, поселениями в эпоху железа.

Размеренная жизнь британцев железного века резко нарушилась в 43 году уже нашей эры, когда на южном берегу острова высадились римские легионеры. Привычные к завоеваниям солдаты, обученные четкому строю и приемам ведения боя, быстро подавляли любые очаги слабого сопротивления. К 70 году вся Англия, вплоть до Шотландских предгорий, оказалась одной из стандартно организованных и твердой рукой управляемых римских провинций.

Так было целых четыре века. Область Котсуолдских холмов превратилась в сравнительно благополучную, плотно населенную житницу. Центром провинции стал укрепленный Кориниум, ныне заштатный английский Сайренсестер. Подходы к этой провинциальной «столице» с юга прикрывало нависшее над долиной Северна укрепление в Гринсфордже, преграждавшее с юга путь воинственным кельтам—валлийцам, которых римляне до конца покорить так и не сумели. Экскаваторщики вскрыли окружавший укрепление V-образный ров шириной 2 метра и метровой глубины. Его форма точно отвечала требованиям «Устава саперных войск» римской армии, предписывавшего точные параметры любого воинского сооружения; за соблюдение этих правил лично отвечал каждый командир легиона, где бы он ни «окапывался» — от Португалии до Армении, от Африки и до Шотландии.

Сомнений быть не могло — нефтепровод ступил на землю поздней античности. Впрочем, «свято место пусто не бывает»: не пропадать же укреплению! И древние саксонцы, как оказалось, использовали крепостные валы и рвы Гринсфорджа еще 700 лет после того, как отсюда ушли римляне. Это стало ясно, когда в Харуэллской изотопной лаборатории завершили анализ образцов угля, взятых из очага, на котором некогда готовили себе пищу здешние обитатели. Радиоуглеродный метод не обмазывает — они сидели у огонька примерно в 800 году.

Однако вернемся в римские времена. «Оккупационное начальство», а вслед за ним и местная знать отнюдь не чурались жизненных благ. Бульдозеристы, сняв дерн, обнаружили основание древних стен, которое оказалось таким массивным, что ученые решили — тут стояла роскошная вилла. Доказательством тому послужил обнаруженный здесь археологами немалый набор тессеры — так и сегодня художники и архитекторы называют каменные кубики, из которых складывают мозаику. Но лишь на богатых виллах были мозаичные полы. И перед затратами хозяева поместий не останавливались — если поблизости не оказывалось камней нужного цвета, их привозили издалека...

А вот в Эверли, графство Уилтшир, обнаружили всего лишь древнюю свалку. Но здесь была найдена свинцовая гирька от безмена с бронзовой оболочкой, сверху — бронзовая петелька для подвешивания. Весит гиря 1,3 килограмма, то есть точно четыре древнеримских фунта. Жаль, что часть оболочки пропала, а на ней как раз и могло стоять клеймо подлинной меры веса. По датировке валявшихся рядом обломков глиняных изделий установили, что продавец и покупатель стояли у безмена около 300 года.

Возможно, правда, это была покупательница. И именно ее останки потревожил ковш землеройной машины неподалеку, в долине Марлборо, у деревушки Барбьюри. Глубоко в меловых породах лежал скелет пожилой женщины, жившей в конце III века. В могилу тело опустили без гроба, но в саване и обуви — сапожные гвозди с крупными шляпками и остатки башмаков, украшенных бронзовыми бляшками, лежали у ее ног. Специалисты установили: Эрике (так сразу же нарекли ее сбежавшиеся строители) было лет сорок пять — по тем временам это уже старость, и за долгую жизнь ей приходилось не раз рожать детей. Она страдала остеоартритом, но для немолодого человека все же была в неплохой форме, даже несколько поизносившиеся зубы в4большинстве оказались на месте. Эрика стала весьма популярной, о ней писали в местных газетах, и может быть, именно «под ее влиянием» кто-то из здешних подростков станет археологом...

Римляне были просто одержимы манией дорожного строительства. От сохранившейся до сего дня Аппиевой дороги на их родных Апеннинах и до самых отдаленных уголков великой империи, повсюду они прокладывали магистрали, прямые, как стрела, и рассчитанные на века.

Так, разумеется, было и в Британии. Около Латтона, что в графстве Уилтшир, нефтепровод вышел на одну из главнейших магистралей в этой провинции — Горностаевый путь, соединявший римские военные гарнизоны на юго-востоке страны с житницей в ее центре. Надо сказать, что археологам большая часть подобных путей ныне недоступна: их маршруты древние выбрали настолько удачно, что современным строителям при реконструкции оставалось лишь уложить поверх новое покрытие, и автомобильное шоссе готово, а раскопки исключаются.

Но под Латтоном есть отрезок Горностаевого пути, в нынешнюю дорожную сеть не включенный. Интересно, что первоначально он был обнаружен... с самолета. Дело в том, что специалисты по аэрофотосъемке могут определить, нарушался ли и как именно почвенный слой в прошлом. Замечено, что поверх древних крепостных стен растительность бывает низкорослой и чахлой и созревает рано. А над давно засыпанными рвами и канавами, где корням есть куда углубляться, растения поднимаются выше и достигают полной зрелости позднее.

Около Латтона две прямые параллельные линии расселения высокостойных растений тянулись на большом расстоянии, так что не чем иным, как кюветами, сопровождающими «Военно-британскую дорогу» античных времен, они служить не могли. Так оно и оказалось: нитка нефтепровода пересекла Горностаевый путь, где скрывались несущие отчетливый отпечаток римских традиций гончарные сосуды и черепица, а в восемнадцати местах — остатки дренажной системы, которую применяли только латиняне.

Уже после крушения Римской империи тем же Горностаевым путем везли свои товары торговцы и брели странники в позднее средневековье с севера Британии на ее юг. Поэтому остроглазый студент-историк, шедший по пятам землеройной машины, и нашел здесь серебряную монету! Эксперт по нумизматике ее без труда опознал — пенни, чеканенный королем Александром III Шотландским (1249 —1286 гг.). Лицо в здешней истории значительное. Он был последним в династии подлинно шотландских монархов, и 36-летнее его царствование отличалось относительным покоем и экономическим процветанием. Сыновья монарха умерли, а единственная дочь вышла замуж за норвежского короля Эрика II, что осложнило и без того запутанный вопрос престолонаследия. Кончина Александра III, Шотландского оплакана в древних шотландских балладах: покинув Эдинбургский замок в грозу, он поскакал на юг, чтобы встретить свою возлюбленную супругу Иоланду, но в кромешной тьме сорвался со скалы под Кингхорном и разбился насмерть.

Так, несмотря на рев бульдозера и экскаватора, современные люди неожиданно для себя услышали на строительстве нефтепровода глухие удары кремня о кремень в руках одетого в шкуры человека и гул бронзы, размеренный шаг римских легионов и колокола раннего средневековья.

По материалам зарубежной печати подготовил Б.Силкин

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 5933