Приход Амаливаки

01 марта 1967 года, 00:00

Гвианская легенда

Когда-то давным-давно Ветер был совсем одинок. Изо всех сил прятал он в себе свое одиночество. Но пришел день, и одиночество вырвалось на волю и свело беднягу с ума. Безумный Ветер завывал, метался в долинах, ревел над саваннами, плакал, как обезьяна-мать, потерявшая единственного ребенка. Теперь Ветер не в силах был видеть собственное отражение и потому каждый раз, когда встречал спокойную гладь воды, рябил и баламутил ее.

Однажды ночью услышал Ветер дробь барабана и пение — это пели люди в деревне Асекевайо, близ большого водопада, что зовется Клейтук. Ветер подполз туда и, притворившись тенью, стал высматривать, что происходит.

Пели в ущелье лесные духи, а барабанщик с толстым животом сидел под деревом мора, возле той тени, что была Ветром, и ласкал бурдюк с вином, словно то была женщина.

Как трепетанье крылышек колибри, звучала музыка духов реки, лилась музыка птицы Грома и разносилась дробь барабанщика.

Ветер, чьи ноги могли стать невесомыми, как лепестки цветка, танцевать не хотел. А люди танцевали, и веселились, и пили кашери, и захмелевший танцор пролил бутыль вина прямо в рот Ветру, который лежал под деревом мора, притворившись тенью. Ветер выпил вино, и кровь у него взыграла, и стал он раздуваться. Он стал совсем буйным и, наконец, взвыл:
— Отчего умолкла музыка? Играй, барабанщик!

— Хорошо, господин Ветер, — сказал барабанщик и заиграл развеселый мотив, и правая рука его не знала, что делает левая, и вдруг Ветер пустился в пляс.

Он закружился вихрем, и рухнуло громадное дерево мора и убило половину пировавших. Птица Гром прилетела из своей пещеры и попыталась связать Ветер веревкой, чтоб он опомнился. Но Ветер ускользнул от нее, рассыпавшись на части. Он ревел и выл как лес, полный обезьян-ревунов.

Ветер бесновался, пока его не сморил сон, и тогда он свернулся клубочком и улегся на плоской вершине Рораймы, и там его нашла наутро птица Гром. Птица Гром связала его и отнесла к себе в пещеру за водопадом Клейтук. А тем временем великие боги размышляли, как им наказать Ветер. Лучи солнца падали в туман над водопадом, и Ветер впервые увидел, как расчесывает волосы Радуга. Это было прекрасно, и Ветер запел песню нежнее песни совы-флейтистки. И великие боги перестали сердиться, они стали слушать песню Ветра, и один из богов сказал:
— Никогда не слышал я столь сладостной песни!
— Так может петь только дьявол! — возразил другой.

Когда-то давным-давно боги выткали волосы Радуги из летящих струй водопада и на скалах у водопада посадили орхидеи, чтобы Радуга могла вплетать их в свои косы. Старики говорят, будто Радуга заколдовала речных духов и теперь они днем и ночью играют для нее на бамбуковой флейте, а когда Солнце, Луна или Звезды спускаются, чтобы послушать музыку, Радуга ловит их свет. Вот потому-то, говорят старики, ее волосы всегда так сверкают. Ветер пел для Радуги, пока она не перестала расчесывать волосы и не выпустила из рук орхидею, и та упала вниз, в ущелье и разбилась об уснувшие скалы. Всемогущие боги заставили Ветер дать обещание: что бы он ни делал, он время от времени будет петь. Ветер согласился, но сказал, что боги должны развесить на ветвях лесных деревьев струны арфы, а стебли степных трав сделать внутри полыми, чтоб он лежа мог петь в травах. Боги сказали, что выполнят просьбу Ветра, и отпустили его на свободу. Ветер вырвался из пещеры и прильнул к телу Радуги, но тут ревность охватила Солнце, и оно спряталось за облако. Волосы Радуги разметались, запутались в скалах и прибрежных деревьях, и речной сторож Кай, который караулит Радугу, превратился в стаю ласточек и накинул на Радугу плащ из тени. Одну лишь минуту держал ее Ветер в объятьях, и тут же она исчезла. И с тех пор, где бы ни появлялся туман, Ветер всегда гонится за ним, разыскивая Радугу, летит через снежные горы, через реки, летит на рассвете сквозь деревья, а когда выпадет дождь и земля начнет клубиться паром, летит через саванну, но нигде не может найти свою Радугу...

Однажды красноголовый дятел поведал Ветру, что у Радуги родился мальчик и Радуга сказала, что если хочет Ветер видеть сына, пусть выдолбит колыбельку на вершине красной горы, прежде чем в небе снова появится двурогий месяц.

Ветер выдолбил колыбельку и выложил ее листочками тамаринда; потом сел рядом и стал ждать. И пока ждал, он не шевельнул ни листочка кассавы, не примял ни травинки. Наконец настал день, когда взошел двурогий месяц. Сквозь туман, окутавший вершину горы, появилась Радуга и уложила мальчика в колыбель, что выдолбил Ветер. Он хотел коснуться ее, но, шевельнувшись, рассеял туман, и Радуга исчезла.

Ветер назвал ребенка Амаливакой — плодом исканий. У Амаливаки были ясные глаза, мелодичный голос и в крови — музыка отца Ветра. Вершина красной горы Рорайма была местом его игр, а его друзьями стали муравьи макуши и старый кондор по имени Ги. Оперенье у этой птицы было бесцветное, блеклое, глаза — печальные, тусклые, шея — голая и морщинистая, а голос напоминал скрип засохшего дерева. Но кондор Ги был мудр, сердце у него было доброе, и Ветер оставил своего единственного сына на его попечение.

Целыми днями сидел Амаливака на скале, слушал речи старого кондора и смотрел, как муравьи макуши строят свои жилища и запасаются пищей. А когда на вершину красной горы проливался дождь, чистые воды каскадами падали в долину и бегущие языки воды разносили весть о том, что на вершине горы живет задумчивый ясноглазый мальчик — сын Ветра.

Как-то раз на рассвете великий вождь Акараи послал голубя Трубача просить Амаливаку спуститься с красной горы вниз. Трубач полетел и постучал в скалу, которая охраняла гнездо кондора.
— Кто там? — спросил кондор.
— Это я, Трубач. Великий вождь Акараи послал меня поговорить с мальчиком — сыном ищущего Ветра.
— Хорошо, я позову мальчика, и ты поговоришь с ним. А-м-а--л-и-в-а-к-а! Амаливака, настало время тебе идти, великий вождь Акараи прислал за тобой Трубача.

И мальчик подошел к Трубачу и стал слушать, и глаза его сверкали, как драгоценные камни.

— Акараи сказал, ты должен пойти к людям, в долину Уитши, где живут ассеваи. Он говорит, отец твой причинил им зло, и ты должен это исправить.

И обнял Амаливака морщинистую шею кондора, на блеклое крыло упали две слезы и ярко засверкали.

— Тебе надо идти, мальчик, надо идти, — повторял старый кондор, и тусклые глаза его были печальны. А когда отец Ветер услышал, что его единственный сын должен уйти в долину к людям, он стукнул кулаком по скале и громко крикнул:
— Акараи, оставь моего мальчика вольно жить на красной горе! Радуга дала мальчику веселость, а сердце его мягко, как пух колибри. Он не знает, что такое ненависть.

Услышал Акараи плач Ветра и закричал с вершины горы, поросшей лесом:
— Только Амаливака, мальчик веселый, как Радуга, может спасти живущих в долине. Отпусти его, отец Ветер, одари его талантом музыки и волшебным даром играть на струнах лесных деревьев и флейтах степных трав.

Ветер выполнил просьбу Акараи, он перенес мальчика в долину и оставил там в роще плакучих деревьев. Амаливака сел под деревом на опавшие листья и заиграл на серебряной флейте, которую дал ему отец Ветер. Ручеек, что бежал рядом, подхватил мелодию и понес через лес, и тогда жадные туканы покинули манговые деревья и полетели в рощу плакучих деревьев, и маруди, колибри, совы и даже слепые, как ночь, летучие мыши собрались вокруг, и все дикие злобные звери, крокодилы и даже рыбы арапайма и хассар собрались послушать музыку.

И страстно любящий свое дитя отец Ветер следил за сыном, и если Амаливака просил дождя, он вызывал из пещеры птицу Гром и заставлял ее выпускать воду из озера позади пещеры, а если Амаливака просил сухой погоды, Ветер сгребал облака и угонял их за край неба.

Так Амаливака, сын Ветра ищущего и красавицы Радуги, принес в лес спокойствие и веселье — и повсюду, как пламя, которое Ветер гонит по травам саванны, разнеслась весть об Амаливаке.

Перевела Н. Высоцкая

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 3260