На Мустер Мессе

01 июня 1960 года, 00:00

В самый разгар нашей северной зимы на улицах Москвы и Лондона, Стамбула и Карачи, Джакарты и Буэнос-Айреса, Парижа и Хельсинки появились торопливо шагающие человечки с чемоданами в руках. Не трудно было догадаться, куда они спешат. Их шаги четко печатали на плакатах двойную букву «М». «В Лейпциг, на Мустер Мессе!» — звали они с собой представителей торговых фирм и кооперативных объединений, промышленников и ученых, государственных и общественных деятелей и просто туристов из всех стран земного шара.

Лейпциг... Этот город известен нам еще по урокам истории — здесь в октябре 1813 года были окончательно разгромлены войска Наполеона. В честь этого события на окраине города был воздвигнут исполинский Памятник битвы народов. Но, пожалуй, в Лейпциге столь же уместен был бы монумент в честь торговли между народами разных стран мира. Несколько веков в городе регулярно проводятся ярмарки, которые в наше время называются Ярмарками Образцовых Товаров, по-немецки — Мустер Мессе. Теперь Лейпциг приобрел известность крупнейшего межконтинентального торгового центра.

В этом году число стран — участниц весенней ярмарки увеличилось до 52. Впервые прислали своих представителей Гана, Куба и шесть автономных республик, входящих в состав Французского Союза, — Федерация Мали, Берег Слоновой Кости, Дагомея, Габон, Среднее Конго, Мадагаскар.

9 438 фирм, предприятий и внешнеторговых объединений заняли 22 павильона, 17 специальных выставочных зданий, разбили свои биваки на площади почти в 3 тысячи квадратных метров. Настоящий всемирный экономический конгресс!

Воспользуемся и мы приглашением рекламных человечков и посетим Мустер Мессе.

***

С девяти утра и до шести вечера территория ярмарки напоминает взволнованное море. Мелькают короткие полупальто европейцев, фески турок, перья на шляпах тирольцев, белые накидки арабов — разноплеменная, разноязыкая толпа торопливо шагает из Венгрии в Польшу, из Польши в арабские страны, оттуда в Грецию, Бразилию, Францию. Времени мало, а посмотреть нужно все или хотя бы самое главное, самое интересное.

Если отдаться во власть ярмарочного прибоя, он обязательно вынесет вас к зданию-дворцу. Это Павильон Советского Союза. С 1950 года наша страна принимает регулярное участие в Лейпцигской ярмарке, каждый раз удивляя посетителей новинками, вызывающими всеобщее паломничество.

На этот раз сюрпризом оказался полный рельефный глобус Луны высотой в полтора человеческих роста. Он вращался на фоне стального стенда, исчерченного траекториями спутников и символизирующего безграничный космический океан.

— Ну и задали вы работу жителям Луны, — улыбаясь, говорит Ян Калушко, сотрудник Польской внешнеторговой палаты. — Им пришлось, вероятно, забросить все свои дела и скоростными методами изучать русский язык — они знают, что времени у них в обрез.

Чем вызван такой успех советских первооткрывателей космоса? — этот вопрос интересует посетителей Советского павильона.

— Чтобы получить ответ, — замечает начальник отдела «Станкоимпорт» М. Арлашин, — нужно обойти весь павильон, познакомиться с нашими наиболее примечательными экспонатами. Осмотреть, например, станки с программным управлением, оптические приборы, или же съемочную камеру, делающую два с половиной миллиона снимков в секунду, или универсальный люминесцентный микроскоп для биологических исследований.

Тогда станет ясно, что успешный взлет спутников Земли и лунников был подготовлен стремительным взлетом всей экономики, блистательным развитием науки и техники, привлечением к творчеству широчайших народных масс и нашей способностью сосредоточивать все силы науки и индустрии на решении насущных проблем.

Этот разговор не был случайным и единственным. В разных вариантах и по различным поводам он возникал перед многими экспонатами нашего павильона.

Ганс Вольф — рабочий из города Бохум (Вестфалия) говорит:
— Вы знаете, ваш павильон производит потрясающее, почти сказочное впечатление. Ему свойственна какая-то глубочайшая гармоничность.

Каждый экспонат просматривается на свободном фоне от этого он сразу «влипает» в глаза... В других павильонах этой пространственности нет. Французские и австрийские стенды, например, напоминают какой-то сложный механизм — будто заглядываешь внутрь радиоприемника. Мне кажется, эта особенность Советского павильона символична — он просторен и необъятен, как сама ваша страна. Почти те же слова я услышал после того, как группа баварских крестьян осмотрела сельскохозяйственные машины. Когда стендист рассказал, что в Советском Союзе производится сейчас 130 видов различных навесных орудий, что к концу семилетки сельское хозяйство получит 1 миллион тракторов и 400 тысяч комбайнов, один из них заметил:
— Как же должна быть велика страна, если вашим крестьянам нужно такое обилие разных сельскохозяйственных машин...

***

В одном из отделов павильона произошло наше знакомство с семидесятишестилетним Вальтером Шликом. В 1900 году, во время пребывания в Лейпциге Владимира Ильича Ленина, Шлик собирал среди немецких рабочих деньги на политическую литературу, которую потом нелегально отправляли в Россию.

— Теперь я вижу, для чего тогда мы работали, — взволнованно говорит Шлик. — Я помню то время, когда самыми распространенными за границей русскими словами были «самовар», «водка», «балалайка». Сейчас у всех на устах— «целина», «спутники». Страна, которая ходила в лаптях и ковыряла землю деревянной сохой, протянула руки к звездным пространствам, стала страной металлургических гигантов. И это сделала революция во главе с Лениным.

На каждом нашем станке, машине, приборе стоят слова: «Сделано в СССР». И это не просто производственная метка. Эти слова — свидетельство тех возможностей, которые предоставляет свободная Страна Советов для развития человеческого гения. И повсюду — в павильоне, на демонстрационных площадках — незримо, как воздух, присутствует наш главный экспонат — Советская Власть.

Самая озабоченная публика на выставке — коммерсанты и промышленники. Встречи, заседания, обсуждения и сделки, сделки, сделки. Страницы ежедневного ярмарочного бюллетеня пестрят сообщениями:
«Гана закупила в странах народной демократии станки».

«Йемен получит из социалистических стран большую партию насосов для глубинных колодцев».

«Вьетнам закупил у ГДР оборудование для консервных заводов».

Анализируя коммерческие соглашения, можно узнать, что Китай широко проводит электрификацию железных дорог; в Аргентине и Бразилии механизируются некоторые отрасли сельского хозяйства; в Марокко начался процесс индустриализации страны, а в Гане развивается кооперативное сельскохозяйственное производство. Выясняется, что Габон, Среднее Конго и Дагомея, поставляющие на мировой рынок каучук, ценную древесину, пальмовые орехи, масло, какао, кофе, нуждаются в сельскохозяйственных машинах.

Торговые сделки красноречиво показывают, как экономика одних стран дополняет и обогащает экономику других, как передовые социалистические страны оказывают бескорыстную поддержку экономике молодых государств Африки и Азии.

* * *

Осматривая выставку, не перестаешь удивляться, в какие великолепные, совершенные формы отливается техническая культура человечества.

Поражают воображение румынские буровые вышки, способные проникать в чрево земли на глубину в три километра; тяжелые чехословацкие грузовики «татра» и «шкода», советские «МАЗы», при приближении к которым человек кажется лилипутом; набор всевозможной силовой и измерительной электрической аппаратуры, разного рода землеройные машины, подъемные краны, гигантские насосы, перекачивающие за день десятки тысяч тонн воды.

Даже беглый осмотр этого промышленного и технического парада мировой культуры убеждает в том, что люди владеют сейчас вполне необходимыми и достаточными средствами для того, чтобы сделать каждый уголок нашей планеты красивым и удобным для жилья, поставить себе на службу океаны; сделать послушными стихийные силы природы, изменить ее климат, приступить к всеобщему победоносному штурму необъятных космических пространств. Для этого нужно лишь объединить усилия разных стран.

Ю. Полковников

Рисунки А. Гусева и В. Немухина

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 3908