Серебряный кабан

01 сентября 2010 года, 00:00

Благодаря находке археолога-любителя у британских ученых появилась возможность уточнить место гибели короля Ричарда III.

Карл Доусон — учитель на пенсии — помогал экспедиции, организованной британским фондом Battlefield Trust и советом графства Лестершир на общественных началах, но именно ему посчастливилось год назад найти маленький (38 миллиметров), изящный серебряный значок, изображающий оскаленного кабана со вздыбленной шерстью. Единственный похожий экземпляр хранится в Британском музее. Руководитель исследований Гленн Форд из Университета Лидса сравнил эту находку с открытием Шлимана. Белый кабан — излюбленный символ Ричарда III, и такие значки, отлитые в серебре, могли украшать доспехи лишь избранных рыцарей этого короля, последнего из династии Плантагенетов и последнего английского монарха, погибшего на поле боя. Известно, что он пал 22 августа 1485 года в сражении на Босвортском поле. Но где в точности произошла битва, положившая конец тридцатилетней Войне Алой и Белой розы, британские ученые спорили несколько десятилетий.

Над Англией прошумело много междоусобиц, но именно Босвортское сражение прославилось благодаря гению  Шекспира, превратившего короля Ричарда во вневременной символ абсолютного зла.

Кровавый навет

В трагедии «Ричард III» главный герой мстит всему человечеству, обозленный на судьбу за свое уродство: «Я, у кого ни роста, ни осанки, / Кому взамен мошенница-природа / Всучила хромоту и кривобокость...» Между тем единственный портрет короля не изображает его горбуном. Может быть, придворный художник льстил? Но вот что не подлежит сомнению, так это невиновность Ричарда в смерти большинства тех, чью кровь потом на него «повесили». На престол Ричард действительно взошел вместо своего племянника Эдуарда V, однако формально ему удалось доказать парламенту, что мальчик был незаконным сыном Эдуарда IV, так что буква закона была соблюдена. Что же касается смерти двух юных племянников, то здесь история темная: в принципе Ричарду их смерть была не очень нужна. Жену свою Анну король любил (кстати, она, вопреки Шекспиру, была не вдовой, а лишь невестой его брата), больше жениться  ни на ком не собирался, и никаких оснований для отравления супруги у него не было. Аристократов, составивших заговор против нового короля, действительно арестовали, но казнили лишь его главу, а остальных простили. Вообще, к мятежникам Ричард, как ни странно, относился с несвойственным той эпохе снисхождением: хотя он и казнил герцогов Гастингса и Бекингема, но простил братьев Стэнли и графа Нортумберленда. Ричард реформировал парламент, ввел суд присяжных (и наказание за попытку оказывать давление на них), замирился с Шотландией, расширил торговлю, покровительствовал искусствам и т. д. Впрочем, не будем вместо черной картины рисовать розовую, главное для нас то, что Ричард не был исчадием ада. Почему же он сделался таковым под пером Великого Барда?

Историю пишут победители. Одержавший победу при Босворте Генрих Тюдор, граф Ричмондский, стал основателем династии, правившей потом в Англии почти 120 лет. Именно Тюдоры были заинтересованы в очернении убитого Ричарда и заплатили многим писакам за соответствующее освещение его царствования. На их удачу один из тех, кому они «заказывали музыку», оказался гением. Шекспир ответил на политический заказ величайшей трагедией, которую до сих пор весьма часто инсценируют. И кому сейчас важно, каким был на самом деле оболганный король Ричард III?

Разбить шатры здесь, на Босвортском поле

Армии сошлись в графстве Лестершир, возле поселения Аптон. Ричард стоял на холме, а Генрих двигался на него с юго-запада. Но на каком холме? В округе их несколько. Хотя впечатляющая мемориальная плита в память о Босвортском сражении издавна стоит на холме Эмбион, поставлена она была наугад. Историки до последних месяцев знали о расположении армий не больше, чем Шекспир. «И вот приказ мой по моим войскам: / Во всю длину развернут будет фронт / Пехотными и конными рядами; / Стрелков на середину мы поставим». Где все это было? Рати в те поры насчитывали совсем мало воинов: приблизительно десять тысяч у Ричарда, еще меньше у Генриха. Битва длилась не более двух часов. Это вам не Бородино! Так что и материальных следов сражения найти было не легче, чем иголку в стоге сена.

Территорию в 7 км2 в течение четырех лет, сантиметр за сантиметром, сканировали металлодетекторами. Вся операция обошлась в миллион фунтов. Армия Ричарда была вооружена последними огнестрельными новинками тогдашней военной техники, правда, они не смогли переломить ход боя, но зато дали археологам зацепку. Свидетельством того, что исследователи близки к цели, стала находка пушечного ядра, а также свинцовых пуль от только что изобретенных мушкетов. Всего на Босвортском поле было обнаружено 28 сферических ядер — такое количество не покажется смехотворным, если учесть, что это больше, чем найдено на всех европейских полях сражений XV–XVI веков, вместе взятых. Кроме того, нашли бургундскую монету, оброненную кем-то из сторонников Генриха, — в его армии было много французов.

Основные находки были сделаны еще в прошлом году, однако археологи держали это в секрете вплоть до окончания всех работ — как объяснил Гленн Форд, опасались наплыва любителей военных сувениров. И вот совсем недавно окружной совет графства Лестершир объявил, что сражение состоялось по обе стороны старой римской дороги Фенн-Лейн, связывавшей Лестер с Атерстоуном, в поле, на котором теперь фермер Алф Оливер выращивает озимую пшеницу (участок был куплен его семьей в 1957 году). Это в трех километрах к юго-западу от того места, которое до сих пор считалось полем битвы и помечено как таковое на карте Google.

Известно, что битва закончилась на берегах болота, однако то поле, Фенн-Хоул, на котором (по характеру разлета ядер) должен был состояться ее последний, самый драматический акт, болотом не является. Впрочем, при подробном гидрографическом исследовании стало ясно, что болото на Фенн-Хоул все-таки было, просто его давным-давно осушили. Хозяин фермы припомнил, что особо дождливым летом хлюпающая суть болота проявляет себя и сейчас, а однажды там утонул трактор его отца. Здесь-то и обнаружился серебряный кабан. Стало быть, именно тут разыгрался последний акт той трагедии.

Видя, что полки сэра Стэнли и графа Нортумберленда изменили присяге (напрасно Ричард проявил к ним некогда снисхождение) и не подчиняются его приказу, король решил определить исход дела в личном поединке с соперником, как бывало в Средние века. Поверх шлема он надел английскую корону — ее потом подняли из грязи, наскоро почистили и уже через несколько часов торжественно водрузили на голову Генриха. Где? Видимо, теперь, когда место битвы определено, нетрудно вычислить, где короновался первый Тюдор: ближайший холм называется Краун-Хилл, но до сих пор никто не задумывался, почему.

Однако мы забежали вперед, а меж тем Ричард, еще не знавший своей судьбы, в окружении преданных ему 800 воинов помчался прямо туда, где развевался бело-зеленый штандарт Генриха. Да, в воинской доблести Ричарду не могли отказать даже его недоброжелатели. И как такое было под силу кривобокому горбуну? Ему удалось прорубиться сквозь неприятельские ряды и даже убить тюдоровского знаменосца, сэра Уильяма Брандона, а знамя бросить на землю. Впрочем, Генриха защитили его телохранители. И тут полк Уильяма Стэнли ударил в тыл королевскому отряду, оттеснив его в болото. Здесь, считают британские исследователи, и обронил своего серебряного борова один из приближенных короля, а лошадь Ричарда завязла в трясине. И именно здесь, на территории фермы Алфа Оливера, были произнесены (если верить Шекспиру) знаменитые слова: «Коня, коня! Полцарства за коня!»

Рубрика: Раскоп
Просмотров: 5877