«Следопыт» на Красной планете

01 апреля 1998 года, 00:00

После семи месяцев космических странствий аппарат «Патфайндер» («Следопыт») ждала нелегкая посадка на Марсе. Четвертого июля 1997 года, пронзив разреженную атмосферу Красной планеты, он ударился о ее поверхность, подскочил несколько раз, снова ударился и замер в холодной ночной тьме чужого мира.

На Земле, в 191 млн. км от Красной планеты, в Лаборатории реактивного движения НАСА США (Пасадена, штат Калифорния), «примарсение» аппарата вызвало естественный восторг ученых и инженеров, причастных к событию. С рассветом, получив энергию от лучей восходящего Солнца, научные приборы «Патфайндера» пробудились, и вскоре на Землю ушли первые изображения окружающего ландшафта: далекие холмы и близкие обнаженные скалы.

Затем опали предохранительные воздушные подушки, сначала мешавшие связи с орбитальным отсеком, и с палубы «Патфайндера» на белый свет выкатился щестиколесный марсоход «Соджорнер» («Попутчик»). Стальные «шпоры» его колес оставили первые рубчатые колеи на красноватом песке далекой планеты...

Место посадки «Патфайндера» — сухая долина Арес Валлис. Однообразным ее пейзаж, как и всей планеты, никак не назовешь. Камни пустыни окрашены во все возможные оттенки красного цвета, а размеры и формы их не повторяют друг друга.

Когда планировалась эта экспедиция, ученые избрали местом работы «Патфайндера» именно Арес Валлис потому, что еще 21 год назад посадочные аппараты двух «Викингов» как бы «намекнули»: здесь некогда была вода. Дальнейшие исследования показали, что несколько миллиардов лет назад с южных нагорий Марса в долину Арес Валлис хлынул поток, в тысячу раз больший, чем Амазонка; он-то и принес сюда многие скальные обломки и булыжники, свидетельствующие и поныне о тех бурных событиях. Нельзя же было упустить возможность и не «допросить» таких свидетелей.

А еще данный район интересен тем, что всего в одном километре от «примарсения» был замечен небольшой кратер, по всей видимости, выбитый на поверхности планеты столкнувшимся с нею астероидом или метеоритом. Удар выбросил наверх образцы глубинных пород, которые также могут немало рассказать специалистам...

Первым объектом изучения «Соджорнера» оказался довольно крупный булыжник, получивший название «Гусиный клюв». Впрочем, начальное знакомство было нелегким: передние колеса марсохода излишне закатились вперед и въехали на камень. Трое суток ушло на то, чтобы составить и отправить к месту «дорожного происшествия» команды, которые, наконец, исправили положение. После этого бортовые приборы «Соджорнера» смогли в упор уставиться на «Гусиный клюв».

Спектрометрические данные показали, что химический состав булыжника, включая соотношение железа и магния, весьма сходен с тем, который характерен для 12 метеоритов, прилетевших, как предполагали ученые, с Марса и в разное время обнаруженных на Земле. Правда, скептики до последних дней сомневались в марсианском происхождении этих тел. С другой стороны, содержание в «Гусином клюве» двуокиси кремния было заметно больше, чем у той дюжины «марсиан», — этим он напоминал некоторые земные породы вулканического происхождения, которые находят, например, в Андах.

Известно, что двуокиси кремния нередко образуются, когда геологическая порода повторно претерпевает то разогревание, то охлаждение. Так что, по-видимому, древние камни Красной планеты могли подвергаться куда более длительным температурным перепадам, чем до сих пор предполагали ученые.

Скоро в Центре управления вся стена была занята панорамными изображениями, присланными «Патфайндером», Каждый мало-мальски заметный выступ получил свое прозвище: «Йоги», «Шимпанзе», «Плоский верх», «Каспар», а те, что подальше и повыше, — «Пик Близнецы» и «Скала-кушетка»...

Впрочем, «Соджорнер» за пару недель активной жизни мог подкатить лишь к самым близким из них: с Земли его вели специалисты, надевшие для этого особые стереоскопические очки, помогающие создать трехмерное изображение любого далекого объекта. Более чем на полкилометра от родного «Патфайндера» марсоходу удаляться было запрещено: в противном случае он бы потерял контакт с орбитальным отсеком, который ретранслировал ему команды с Земли.

Конечно, делать какие-либо выводы, касательно геологии Марса, рано. Но изучение его ландшафтного разнообразия, следов возможных термических процессов, действия давно ушедших вод — может со временем привести к пониманию геологической истории Марса.

Аппарат «примарсился» на самом краю сухого «пролива», берега которого отмечены холмами. Это показал анализ стереоизображений, полученных в Центре управления. Планетологи полагают, что такая пересеченность местности вызвана бурными потоками с водоворотами, смывавшими осадочные породы и отбрасывавшими их из стремнины на оба берега.

Когда поток пересох, остаточная влага скопилась в понижениях, образуя озерки. Вода в некоторых из них была насыщена минеральными солями; те по мере испарения влаги осаждались на дне и образовывали соленую корку. Один из ученых нашел, что она сходна с пенистыми отложениями, которые он встречал в Антарктиде летом, когда лед ненадолго таял и на его месте появлялись озера.

На одном из космоснимков отчетливо видно, что склоны «Пика Близнецов» «украшены» четырьмя или пятью прямыми горизонтальными линиями. Кому-то из ученых это напомнило откосы знаменитого Большого каньона в США. И тут, и там подобные полосы могли возникнуть в результате повторного размыва почвы водой, действовавшей в течение длительного времени. Так что «Всемирный потоп» на Марсе мог происходить не однажды.

Да и округлые формы многих марсианских булыжников в районе посадки — тоже следствие обкатывания их волнами. Все они ориентированы в одну и ту же сторону — куда их волокли воды по огромным естественным каналам, зафиксированным еще на снимках «Викингов».

Все это говорит, что раньше природные условия на планете были иными. Ныне на поверхности Марса воды практически нет. И в атмосфере очень мало влаги. Но почему не предположить, что вода — в виде вечной мерзлоты — может находиться глубоко под поверхностью? Это задача будущих исследований, как и вопрос о следах жизни на Марсе.

Группа специалистов Центра управления долго не отходила от «картинки», изображающей скалу по имени «Полосатик». В нижней ее части был виден беловатый прямой след, который первоначально приняли за небольшую трещину, заполненную светлой пылью. Но когда «Патфайндер» снял эту точку при помощи камеры, простертой на свою полную трехметровую высоту, то оказалось, что полоса тянется до самого верха скалы. Очевидно, это не трещина, а целая жила какого-то светлого минерала, весьма вероятно, занесенного туда гидротермальными процессами.

Между прочим, как раз такой процесс, по мнению некоторых ученых, объяснил бы загадку, которую задал знаменитый метеорит, найденный в Антарктиде и зафиксированный под номером АLН 84001. А именно: каким образом этот метеорит, прибывший к нам с Марса (это утверждает исследовательница Роберта Скор, которая обнаружила его и долго изучала) и содержащий, по-видимому, следы ископаемых бактерий, мог приобрести свои богатые углеродом вещества?.. Если подобный процесс претерпел «Полосатик», то почему же и порода, ставшая потом метеоритом, не могла пройти через него?

К сожалению, ни «Викинги», ни «Патфайндер» никаких образований, позволяющих говорить о наличии признаков жизни, не обнаружили. Но гипотеза о следах жизни в антарктическом метеорите не сброшена со счетов и позволяет некоторым ученым надеяться, что рано или поздно такие следы будут найдены. Эта экспедиция вела и астрономические  наблюдения с Марса.

«Глядя»  во все стороны,  «Патфайндер»  проследил движение  в  небе Деймоса — меньшего из двух естественных спутников  Красной   планеты. Астрономы  могут подумывать о создании здесь обсерватории. Да  и  метеорология   не  была  забыта. Сводка погоды ежесуточно поступала с Марса — не менее регулярно, чем от добросовестных синоптиков-землян. Оказалось, что в долине Арес Валлис ветры дуют с умеренной силой — около 5 м/сек, а вот температура скачет от минус 40°С ночью до минус 10°С днем.

Судя по тому, в каком темпе «Патфайндер» спускался, тормозя трением о марсианскую атмосферу, она на высоте 60 км была почему-то впятеро разреженнее, чем при пролете «Викингов». Ближе к поверхности планеты данные о плотности тоже различались, но меньше. Что случилось здесь (если измерения верны) за 20 с лишним лет, остается пока только гадать.

На все, происходящее на Марсе, взирал с объективностью стороннего наблюдателя давно обращающийся вокруг Земли космический телескоп им. Хаббла. Он фиксировал и изменения в марсианской атмосфере, и пыльные бури на Красной планете.

К октябрю 1997 года запас энергии у аппарата кончился (он работал на солнечных и химических батареях), и сигналы с Марса перестали поступать. Но с экспедиции «Патфайндер» начала работать американская программа, которая предполагает новые, постоянные исследования Красной планеты.

По материалам журнала «New Scientist» подготовил Борис Силкин

Просмотров: 3333