Морской дьявол

01 декабря 1994 года, 00:00

Карта крейсирования «Зееадлера» и квадраты его коварных операций

У большинства читателей понятие «парусник» ассоциируется с путешествиями Колумба и Магеллана, лихими пиратскими набегами Дрейка, Трафальгаром и Синопом — делами, давно минувшими. Казалось бы, последним прибежищем паруса в XX веке остались учебные и спортивные суда. И уж совсем несовместимыми понятиями для XX столетия кажутся «парусник» и «боевой корабль». Однако последний парусный боевой корабль с успехом применялся в первой мировой войне.

Это был вспомогательный крейсер кайзеровского флота «Зееадлер» («Морской орел»).

... Шел 1915 год. В войне на море перевес был явно не на стороне Германии. Британский флот установил тотальную морскую блокаду противника. Кайзеровский «Хохзеефлотте» (флот открытого моря) как бы в насмешку над своим названием был заперт в «мокром треугольнике» (Гельголандской бухте). Попытки Германии нанести удар по протяженным морским коммуникациям Великобритании, связывающим ее с обширной колониальной империей и союзниками и имеющим решающее значение для ее экономики, не дали желаемых результатов. В битве у Фолклендских островов была разгромлена Тихоокеанская эскадра адмирала графа Шпее. Использование одиночных рейдеров как боевых кораблей, вспомогательных крейсеров, переоборудованных из торговых судов, несмотря на отдельные успехи, было пресечено господствовавшим на море британским флотом. Все шире применявшиеся в морской войне «У-бо-оты» (немецкие подводные лодки), увы, не смогли поставить на колени гордую «владычицу морей», наталкиваясь на действенную противолодочную оборону флотов Антанты.

Германские адмиралы лихорадочно искали выход из создавшегося положения. Возникало множество проектов, иногда самых фантастических. Но, несмотря на это, авантюрный план использования парусного судна в качестве вспомогательного крейсера, предложенный офицером торгового флота лейтенантом запаса Клингом, на первых порах вызвал в Адмиралтействе только шутливый интерес. Болезненными были воспоминания о судьбе быстроходных пассажирских пароходов прибрежного плавания, использованных как вспомогательные минные заградители и быстро уничтоженных или захваченных противником. Но были случаи и прорыва вспомогательными крейсерами британской блокады. Конечно, одиночные крейсера не могли решить судьбу войны на море, но их действия вынуждали союзников вводить систему конвоев; это уменьшало объем перевозок и вызывало дополнительную потребность в эскортных кораблях.

По мнению Клинга, его идея была хороша следующим: во-первых, паруса — отличная маскировка; во-вторых, меньшая зависимость от баз снабжения, так как отпадала необходимость в бункеровке топливом.

После долгих колебаний кайзеровское Адмиралтейство приняло план Клинга. Для переоборудования в рейдер был выбран трехмачтовый корабль «Пасс оф Бальмаха». Этот американский парусник был захвачен в 1915 году в качестве приза подводной лодкой «У-36». И вот в 1916 году в глубокой тайне на верфи Текленборгер Верфт в Геестемюнде начались работы по превращению мирного «торгаша» во вспомогательный крейсер.

На судне был установлен двигатель мощностью 1000 л.с, обеспечивавший скорость 14 узлов. Были оборудованы цистерны для 480 тонн топлива и 360 тонн пресной воды. Провизионные кладовые вмещали провиант на два года плавания. В трюмах оборудовались тайники для стрелкового оружия и подрывных зарядов — они предназначались для затопления захваченных судов. Оригинально была решена проблема маскировки орудий. Две 105-мм артустановки, размещенные на крышах люков грузовых трюмов, маскировали палубный груз леса. Так что в случае досмотра судна доступ в трюм исключался, а это позволяло разместить там до 400 пленных и часть экипажа.

При переоборудовании особое внимание обращалось на то, чтобы силуэт парусника во всех деталях был похож на норвежский трехмачтовый барк «Малетта», под видом которого предполагалось пересечь линию британской блокады.

Соответствующим образом был подобран и экипаж. Из 64 его членов 23 человека владели норвежским языком, были снабжены фальшивыми норвежскими документами и личными вещами норвежского происхождения, а остальные во время досмотра должны были скрываться в трюме. Командный состав вспомогательного крейсера, получившего название «Зееадлер», формировался из офицеров запаса, которые после начала войны плавали на парусных судах, перевозивших воинские грузы. Командиром был назначен граф Феликс фон Лукнер, которому было присвоено звание капитан-лейтенанта. Палубная команда состояла из людей, до призыва на военную службу плававших матросами на парусниках. Технический персонал прибыл с подводных лодок.

Маскировка «Зееадлера» под норвежское торговое судно была явным нарушением одного из параграфов Гаагской конвенции 1907 года, согласно которому военный корабль (равно, как и вооруженное торговое судно) должен однозначно определять свою национальную принадлежность и нести свой флаг. Однако это обстоятельство мало волновало германское морское командование.

Были тщательно отработаны все детали прорыва «Зееадлера» через британскую блокаду. В это время настоящая «Малетта» грузилась в Копенгагене лесом на Мельбурн. За день до окончания погрузки «Зееадлер» должен был выйти в море, с тем чтобы, опередив «Малетту», первым достичь района патрулирования английских дозорных кораблей. Тогда, в случае запроса по радио английского дозора, подтверждение о выходе «Малетты» из Копенгагена даст «Зееадлеру» дополнительный шанс.

Итак, длительная подготовка закончилась. И вдруг, буквально перед выходом «Зееадлера» с базы, кайзеровское адмиралтейство отменило операцию. Это было вызвано начавшимся переходом немецкой торговой подводной лодки «Дойчланд» из США, что, естественно, должно было вызвать усиление британской морской блокады «Зееадлером» решили не рисковать. Весь «сценарий» необходимо было создать заново.

После тщательного изучения документов Регистра Ллойда было выбрано новое название для маскировки «Зееадлера». На этот раз остановились на норвежском трехмачтовом барке «Карме», внешне весьма похожем на «Зееадлера» (а также на «Пасс Оф Бальмаха» и «Малетту»). Заново были сфабрикованы все необходимые судовые документы... И снова операция была отменена! В норвежских торговых ведомостях была обнаружена заметка 6 произведенном несколькими днями ранее досмотре британскими властями настоящего «Карме» в Керкуолле (Оркнейские острова). Время было упущено.

Терпению командира фон Лукнера пришел конец. Бравый моряк решил действовать по собственному плану, от которого, впрочем, весьма попахивало авантюрой.

Судну было присвоено название «Ирма». Поскольку качество судовых документов не внушало особого доверия, Лукнер решил имитировать их порчу водой во время шторма (правда, оставалась еще одна проблема — требовался настоящий шторм для подтверждения этой версии). Свой план фон Лукнер разрабатывал втайне от командования — оно было вынуждено утвердить его задним числом.

19 декабря 1916 года. Адмиралтейство отдало приказ: «Зееадлеру» — действовать по собственному усмотрению. Через два дня рейдер под всеми парусами, воспользовавшись попутным южным ветром, двинулся через проходы в минных заграждениях в Северное море.

Зимой Северное море не балует моряков хорошей погодой. 23 декабря начался шторм, быстро перешедший в жестокий ураган, жертвами которого стали несколько английских судов. Но фон Лукнер видел в нем только явный шанс незамеченным проскочить через кольцо блокады. «Зееадлер» нес максимально возможное для такой погоды количество парусов, хотя некоторые из них временами с оглушительным треском разлетались в клочья. Работа с парусами в таких условиях требовала почти фантастической ловкости и отваги. Но, несмотря на это, фон Лукнер продолжал идти через бушующее море, приказав в дополнение к парусам запустить двигатель.

Повернувший на вест-норд-вест ветер гнал «Зееадлер» в Атлантику вокруг северной оконечности Шетландских островов. Казалось, что, воспользовавшись плохой погодой, рейдер проскользнул через кольцо блокады.

С 24 по 25 декабря ветер стих и сменился попутным северным. Между Исландией и Фарерскими островами фон Лукнер проложил курс на юг, в просторы Атлантического океана. На борту уже господствовало напряженное ожидание, когда на горизонте было обнаружено идущее наперерез крупное быстроходное судно. Это был британский вспомогательный крейсер «Эвендж». Несмотря на нейтральный норвежский флаг «Зееадлера», он подал сигнал остановиться предупредительным выстрелом. Фон Лукнер приказал застопорить ход. В течение ближайших минут должна была решиться судьба германского рейдера. На борт поднялась команда в составе двух офицеров и пятнадцати матросов. Начался досмотр, длившийся полтора часа.

Поврежденная штормом ходовая рубка, беспорядок на верхней палубе и в такелаже явно произвели соответствующее впечатление на англичан. Подмоченные «липовые» судовые документы сошли за чистую монету.

Вежливо простившись, англичане покинули борт «Зееадлера». Путь в океан был открыт. Рейдер двинулся на юг — к Мадейре. Началась подготовка к бою — палубный груз, маскирующий орудия, был сброшен за борт. «Зееадлер» начал охоту.

17 января 1917 года между Азорскими островами и Гибралтаром было замечено первое судно — британский пароход «Глэдис Ройл» с 5000 тонн кардифского угля, идущий в Буэнос-Айрес. Несмотря на приказ захватывать только парусные суда, фон Лукнер решил, применив военную хитрость, не упускать и эту добычу.

Продолжая следовать под норвежским флагом, «Зееадлер», приблизившись к неприятельскому судну, запросил его о точном времени по хронометру (знание точного времени необходимо для определения координат по небесным светилам). Когда суда, сбавив ход, сблизились настолько, чтобы можно было сообщить время, на гафеле «Зееадлера» взвился имперский военно-морской флаг. С орудий слетели маскировочные чехлы. Прогремел предупредительный выстрел. Когда «Глэдис Ройл» остановился, на его борт поднялись немецкие моряки. Экипаж был взят в плен, а судно затоплено подрывными зарядами.

На следующий день в ловушку попал британский пароход «Ланди Айленд» с 4500 тонн сахара на борту. Он также был потоплен.

Пользуясь норд-остовым пассатом, «Зееадлер» ушел в экваториальную область между Африкой и Южной Америкой. Здесь он крейсировал до 15 марта. В течение 7 недель, с 21 января по 11 марта 1917 года, было потоплено 9 судов с 4000 тонн ценных грузов: французский барк «Шарль Гуно», канадская трехмачтовая шхуна «Персе», французский четырехмачтовый барк «Антонин», итальянский корабль «Буэнос-Айрес», британский четырехмачтовый барк «Пинмор», канадский барк «Бритиш Йомен», Французские барки«Дюпле» и «Ларошфуко», британский пароход «Хорнгарт».

В связи с этим возникла новая проблема — содержание 263 пленных, от которых фон Лукнер хотел побыстрее избавиться. Когда в районе двадцатого градуса южной широты был захвачен французский трехмачтовый барк «Камбронн», пленные были переправлены на него. Чтобы ограничить скорость барка, были выведены из строя верхние паруса. Теперь на его переход до Рио-де-Жанейро требовалось 10-14 суток, что давало возможность «Зееадлеру» уйти далеко от этого района.

Предоставив «Камбронн» его судьбе, фон Лукнер под всеми парусами направился через Южную Атлантику к мысу Горн, решив перенести район своих операций в Тихий океан. Обогнув мыс Горн, «Зееадлер» в июне 1917 года достиг района Маркизских островов. Здесь, в экваториальной зоне между 140 и 160 градусами долготы, пролегал оживленный судоходный путь из Сан-Франциско в Австралию.

Однако улов рейдера был довольно скромным — до 23 июля были потоплены только три американских парусника: «А.Б.Джонсон», «Р.К.Слейд» и «Манила». Тропическая жара в течение нескольких недель плавания, болезни, острый недостаток пресной воды и отсутствие свежих продуктов создали угрожающую ситуацию для здоровья экипажа. Лукнер принял решение идти к атоллу Мопелия (острова Общества), где рассчитывал пополнить запасы воды, продовольствия и дать отдых измученному экипажу.

... Пройдя через узкий проход среди коралловых рифов, «Зееадлер» стал на якорь в лагуне атолла Мопелия Население острова состояло из трех человек, занятых сбором кокосовых орехов и ловлей черепах для французской компании и практически лишенных связи с внешним миром. Лишь дважды в год на остров приходил французский парусник, забиравший их добычу и снабжавший островитян всем необходимым.

Мягкий здоровый климат, свежая пресная вода, пища, состоявшая из мяса одичавших свиней, черепах, лангустов, рыбы, кокосовых орехов, быстро улучшили состояние здоровья экипажа и пленных.

2 августа .1917 года в 10 часов 30 минут вахтенный подал сигнал тревоги — к атоллу приближалась гигантская приливная волна (это явление не редкость в этих широтах). Была объявлена тревога — парусник, используя машину, должен был как можно быстрее выйти в море через узкий проход в коралловых рифах. Однако, несмотря на отчаянные попытки, двигатель запустить не удалось. Тем временем приливная волна перекатилась через атолл, накрыла судно и швырнула его на рифы. Рейду парусника, протяженностью в 30 000 морских миль и длившемуся 224 дня, пришел конец. Жертвами «Зееадлера» стали 3 парохода и 11 парусников (по другим сведениям, даже 17 судов).

Атолл Мопелия поставил точку на судьбе «Зееадлера», но одиссея его экипажа продолжалась. Фон Лукнер считал, что для него и его команды война еще не закончилась. С пятью членами Экипажа на небольшой шлюпке под парусом он двинулся на запад, рассчитывая на одном из бесчисленных островов Океании захватить какое-нибудь судно и продолжить свою корсарскую деятельность. Но пройдя 2300 миль, на острове Вакайя (архипелаг Фиджи) немецкие моряки попали в плен к новозеландцам.

Жизнь моряков «Зееадлера», оставшихся на Мопелии, также была полна приключений. С проходившего мимо атолла французского парусника «Лютеция» заметили обломки «Зееадлера». Французы отправились на поиски потерпевших кораблекрушение и попали в ловушку. Под командованием старшего офицера «Зееадлера» лейтенанта Клинга «Лютеция» направилась каюстрову Пасхи, чтобы оставить там пленных французских моряков.

И снова неудача! У берегов Пасхи «Лютеция» села на мель, сняться с которой не удалось. Неудачей закончилась и попытка захватить американскую шхуну, стоявшую у берегов острова. Немецкие моряки были интернированы чилийскими властями...

А. Митрофанов

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 4951