Всемирная ярмарка тщеславия

01 октября 2010 года, 00:00

На Экспо в очереди в павильоны можно провести до 9 часов

Китай сумел провести крупнейшую Всемирную выставку в истории. Но супер-Экспо в Шанхае может стать надгробным памятником подобным мероприятиям.

Официальный представитель делегации Польши на Экспо Томас Саджевич называет эту историю «польским чудом». В конце мая некий китаец в инвалидной коляске попытался проникнуть в павильон через easy access, специальный вход «для пассажиров с детьми, престарелых и инвалидов»: днем в обычной очереди к главному входу в польский павильон можно легко провести до полутора часов. Однако поляки отказались впустить его в обход очереди. «Тогда этот человек встал на ноги и дал в глаз нашему охраннику, да так, что того пришлось везти в больницу», — рассказывает Саджевич. «Чудо исцеления» уже получило широкую известность: польская католическая церковь в ближайшее время намерена подвергнуть обстоятельства дела каноническому исследованию, а боковой вход в польский павильон того и гляди превратится в место паломничества инвалидов со всего Китая.

Саджевич неплохо говорит по-русски, разве что колясочники у него превращаются в «колесочных». «Мы пускаем всех колесочных, хотя должны бы проверять у них документы, но часто они  пытаются протащить с собой по пять-шесть «сопровождающих», и тогда возникают проблемы», — говорит он. Коляску можно взять напрокат на территории Экспо — лица с ограниченными возможностями имеют почти неограниченный доступ в большинство павильонов. «Этот человек просто так пошутил», — наконец поясняет Саджевич, испугавшись, что я и правда поверю в «чудо». Рассказ об Экспо легко разбивается на десятки подобных эпизодов. Великое лучше всего познается через малое, а величие Экспо понятно любому, ступившему на шанхайскую землю. Приезжающему на такси выставка открывается огромной парковкой, забитой сотнями туристических автобусов с номерными знаками всех близлежащих китайских провинций, прибывающему на метро — новой линией, специально построенной к выставке. Любители пеших прогулок оценят гигантские расстояния между павильонами, расположение которых в чем-то моделирует реальную географию: пройти пешком от «Японии» до «Канады» под силу лишь выносливому и не обремененному поклажей путешественнику, а поиск «Индии» вполне может закончиться открытием «Америки».

Организаторы рассчитывают, что за шесть месяцев Экспо посетят около 70 миллионов человек, и более 98% из них — из Китая. Одно Экспо — 70 миллионов китайцев — единица измерения очень крупная: она равна тридцати Олимпиадам, пяти Шанхаям (с пригородами) или трем с половиной Пекинам. Каждый день Экспо посещают несколько сот тысяч человек — точная информация о числе посетителей ежечасно обновляется на электронных табло в вагонах шанхайского метро. Кому-то это важно — знать и видеть, как каждый час наполняется биомассой сосуд Экспо, как она захватывает павильоны один за другим с восьми сторон (по числу входов) и как, наконец, она захлестывает всю территорию — черноголовая, шумная, суетливая, готовая в любой момент ощетиниться десятками тысяч фотоаппаратов и зонтиков. Многие из этих людей никогда не были за границей, да и вообще за пределами своей провинции, города или деревни. Для них посещение Экспо — как полет в космос. Они настоящие экспонавты — по такому случаю не грех изобрести новое слово. В конце концов, это первое и последнее подобное Экспо в истории. 

Павильон Белоруссии. Вид посетителей, спокойно встающих из своих инвалидных колясок, уже никого не смущает — это просто способ не стоять в очереди

Шанхайское Экспо в цифрах

Порядковый номер выставки — 41
Сроки проведения — с 1 мая по 31 октября
Длительность — 184 дня
Выставочная территория — 5,28 км2 (разделена на две части рекой Хуанпу)
Количество участников — 242 страны и международные организации
Инвестиции в подготовку — 4,19 миллиарда долларов
Расходы во время проведения (запланированные) — 1,55 миллиарда долларов
Число посетителей (ожидаемое) — 70 миллионов человек

На Экспо приезжают и из самых дальних уголков Китая

Экспонавт как он есть

Экипировка настоящего экспонавта стоит отдельного описания. Начнем, пожалуй, сверху. Экспонавт часто увенчан кепкой, на которой написано название его деревни, города, фабрики, туристической компании — короче, сообщества или организации, благодаря которой он оказался на Экспо. Далее идет рубашка с коротким рукавом, иногда пиджак, брюки, на ногах — туфли. Чем дальше от Шанхая и цивилизации провинция, из которой приехал экспонавт, тем более официально он обычно одет.

В руках у экспонавта может быть коробка со стандартным здешним ланчем — это, как правило, рис с мясом и овощами и бутылка воды. Рядом с ним часто можно увидеть складной стульчик — незаменимая вещь для многочасовой очереди. Дополняют комплект зонтик и фотоапарат, которые используются как по очереди, так и одновременно. Летняя шанхайская погода капризна и непредсказуема, а зонтик одинаково хорошо защищает и от солнца, и от дождя, и от чужого фотообъектива.

Группа Ли Чжана приехала из провинции Гуанси, что на юге Китая. «Нас 20 человек, все работаем на одном государственном предприятии… Как работаем? Хорошо работаем: вот премировали бесплатными билетами на Экспо», — говорит он. Около 20 человек в одинаковых бейсболках отдыхают под пешеходным переходом, который тянется сквозь всю территорию выставки. «Где уже были? Ну как — в Казахстане вроде и в Турции…» — неуверенно говорит Ли Чжан. Потом бьет себя по карманам, достает небольшую красную книжицу и поправляет себя: «Не в Казахстане — в Молдове: вот у меня и печать есть!»

И правда, многие посетители не запоминают экспозиции, особенно небольших стран, о которых они раньше никогда не слышали. «Я часто слышу, как люди спрашивают друг друга уже на выходе: «Слушай, а через какой павильон мы только что прошли?» — утверждает сотрудник литовского раздела, который представляется как Пол.

Паспортный режим

Красная книжица в кармане Ли Чжана — это официальный паспорт Экспо, главный сувенир шанхайской выставки. Если во время предыдущей выставки в Японии в 2005 году на долю паспортов пришлось не более 5% от всех сувенирных продаж, то в Шанхае уже не меньше трети. Внешне паспорт очень похож на настоящий. У него твердая обложка четырех цветов на выбор и полсотни страниц, на которые можно ставить печати  в национальных павильонах. «У меня ушло четыре дня на то, чтобы собрать 35 печатей!» — с гордостью показывает мне свой паспорт Ли Мэй, приехавшая в Шанхай из северной провинции Хэбэй.

Для многих китайцев собирание печатей очень быстро превратилось из приятного дополнения к посещению выставки в ее основной смысл, манию и даже бизнес. «Мы перестали ставить печати после того, как китайцы несколько раз нападали на наших сотрудников», — сетует представитель белорусского павильона Анастасия Евец. Так же поступили и в некоторых других павильонах: например, надпись «Мы не ставим печати» в середине июня встречала посетителей возле дверей с итальянским флагом.

Гигантский младенец в павильоне Испании символизирует будущее человечества

Проблема в том, что многие экспонавты приходят с десятками выставочных паспортов, придумывая для этого самые разные объяснения. Я пью вино с сотрудниками павильона Черногории, когда к стойке подходит молодая девушка с девятью паспортами. «Это для моего отца, он хочет открыть музей Экспо в Шанхае», — смущенно объясняет она. «Кажется, в Китае скоро появится несколько миллионов музеев Экспо…» — мрачно шутит сотрудник черногорского павильона Иван Перович, когда «опечатанная» девушка отходит в сторону. У черногорцев три печати, которые по их дизайну изготовили организаторы выставки, и за первые два месяца каждая уже ломалась по нескольку раз: в день через павильон проходят по 15 000 человек. 

Некоторые посетители просят ставить печати в настоящие паспорта. Единой политики в отношении таких просьб нет, в каждом павильоне проблему решают по-своему. Например, в «Новой Зеландии» в настоящие документы печати не ставят, в «Киргизии» не обращают внимания, а в «Литве» действуют по обстоятельствам. «К нам как-то пришел китаец с настоящим паспортом, и мы его «завернули», так как документ был действителен до 2007 года. Тогда посетитель сказал, что все в порядке, что это паспорт не его, а его жены, но поскольку она уже умерла, паспорт ей больше не нужен», — говорит Пол.

В китайском Интернете паспорта Экспо уже превратились в ходовой товар: от 200 до 800 юаней (от 30 до 120 американских долларов) в зависимости от числа и качества печатей. В рекламном предложении на ведущем сайте онлайновой торговли Taobao за паспорт с 40 печатями просят 240 юаней. «Выставка очень большая, чтобы собрать оттиски, необходимо провести большую работу», — поясняют продавцы. Больше всего ценятся печати больших павильонов, например, Японии, Германии или Саудовской Аравии. Чтобы в них попасть, надо отстоять многочасовые очереди.

В некоторых павильонах уже ввели ограничения: не больше одного или двух паспортов на каждого экспонавта. «Если народу мало, можем поставить и больше, а если большая очередь, то не больше одной печати», — говорит представительница Новой Зеландии Шелли Хуан. В других от скуки придумывают дополнительные условия для посетителей. «Иногда, прежде чем поставить печать, мы просим назвать столицу Литвы, и если люди не знают — а они обычно не знают, — то отправляем их смотреть экспозицию», — рассказывает Пол. Вообще, пристрастие китайцев к штампам выводит из себя сотрудников многих павильонов. «Их ничего больше не интересует, они как сумасшедшие рвутся к этим печатям, не обращая ни на что внимания», — жалуется сотрудник датского павильона. «Мы решили ставить печать в начале экспозиции, иначе люди просто мчатся к выходу, ставят печать и бегут дальше. А так больше шансов, что хоть кто-то задержится и посмотрит, что у нас выставлено», — говорит босниец Драган Ковач. 

Экспо XXI века

В нынешнем столетии прошли уже две Всемирные выставки. Темой Экспо-2000 в Ганновере были технологии XXI века, выставка 2005 года в японской префектуре Айти была посвящена поиску гармонии между человеком и природой, а официальной темой Экспо2010 в Шанхае стали урбанизация и строительство города будущего. Помимо собственно выставки в Китае проводятся семинары и конференции на эту тему, да и павильон КНР (кстати, крупнейший на выставке) тоже посвящен городскому строительству: китайцы постарались убедить весь мир, что они собираются концентрироваться на развитии экологичных технологий, в которые уже сегодня в стране вкладывают огромные средства.

Чем богаты

В павильоне Боснии экспозиция не самая богатая. К сожалению, в ней сегодня уже не увидеть главный экспонат — самый большой в мире кофейник, творение одной из крупных боснийских торговых компаний. Через месяц после открытия павильона гигант зачем-то срочно понадобился производителям, и его увезли на родину. «Его теперь будут возить по Боснии», — немного извиняясь, говорит Ковач. Отдельная секция павильона посвящена старому фильму о Второй мировой войне Walter defends Sarajevo (в оригинале — Valter brani Sarajevo, «Вальтер защищает Сараево»). Вышедший на экраны в 1972 году, он в те времена был очень популярен в Китае, и сегодня его показывают нон-стоп в специальной комнате. Впрочем, по словам Ковача, посмотреть фильм приходят немногие — большинство заходят сюда, чтобы подремать. «Мы обычно даем им 20 минут, а потом мягко выпроваживаем», — поясняет он.

Знаменитая Русалочка из Копенгагена, размещенная в павильоне Дании в середине бассейна со специально привезенной датской водой, нуждается в особой охране

Павильон увешан фотографиями боснийских пейзажей, а на втором этаже посетителей угощают национальными блюдами. Изюминка павильона — экстерьер: все стены украшены детскими рисунками, которые меняются каждый день. «Мы ни разу не повторимся до самого конца Экспо!» — с гордостью говорит Драган.

Боснийский павильон типичен для шанхайской выставки. Ее официальный девиз — «Лучший город, лучшая жизнь». По замыслу организаторов, участники должны были делиться своими взглядами на то, какими будут города будущего. Слоган как нельзя более соответствует урбанизационной модели развития современного Китая и должен быть интуитивно понятен местной публике: каждый год из деревни в город в поисках лучшей жизни устремляются десятки миллионов китайцев, да и сами деревни все больше модернизируются, стирая грань между сельской и городской жизнью. Но большинство участников решили не затруднять себя столь сложными идеями и устроили в своих павильонах презентации стран, нацеленные на потенциальных китайских туристов.

«Меня часто спрашивают, что это за такая страна, и удивляются, когда узнают, что в ней живут всего 1500 человек», — говорит мне смотритель павильона Республики Ниуэ. Я тоже, к своему стыду, о существовании такого государства слышу впервые. А между тем с 1974 года этот остров, некогда входивший в состав Новой Зеландии, стал суверенной республикой (хотя и сохраняет c новозеландцами добровольный союз), и на Экспо им выделили отдельное помещение. Правда, в рамках большого тихоокеанского павильона, но игра в любом случае стоит свеч. За день печати Ниуэ в свои паспорта получают более 10 000 человек, а за все время Экспо через стенд Ниуэ пройдут почти 2 миллиона китайцев. О такой известности республика, делающая сегодня ставку на экзотический экотуризм, могла только мечтать. 

Главное — система!  

До начала XX века выставки проводились нерегулярно: иногда каждый год, а иногда с перерывами в несколько лет. Не было и традиции радикальной смены места проведения: Экспо кочевало из Лондона в Париж и обратно, пока в 1873 году за организацию выставки не взялась Вена. А три года спустя Экспо вообще перебралось из Европы в Америку — в Филадельфию. Порядок навели только в 1928 году, когда на конференции во Франции делегаты от 31 страны подписали Парижскую конвенцию: этот документ по сей день определяет порядок проведения Экспо. Соблюдение этой конвенции контролирует Международное бюро выставок, которое также отвечает за выбор городов для будущих мероприятий и определяет их статус.  

Детский мир

Поскольку тема Экспо — города будущего, многие участники посвятили свои экспозиции детям, которым и жить в этих городах. Редкий павильон обходится без детских образов, прямо или косвенно не обращен к детям или к детскому началу у вполне взрослых китайцев. Наиболее популярные экспозиции предлагают посетителям десятки разнообразных игр. На самом деле это единственный способ если не остановить, то хотя бы притормозить поток, который на большой скорости мчится сквозь павильоны. «Здесь вы можете создать собственных рыб», — говорит мне сотрудница южнокорейского павильона. Три-четыре операции на терминале — и чудовище, сотворенное моими руками, готово присоединиться к остальным: два огромных виртуальных аквариума уже заполнены разными необычными существами. Китаец рядом со мной запускает уже пятую рыбу, он отстоял четыре часа в очереди и теперь хочет получить максимум удовольствия.

«Пузыри должны символизировать мысли ребенка, но мало кто это понимает», — признает представитель испанского павильона Дебора Алтит, указывая на мыльные пузыри, падающие на посетителей экспозиции. «Испанский младенец» стал одной из главных достопримечательностей Экспо. Гигантский ребенок ростом под потолок 20-метрового павильона, плод фантазии испанского режиссера Изабель Койшет, символизирует будущее человечество, уже родившееся, но пока не понимающее собственных сил и возможностей.

Моя новая знакомая Ван Бинбин очень жалеет, что не смогла попасть в «Россию» вместе с дочкой — та устала и отказалась стоять в очереди. Российский павильон тоже рассчитан на детей, хотя снаружи наша экспозиция больше всего напоминает подвыпивший Кремль в спортивной форме Bosco di Ciliegi: белые башни причудливо изгибаются, как бы застыв в танце, а к вечеру еще и начинают призывно светиться желтыми огоньками. Зато экспозиция сделана по мотивам произведений детского писателя Николая Носова. Дизайнеры объединили «лунный» и «цветочный» города в один и поселили в нем трехмерные образы настоящих маленьких изобретателей с проектами вроде «печки на солнечной энергии» и «наночернил». Между изобретателями стыдливо прячется Незнайка — самый спорный персонаж российского павильона, из-за которого организаторов на родине много критиковали журналисты. Незнайка, правда, на себя не очень похож и переведен на китайский как сюэ-сюэ — «учись-учись» или «маленький учащийся» (в прежних переводах с ним не церемонились и именовали сяоучжи — «маленький и без знаний»). Посетителям павильон в целом нравится: иностранные гости называют его  ремейком «Аватара», иллюстрацией к «Алисе в Стране чудес» или даже «Путешествию к центру Земли» Жюля Верна.

Сам павильон уже зажил самостоятельной жизнью: в пруду на втором этаже завелись настоящие комары, сильно досаждающие сотрудникам российской экспозиции. «Облепили все стены в ВИП-комнате, наверное, ВИП-крови хотят, мало им нашей», — жалуется мне один из российских сотрудников. Комары, к счастью, обычного размера, зато остальными элементами носовского мира вполне можно иллюстрировать книги о радиоактивных мутациях: малина тут величиной с арбуз, а огурцы больше напоминают баллистические ракеты.

Российский павильон — один из самых больших на Всемирной выставке

Зависть — двигатель прогресса

Первая Всемирная выставка прошла в Лондоне в 1851 году по желанию супруга королевы Виктории, принца Альберта, и была названа Великой всемирной выставкой промышленных товаров. Британцы провели Экспо в ответ на французские промышленные выставки 1844 и 1849 годов, вызвавшие большой ажиотаж у публики. В Лондоне решили переплюнуть Париж и попробовали собрать в одном месте изделия из разных стран мира. Первое Экспо прошло с большим успехом, его три раза посетила королева Великобритании, а также ряд других «звезд» того времени — Джордж Элиот, Чарлз Дарвин и Льюис Кэрролл. Были, правда, и критики: некоторые иностранные производители остались недовольны тем, как были представлены их товары. Но для страны — хозяйки выставки собственный престиж важнее соблюдения равенства участников, и Великобритания сделала все, чтобы именно ее продукция выглядела самой надежной и привлекательной.

Куда не пускают хайбао

За три дня на Экспо Фан Линь был в самих павильонах не больше трех часов, а все остальное время ушло на стояние в очередях. Его личный рекорд — четыре с половиной часа в швейцарский павильон, в котором он провел 20 минут: посмотрел фильм про Альпы, послушал приветствия виртуальных швейцарцев и прокатился на канатной дороге. Но по меркам шанхайской выставки четыре с лишним часа — пустяки. Перед входом в павильоны Японии и Саудовской Аравии выстраиваются девятичасовые очереди. При этом хаоса нет, прибывающую толпу методично разбивают на части и партиями направляют в загончики. Без очереди пускают только стариков старше 75 лет (по предъявлении документов), семьи с маленькими детьми (по предъявлении оных) и инвалидов (по предъявлении коляски). По словам одного из моих собеседников, на Экспо в какой-то момент в нескольких павильонах закрыли служебные входы, устав от паломничества фальшивых калек. Но спрос рождает предложение: в китайском Интернете уже появились объявления от стариков, готовых за определенное вознаграждение сходить на Экспо в компании с «дальним родственником».

 

По вечерам на Экспо проходят концерты музыкантов из разных стран мира

Так что лучше всего на Экспо по вечерам, когда основная толпа посетителей постепенно рассасывается, а на площадях начинаются концерты музыкантов из разных стран. Большинство павильонов заканчивают работу в 10 вечера, а парк официально закрывается в 12 ночи. Но ночная жизнь выставки ничуть не бледнее дневной: в это время тут развлекаются иностранные сотрудники павильонов.

За первые месяцы на ночном Экспо сложились свои традиции. По вторникам все собираются в баре павильона Мальты, по средам «зажигают» в российском павильоне, а по четвергам нельзя пропустить вечеринку у ангольцев... В Интернете даже зарегистрирован специальный домен Exponights.com с недвусмысленным слоганом: «Вечеринки, куда не ходит Хайбао». Синий человечек Хайбао — официальный символ Экспо — стал собирательным именем китайских туристов, от которых днем скрыться невозможно, а после полуночи они по мановению волшебной палочки шанхайского полицейского превращаются в нарушителей общественного порядка, но власти обещают их задерживать и наказывать.

С Морис мы общаемся по-французски: сотрудница тунисского павильона не говорит ни по-английски, ни по-китайски. Вот уже два месяца преподавательница французского языка наносит традиционные тунисские узоры на руки желающих того китайцев — за 30 юаней с человека. «Это невозможно, какое-то безумие каждый день, это просто катастрофа, я вряд ли досижу здесь до конца срока!..» — говорит она мне. «Ты понимаешь, это катастрофа!» — это уже китайцу, который протягивает ей руки. Он улыбается и достает из кармана три десятиюаневые купюры.

Впрочем, есть на Экспо иностранцы, которым постоянное внимание китайцев в радость. «Мы сегодня просили у зрителей еды. Хотя наш смотритель пытался этому помешать, но мы все равно выпросили немного бататов, конфет и кусок торта», — пишет в своем онлайн-дневнике один из участников проекта Human Animal, выступающих в британском павильоне. Три раза в день на открытой площадке на крыше  здания устанавливают заграждения, за которыми сидят «животные люди» — шесть девушек, за которыми следит «смотритель» — помощник режиссера.

«Мы начали этот проект в эдинбургском зоопарке, где наши «животные» выставлялись наряду с обычными зверями, а потом в Шотландии решили, что мы будем представлять его в рамках британского павильона. Мы хотим дать понять людям, что они не так сильно отличаются от животных, как им иногда кажется», — рассказывает директор и режиссер проекта Дженис Клакстон. По словам Клакстон, китайцы реагируют на этот проект намного живее европейцев: «Они не отводят глаз! Наши актеры любят смотреть зрителям в глаза, и европейцы часто смущаются, а китайцы почти никогда. Они как дети — им все любопытно и им незнакомо смущение».

Кусочек выставки на память

Все Экспо делятся на два вида — всеобщие и локальные. Всеобщие проходят раз в пять лет, работают в течение шести месяцев и требуют строительства специальных павильонов. Локальные устраиваются нерегулярно и длятся не более трех месяцев. В 1999 году свое первое локальное Экспо получил Китай (этот статус был присвоен Выставке достижений садового хозяйства в Куньмине), а в 2008 году локальное Экспо «Вода и стабильное развитие» прошло в испанской Сарагосе. После всеобщих Экспо страны-организаторы обычно сохраняют наиболее интересные павильоны. Некоторые из них впоследствии становятся историческими памятниками, как, например, Эйфелева башня, построенная к Всемирной выставке 1889 года, Хрустальный дворец в Лондоне, ставший символом первого Экспо и сгоревший в 1936 году, Музей науки и промышленности в Чикаго (Экспо-1893) или Музей искусств в Сент-Луисе (Экспо-1904 ).

Эмблему Всемирной выставки можно найти на сотнях зданий по всему Шанхаю

Последнее Экспо

Участники Human Animal должны вернуться на родину в начале июля: Дженис Клакстон пыталась договориться о том, чтобы ее проект на время стал частью одного из китайских зоопарков, но получила отказ. Впрочем, в Китае появление иностранца в любом случае вызывает повышенное внимание окружающих, и для этого его совершенно необязательно заключать в клетку. Чем и воспользовались многие участники Экспо-2010. Китайцы щедро спонсировали участников выставки, все «коммунальные павильоны» для стран Европы, Африки, Океании строились на китайские деньги, многим африканским странам китайцы оплатили все расходы по шестимесячному пребыванию в Шанхае. И понятно, почему. Китайцам нужно было самое большое Экспо в истории, и они его получили. Какой показатель ни возьми — число стран-участников, число зрителей, площадь, общие расходы — все будет крупнейшим.

Следующая всемирная выставка пройдет в 2015 году в Милане, но понятно, что такого размаха в Италии мы не увидим. Маленькому итальянскому «сапожку» не под силу тягаться с огромной китайской «пятой», поэтому все, наверное, будет минималистически концептуально. Или концептуально минималистично. Скорее всего, все большая часть Экспо будет перемещаться в Интернет. Уже в Шанхае организаторы заявили о параллельной работе онлайн-Экспо, где можно посмотреть проекты, на воплощение которых не нашлось денег или иных ресурсов.

Те страны, которые в Шанхае сами тратили деньги, и немалые, тоже имели на это свои причины, никак не связанные с главной темой Всемирной выставки — будущим городов. «Для нас Экспо стало центром нашей деятельности в Китае: мы постоянно проводим выставки, семинары, ездим по стране», — говорит директор инвестиционного департамента правительства Польши Славомир Майман. Для Австралии было важно восстановить хорошие отношения с Китаем после нескольких деловых скандалов. Япония вообще попыталась разом вычеркнуть XX век из истории китайско-японских отношений: первая часть японского павильона рассказывает об истории дружбы с Китаем, элегантно умалчивая о всех сложностях их взаимоотношений. У других крупных участников интересы и того приземленнее. Скандинавия заманивала китайского туриста снегом, Африка — жарой и песком. Французский павильон вообще стал рекламной площадкой: начинается он автомобилем Citroën и заканчивается шинами Michelin… Сегодня всех интересуют китайцы, которых больше миллиарда, и у многих из этого миллиарда есть в загашнике как минимум пара тысяч юаней. А кто будет стараться ради итальянцев? Да и чем их можно удивить?

В Шанхае Экспо одновременно переживает и взлет, и закат. Это торжественный прием, к вечеру плавно переходящий в поминки юбиляра. И в этом смысле выставка безусловно удалась. Ни в одной другой стране Экспо не смогли бы устроить столь громкие похороны.

Фото Белы Доки

Просмотров: 7445