Академия без академизма

01 октября 2010 года, 00:00
Ночью купола «живой крыши» музея выглядят как дома неведомых обитателей окрестных лесов. Фото: WWW.CALACADEMY.ORG 

Вначале было землетрясение 1989 года с эпицентром неподалеку от Сан-Франциско, в семи километрах к югу от горы Лома-Приета. Толчок магнитудой 7,1 убил 63 и покалечил 3757 жителей Сан-Франциско и Санта-Круз. За 10 секунд Калифорния потеряла 6 миллиардов долларов. Здание Калифорнийской академии наук, одного из крупнейших американских исследовательских музеев естественной истории, оказалось явно не готовым к такому радикальному проявлению естественно-исторического процесса. Все, что не было прикручено к стенам, рухнуло, знаменитый аквариум Стейнхарта развалился на части, к сохранившимся стенам было страшно подойти. Природа явно бросила вызов тем, кто взялся ее изучать и объяснять, как она устроена. Калифорния ответила шумной фандрайзинговой кампанией и мобилизацией лучших в мире архитектурно-дизайнерских, строительных и научных ресурсов.

Джунгли Амазонки, Борнео, Коста-Рики, Мадагаскара — удивительно, как все это природное буйство и разнообразие умещается под одним из куполов академии. Фото: WWW.CALACADEMY.ORG 

Калифорнийская академия наук — принципиально важное для штата учреждение. Она возникла в 1853-м, всего через три года после присоединения Калифорнии к США, и всегда была местной гордостью, доказательством того, что штат действительно уникален и богат, раз у него есть своя академия наук. В 1872 году у академии появилось собственное музейное помещение — в Китайском квартале Сан-Франциско.

К началу XX века ученые, сотрудничавшие с музеем, собрали в экспедициях богатые коллекции образцов растительного и животного мира Галапагосских островов. Большинство из них заменили экспонаты, погибшие во время землетрясения 1906 года. А 10 лет спустя после этого природного катаклизма академический музей обосновался в парке «Золотые Ворота», объединившись с располагавшимся здесь Североамериканским музеем птиц и млекопитающих. К 1976 году на том же месте возник комплекс зданий, где разместились многочисленные коллекции, представлявшие разнообразие видов, библиотека, планетарий и аквариум. Все это выглядело основательно и очень солидно, особенно главное здание — огромная коробка с колоннами, похожая на большинство имперских музеев Европы. И вот в 2008-м на месте скучного, хотя и внушающего уважение «столпа культуры» появилась ажурная, невесомая и прозрачная конструкция. Здание обошлось штату почти в полмиллиарда долларов, и построил его самый знаменитый музейный архитектор мира, итальянец Ренцо Пьяно, при поддержке американской архитектурно-строительной компании «Стантек». От старого музея остались только две внешние стены Африканского зала. При этом Ренцо Пьяно удалось вместить в несерьезное на вид сооружение все, что находилось в 12 музейных зданиях, построенных за восемьдесят с лишним лет. 

Метод погружения

Для Калифорнийской академии наук землетрясение стало своего рода Большим Взрывом, С Которого Все Началось. Вполне естественно для музея, если он, как считает его директор, известный химик и популяризатор науки, автор более 20 изобретений и многочисленных научных статей, доктор Грег Фаррингтон, должен отвечать на два главных вопроса: «Как возникла и развивалась жизнь на планете?» и «Как ее сохранить?» Попав сюда, начинаешь понимать, что изучать развитие жизни и даже получать от нее удовольствие можно, только погружаясь в природу, почти растворяясь в ней. В парковую среду погружено здание академии, где так приятно провести целый день. Где человек чувствует себя не столько венцом эволюции, сколько ее звеном, поскольку имеет возможность пообщаться с экспонатами, как с соседями по комфортабельному предместью Сан-Франциско. Гекконы, жабы и пауки из четырехуровневого «Тропического леса», крокодилы и диковинные рыбы из преображенного аквариума Стейнхарта, пингвины из Африканского зала, планеты и звездные скопления из планетария Моррисона — все эти существа и объекты освоились в музейных пространствах ничуть не хуже, чем растения и птицы на его «зеленой крыше».

Главный архитектурный принцип музея — прозрачность. С крыши здание просматривается насквозь. Фото: WWW.CALACADEMY.ORG

С какой стороны на нее ни посмотришь, академия не выглядит большой — ни сверху, с башни художественного музея де Янг, ни со стороны главного входа, ни сбоку. Зеленая «живая крыша», очень похожая на холм, стеклянные стены в окружении кустов и деревьев… Кажется, что просто часть земли со всеми пригорками и лужайками приподнялась и зависла в воздухе. Когда входишь в музей, оставив за спиной парковую Музыкальную площадь, украшенную копиями античных статуй, историческими монументами  и концертным павильоном, чувствуешь, что прошел путь длиной в добрую сотню лет. Потому что за дверями музея открывается пространство нового тысячелетия — не темные залы с чучелами и скелетами, а просторная площадь в прозрачной паутине ферм и тросов и над ней — небо. А под зелеными холмами крыши скрываются купол планетария и полусфера «Тропического леса».

Калифорнийская академия наук — единственный в мире музей, в здании которого есть главная площадь. Она так и называется по-итальянски — piazza (видимо, дань уважения Ренцо Пьяно). Есть, конечно, и в Пушкинском музее Итальянский дворик. Но огромная piazza — не дворик, здесь можно погулять, перекусить (в кафетерии или тем, что принес с собой), просто отдохнуть. Именно здесь собираются шумные толпы детей, которых учителя и воспитатели приводят в академию, как на урок.

В этом музее все самое-самое. Один из самых больших бюджетов реконструкции и строительства, самый модный музейный архитектор-итальянец (Калифорния вообще притворяется европейским Средиземноморьем), самый большой в мире аквариум (800 000 литров) с самым красивым живым коралловым рифом, самый большой цифровой планетарий, самое прозрачное и прочное немецкое стекло, из которого сделаны стены и потолок. Но подобные рекорды совершенно не подавляют. Ведь в академии напрочь отсутствуют пафос и желание поразить. Стены (естественно, кроме стен планетария), потолки, исследовательские и музейные технологии — все здесь прозрачно и соразмерно человеку. К тому же, это один из самых эргономичных в мире музеев. В основе его архитектурной концепции лежит принцип экологической устойчивости. Наградой за верность принципу «Не навреди среде обитания!» стала высшая, «платиновая», категория сертификата LEED (Leadership in Ener  and Environmental Design) — «Лидер энергоэффективности и экологического дизайна», который в 2008 году выдала музею влиятельная некоммерческая организация Американский совет по архитектуре и строительству экологически чистых зданий.  Это означает, что его энерго- и водоснабжение, материалы, использованные при строительстве, архитектурный и экспозиционный дизайн не только не наносят ущерба окружающей среде, но сохраняют и развивают ее.

 

Под водой, в воздухе и на земле

Калифорнийская академия — организация ненавязчивая, но свою линию гнет очень жестко. Ни в одном другом естественно-научном музее мира под одной крышей не объединены аквариум, планетарий и исследовательский центр с популярными просветительскими программами. Это не амбиции, а концепция. Посетитель открывает для себя целую Вселенную. Здесь можно наблюдать живую природу везде, где она есть или может существовать — под водой, на суше и в небесах. Жизнь неспешно движется под водой — в открытых бассейнах под «Тропическим лесом» и многочисленных аквариумах «Водного царства». Жизнь выглядывает из-под кочек, из-за пней и кустов на всех четырех уровнях «Тропического леса». Под его куполом порхают пестрые тропические птички и бабочки, а полет чаек и альбатросов можно наблюдать на плазменных экранах в залах музея и на его сайте: сюда поступает картинка с веб-камер, установленных на маяке одного из Фараллонских островов. И, наконец, в суперсовременном Моррисоновском планетарии перед вами предстают звездные скопления, разнообразные космические тела и собственно планета Земля, которые очень эффектно выглядят на видео высокого разрешения или в модном 3D-формате. Все это сформировано в единое выставочное пространство. «Тропический лес», накрытый одним из холмов «зеленой крыши» музея, стоит на той части аквариума, которая посвящена бассейну Амазонки, мангровым лесам и их обитателям.  Планетарий покоится на самой впечатляющей части того же аквариума — филиппинском коралловом рифе, а его основание окружено водоемом, по которому плавают гигантские скаты, акулы, рыба-молот и бог знает что еще. Если перейти по мостику через водоем, то из воды, колыбели нашей сложно организованной жизни, можно попасть в открытый космос. Из-под купола «Тропического леса» на лифте спускаешься в амазонскую часть аквариума. Так здесь все и путешествуют — снизу вверх, сверху вниз, из космоса в лабиринт кораллового рифа, от тропических птиц к черепахам, крокодилам и пираньям. Кстати, в разделе «Болото» огромный интерес публики вызывает гордость музея — аллигатор-альбинос, а некоторое замешательство — клыкастая каймановая черепаха.

Экспозиция так устроена, что чувствуешь себя одновременно и под водой, и в тропическом лесу, и где-то в облаках. Прозрачные потолки и стены позволяют увидеть все, что происходит вокруг и под ногами. Путешествие по многочисленным переходам, галереям и смотровым площадкам больше напоминает облет огромного пространства на параплане. Когда взбираешься по пандусу к вершинам тропического леса, видно, как внизу через затопленные джунгли Амазонки пробираются люди — не то идут, не то плывут в окружении пираний, электрических угрей и гигантских зубаток.

Раз в час аквариум «Водный мир» превращается в полиэкран для проекции фильма о воде. Фото: WWW.CALACADEMY.ORG 

Обязательная программа

Калифорнийская академия наук — огромный мир, который невозможно описать и инвентаризировать. Лучше всего наведываться сюда регулярно, желательно в бесплатный день, то есть каждую третью среду месяца, и подобно истинному натуралисту вести дневник наблюдений и впечатлений. Но для заезжего иностранца или жителя восточного побережья (что для калифорнийцев почти одно и то же) есть  обязательная программа. Она состоит из шести пунктов, и ее нужно выполнить, чтобы не было мучительно больно за потраченные на билет 30 долларов. Итак, здесь совершенно необходимо:

1. Выйти на «живую крышу» музея, вдохнуть аромат местных трав и полевых цветов, полюбоваться видом на Музыкальную площадь парка и здание художественного музея де Янг. «Живая крыша» — абсолютно оригинальная для музейного строительства идея. Она выглядит как альпийский луг с иллюминаторами на склонах аккуратных холмиков и очень похожа на деревню телепузиков из полузабытого детского сериала Би-би-си. Биологи, архитекторы и строители создали уникальную конструкцию крыши, которая реально живет, дышит и не протекает водой и грязью в помещения музея. Команда главного ботаника академии Фрэнка Альмеды два года отбирала местные растения, которые были бы не только приятны для глаз, но и привлекали на крышу-лужайку насекомых и птиц. И теперь на крыше музея растут маки, люпины, черноголовка, земляника, поют птицы, порхают бабочки, а прилежные посетители познают тайны ботаники, изучая тексты, размещенные на элегантных стальных табличках. Поверхность крыши площадью более гектара устилают 50 000 квадратных поддонов, изготовленных из волокон скорлупы кокосового ореха. В них высажено 1,7 миллиона растений. По периметру крыши размещены 60 000 солнечных батарей, которые обеспечивают 10% годовых потребностей музея в электроэнергии.

2. Спуститься по спиральной дороге, проложенной внутри полусферы «Тропического леса», и посмотреть на пауков, гекконов, ядовитых лягушек, змей, сколопендр и даже на василиска (это, конечно, не мифическое создание с головой петуха, туловищем и глазами жабы и хвостом змеи, а всего лишь коста-риканская ящерица семейства игуановых). Вся эта живность обитает в джунглях Борнео, Мадагаскара, Коста-Рики и в лесах Амазонии, через которые проходит дорога. Рассматривать и фотографировать ее очень удобно, к тому же на каждой витрине есть увлекательный текст. Один из них, например, повествует о том, что геккон умеет  прилипать к любой, даже гладкой, поверхности. Причем, в полном соответствии с нынешней модой, делает это, так сказать, нанотехнологично, поскольку механизм такого прилипания работает на молекулярном уровне.

Моррисоновский планетарий — триумф цифровых технологий. Фото: WWW.CALACADEMY.ORG 

3. Расслабиться в Моррисоновском планетарии под чарующие звуки голоса Сигурни Уивер. Звезда «Чужих» и «Аватара» озвучивает главный хит планетария, уникальное 30-минутное шоу «Хрупкая планета», благодаря которому можно совершить путешествие по местам, пригодным для обитания человека во Вселенной. Побывав на Луне, Марсе, а также за пределами Солнечной системы, посетитель благополучно возвращается на Землю и понимает, что лучше нее ничего нет. Особенно если эта земля — Калифорния. Необыкновенное качество проекции достигается за счет таких новых технологий, как, например, наносшивка алюминиевых сегментов экрана. Но самое интересное здесь — это возможность наблюдать «в прямом эфире» разнообразные космические и наземные кругосветные экспедиции. NASA и несколько групп путешественников уже начали собственные прямые телетрансляции на экран планетария. 4. Поглазеть на пингвинов в Африканском зале. Это пространство — дань уважения старой доброй академии. Африканский зал так любили в Сан-Франциско, что в новом здании было решено оставить две его внешние стены и восстановить диорамы с чучелами африканских животных, к которым с 1934 года все уже успели привыкнуть. Идея экспозиции, дополненной сенсорными информационными панелями, состоит в том, что всех нас можно считать африканцами, поскольку именно на Черном континенте найдены останки эволюционных предшественников человека. Но подобный политкорректный тезис мало интересует посетителей. Главный аттракцион вполне архаичного Африканского зала — колония из 20 очковых пингвинов южноафриканского и намибийского происхождения, расположившаяся в огромной витрине с бассейном на 95 000 литров. Наблюдать пингвинов можно и на суше, и под водой, и даже из дома, поскольку на сайте академии ведется онлайн трансляция с трех веб-камер (в том числе с одной подводной), установленных в витрине. Главное событие Африканского зала — кормление пингвинов, которое происходит дважды в сутки — в 10:30 и 15:30. Пингвинов обожают и посетители, и сотрудники академии. А директор музея, доктор Фаррингтон, называет себя «главным пингвином».

5. Почувствовать, каково быть рыбой в аквариуме Стейнхарта. Центральная часть аквариума — «Водный мир» — как раз посвящена тому, как морские обитатели приспосабливаются к экстремальным условиям: как ориентируются слепые глубоководные рыбы, какие необычные способы размножения появляются в водной среде, что происходит с подводными жителями, когда водоем мелеет. Раз в час голубые стены «Водного мира», в которые вмонтированы аквариумы с диковинными существами, превращаются в экран панорамного кинотеатра — все смотрят фильм о воде как главном источнике жизни на планете. Пространство «Водного мира» очень большое, но при этом рационально устроенное, даже уютное, если вообще можно говорить об аквариумном уюте. Карнавальную суету внутри огромного филиппинского кораллового рифа можно наблюдать издалека или сидя на стуле у прозрачной стены. Есть здесь и специальное место, где с помощью волонтеров можно потрогать морских звезд, крабов, а еще ощутить удар электрического ската, засунув руку в специальное черное отверстие в стене.

6. Поесть в академическом кафе. Самые полезные «органические» блюда мексиканской, вьетнамской, итальянской, арабской и индийской кухни, включая свежевыжатые соки и «экологически чистое» вино за 8–11 долларов (средний чек), — все это воспринимается как настоящий подарок судьбы. В кафе никогда не бывает очередей благодаря тому, что посетители рассредоточиваются по многочисленным специализированным стойкам — с роллами, супами, пастой и лапшой, тако и кесадильями, сэндвичами и салатами, а также блюдами, приготовленными на медленном огне. Лучшие рестораторы Сан-Франциско — Лоретта Келлер и Чарлз Фан — помимо академического кафе занимаются еще и рестораном «Зеленый мох» (Moss Room). Его дизайн подчеркивает принадлежность академии. У музея есть «живая крыша», а у ресторана Moss Room — «живая стена». Поверхность стены, вырастающая из аквариума с рыбами, покрыта живыми мхами, лишайниками и папоротниками.

Виртуальный зал

Сайт Калифорнийской академии наук — http://www.calacademy.org — полезен и для будущего посетителя, и для друга музея, и для тех, кто интересуется естествознанием и экологическими проблемами. Интерактивный план позволяет сориентироваться на всех четырех уровнях экспозиции, понять, что где находится, и составить индивидуальный экскурсионный маршрут. В дизайне сайта проявляется фирменная академическая ирония — бабочка неожиданно вылетает за пределы информационного окошка, где стоит фотография тропического леса, садится на мгновение на рамку и упархивает куда-то. Так же ведут себя спутник связи (окно планетария) и рыбы (окно аквариума). На сайте есть выход в активную блогосферу музея, где обмениваются идеями, впечатлениями, фотографиями и видео сотрудники музея, биологи из разных университетов, журналисты, участники экспедиций. У Калифорнийской академии наук есть представительства в крупнейших социальных сетях (Facebook, Twitter), свои страницы на порталах видеои фотохостинга YouTube и Flickr.

На «живой крыше» музея высажено 1,7 миллиона растений. Фото: Анатолий Голубовский

Воспитание чувств

Конечно, Калифорнийская академия наук — это еще и исследовательский центр. Но его основная задача — не совершать прорывы в биологической науке, а скорее воспитывать в людях уважение к природе и к тем, кто ее пытается сохранить. Раздел отличного музейного сайта, посвященный сотрудникам-исследователям, называется «Герои науки», но представлены они без всякой помпы. Вот как выглядит эта «доска почета»: Брайан Фишер — который по муравьям, Пэм Шелер — акулья и пингвинья повитуха, Джон Мак-Коскер — старший научный сотрудник и заклинатель акул, Роберт Дрюис — ловец всех, кто ползает. Самоирония — тоже фирменный стиль академии. Естествоиспытатели прекрасно понимают, что в ХХI веке они выглядят этакими Паганелями с сачками и компьютерами. Однако в открытых лабораториях и на вечерних лекциях сотрудники успешно вербуют волонтеров, быстро превращающихся в экоактивистов.

Каждый четверг академия работает до 22 часов. Это время VIP-экскурсий с шампанским и ужином в музейном ресторане, концертов, презентаций, лекций известных ученых. Несколько раз в году можно даже переночевать в Африканском зале, рядом с пингвинами. Соответствующая детская программа так и называется «Пингвины + пижамы». Свет выключают в 23:00. До 20:30 можно стоять у витрины с пингвинами, а последний сеанс планетария начинается в 21:00. Подобные детские удовольствия недешевы (119 долларов с человека), но настоящее приключение гарантируется. Ночные и вечерние удовольствия все-таки больше для тех, кто постоянно живет в Калифорнии. Но даже короткая, на пару часов, прогулка по прозрачному и невесомому музею заставляет почувствовать себя полноценной частью биосферы, сознательным и ответственным обитателем Земли и Вселенной. Испытав раз такое чувство, его не забудешь никогда. За ним стоит ехать в Сан-Франциско.

Похожие музеи в мире

1. Национальный музей естественной истории в Вашингтоне. Smithsonian National Museum of Natural History. www.mnh.si.edu
2. Дарвиновский центр при Музее естественной истории в Лондоне. The Darwin Center. www.nhm.ac.uk/ visit-us/darwin-centre-visitors/ index.html
3. Национальный музей естественной истории NATURALIS в Лейдене, Голландия. www.naturalis.nl
4. Государственный Дарвиновский музей в Москве. www.darwin.museum.ru

Ключевые слова: музей
Просмотров: 9209