Погибли за Францию

01 марта 1995 года, 00:00

Публикация Владимира Лобыцына «Белая гвардия: последний приют» в № 1 за 1994 год вызвала немало читательских откликов.

Тема оказалась личной не только для автора, но и для многих читателей.

Во всех письмах читатели предлагают продолжить тему русских во Франции.

Редакция благодарит читателей за отклики и, выполняя их пожелание, предлагает очерк Владимира Лобыцына «Погибли за Францию», написанный по результатам поездки в Париж в мае 1994 года, организованной журналом при содействии Инкомбанка и фирмы «Лайс», откликнувшихся на публикацию «Белая гвардия: последний приют».

Если бы не безупречный асфальт и непривычная придорожная чистота, это пустынное шоссе с густым лесом по обочинам можно было бы принять за подмосковное. Тем более, что неподалеку на выложенной щебнем площадке стоит увенчанная церковной луковкой с православным крестом колонна-обелиск из потемневшего от времени камня. А поодаль, на другой стороне дороги, сквозь лес виднеются уже настоящие купола церкви с колокольней-звонницей в древнерусском стиле...

Так выглядело место, затерявшееся где-то во французской провинции Шампань, о котором я впервые узнал в декабре 1990 года в Париже, листая в книжном киоске «Гид русских во Франции». Тогда меня поразила трогательная надпись на обелиске, запечатленном на фотографии: «Дети Франции! Когда враг будет побежден и вы свободно сможете рвать цветы на этих полях, вспомните о ваших русских братьях — и принесите сюда цветы». В пояснении было сказано, что обелиск установлен в 1917 году в память русских воинов 2-го специального полка. И еще было сказано, что стоит обелиск «анфас» перед русским военным кладбищем в Сент-Илер-ле-Гран, что лежит в 4 километрах к северо-востоку от городка Мурмелон (который, впрочем, тоже «ле-Гран», «большой»). «Гид» информировал также, что на кладбище похоронены 908 русских воинов, погибших в войне 1914 — 1918 гг., 36 советских воинов, погибших в 1941 — 1945 гг. и что на кладбище в 1936 — 37 гг. Альбертом Бенуа построен храм Воскресения.

В нашей литературе, скупо сообщавшей об участии русских войск в 1916 году в боях на Западном фронте, упоминания об этом обелиске я не встретил. И только в 1993 году в журнале «Родина» был помещен материал, перепечатанный из издававшегося в Париже журнала «Часовой», о действиях русского экспедиционного корпуса на французском фронте в 1916 — 18 гг., о русском военном кладбище и храме-памятнике близ Мурмелона. И я, занимаясь русскими военными во Франции, посчитал необходимым самому добраться до этих памятных мест и увидеть все своими глазами.

В мае 1994 года я снова оказался в Париже, куда приехал по приглашению ассоциации, возглавляемой инженером-судостроителем Юрием Алексеевичем Климовым. Зная мой интерес, Юрий Алексеевич представил меня своему парижскому другу, доктору Юрию Вячеславовичу Копылову. Его отец, Вячеслав Иванович, офицер лейб-гвардии Павловского полка воевал на французском фронте в составе русской 3-й особой бригады. Юрий Вячеславович собрал обширный материал об участии русских войск в боях на Западном фронте в 1916 — 18 гг. Познакомившись с этим, зачастую уникальным материалом, я ясно представил себе военную страду русских бригад во Франции, увидел на фотографиях лица воинов, их окопный быт. Оставалось только найти человека с автомобилем, который согласился бы съездить почти за 200 километров и, как выяснилось позже, заплатить за проезд по авто страде шесть раз — туда и обратно.

Таким человеком — мир все-таки полон хорошими людьми! — оказалась приятельница моих родственников Наташа Барановская. И вот рано утром 14 мая синий «Фиат-Типо», называемый своей владелицей «кастрюлькой», ехал на восток от Парижа по направлению к Реймсу, центру провинции Шампань. От него, уже по местной дороге, нам предстояло добраться до Мурмелона и далее — до Сент-Илера.

И вот мы в Реймсе. Он известен своим редкой красоты собором, в котором короновались французские короли и давала клятву освободить Францию Жанна д'Арк. И в первую, и во вторую мировые войны собор сильно пострадал, была утрачена часть его уникальных витражей. Сейчас на месте одной из утраченных частей красуются современные витражи, выполненные по рисункам нашего выдающегося соотечественника Марка Шагала.

Название провинции Шампань знакомо, пожалуй, каждому русскому. То, что это — центр виноделия, сразу видно: во всех магазинах и магазинчиках полно шампанских — то есть местных — вин. И, кроме того, на улицах высятся огромные, в рост человека, сувенирные бутыли наиболее известных сортов шампанского. Они стоят на специальных подставках и возле них — или в обнимку с ними — любят фотографироваться туристы.

Из Реймса мы направились в Мурмелон-ле-Гран — еще чуть более 20 километров. Вокруг расположены многочисленные военные лагеря, издавна находящиеся здесь. В одном из них — Кан-де-Шалон в октябре 1896 года принимал большой парад французских войск русский император Николай I. «Франция может гордиться своей армией!» — сказал император по окончании парада. Не предполагая, что ровно двадцать лет спустя именно на этих полях русская армия будет сражаться, помогая Франции сдержать натиск немецких войск...

Сейчас же, глядя на расстилающиеся вокруг ухоженные поля, покрытые коврами зеленых трав и желтого рапса, на нескончаемые виноградники, аккуратные селения, невозможно себе представить, что эти, дышащие миром и спокойствием, места были ареной кровавых сражений. И только памятники далекой 1-й мировой войны, да щиты-указатели военных музеев напоминают об этом.

Оказалось, что найти русский обелиск и кладбище не так-то просто. Мы останавливали жителей Мурмелона, молодых и старых, и Наташа спрашивала у них дорогу к обелиску. С извинениями нам отвечали, что не знают. Наконец я просто открыл путеводитель с фотографией обелиска, и одна миловидная женщина радостно улыбнулась и показала нам дорогу.

Обелиск мы нашли, но — не наш. Оказалось, что это один из французских. После этого осталось только ехать прямо в полицию, где нам и указали направление на Сент-Илер, к русскому военному кладбищу. Едем, — увидели неприметный указатель, свернули — и справа от дороги нам открылся обелиск с церковной луковкой и крестом, а слева — кладбище и церковь со звонницей...

Оказалось, что, помимо французской надписи на передней грани обелиска, так поразившей меня, сбоку есть краткое пояснение по-русски: «Здесь покоятся русские герои 2-го особого Пехотного полка, павшие в боях и на разведках на секторах D и С». У подножия обелиска — памятная доска, установленная в память своих боевых товарищей членами Союза офицеров экспедиционного корпуса — участников войны на Французском фронте. И живые цветы. Моя спутница подняла с земли новенькую блестящую гильзу от холостого винтовочного патрона...

Как же русские солдаты на третьем году войны, столь тяжелой для самой России, оказались во Франции? Ответ очевиден. Исполняли союзнический долг. По существу же союзники России всегда считали ее людские ресурсы неисчерпаемыми и в моменты кризисов на Западном фронте стремились привлечь к участию в боевых действиях русские войска. Так было еще в начале войны, в период битвы на реке Марне, когда немцы наступали на Париж. Тогда союзники пытались отправить во Францию через Архангельск несколько русских корпусов. Эта идея возникла снова осенью 1915 года, когда военная промышленность Франции оказалась на грани краха из-за нехватки рабочей силы. Для работы на военных заводах пришлось возвращать солдат с фронта — из сильно поредевшей французской армии. И тогда в декабре 1915 года председатель военной комиссии сената Поль Думер отправился в Россию просить 300 тысяч солдат для пополнения французской армии...

И здесь я вынужден сделать отступление, которое не может оставить читателя равнодушным. Поль Думер в мае 1931 года был избран президентом Франции, а ровно через год убит русским эмигрантом Горгуловым. Как же могло случиться, что русский поднял руку на президента страны, дружественной и к старой России, и к России советской, и к России зарубежной, на старика, всех своих четырех сыновей потерявшего на 1-й мировой войне? В различных изданиях истории Франции в изложении советских историков этот трагический эпизод дается предельно кратко: президента убил белогвардеец-эмигрант. Авторов не смущает сразу возникающий вопрос: зачем же белогвардейцу-эмигранту убивать президента страны, гостеприимно принявшей всю русскую эмиграцию?

В воспоминаниях Л.Д.Любимова, в конце 40-х годов вернувшегося на родину, этому событию посвящена целая глава, названная «Выстрел Горгулова». Именно Лев Дмитриевич Любимов был корреспондентом парижской газеты «Возрождение», который от начала до конца освещал на ее страницах «дело Горгулова». К этому первоисточнику, ставшему доступным после преобразования спецхрана бывшей Ленинской библиотеки в отдел русского зарубежья, я и обратился, предполагая найти на страницах «Возрождения» совсем другое, нежели в воспоминаниях советского реэмигранта. Мои предположения подтвердились, и в газете я не нашел ни слова о «врангелевце», «о моральной ответственности верхов эмиграции за выстрел Горгулова», ни глубокой убежденности в непричастности к убийству президента московских чекистов. В газете корреспондент Л.Любимов строго излагал сведения, становившиеся известными в ходе громкого дела, не затушевывая их противоречивости. Любопытно, что нигде не называлось отчество Горгулова и лишь изредка имя — Павел. Многие русские эмигранты откликнулись на призыв дать показания, но, читая их, невольно обращаешь внимание на то, что Павла Горгулова знали многие — и не знал никто. Кто-то знал Горгулова в детстве, кто-то учился с ним в школе или еще до Великой войны служил в армии, а кто-то узнавал в нем чекиста из Ростова-на-Дону, Одессы. Отчество Горгулова прозвучало только раз, когда газета «Правда» опубликовала признание женщины, назвавшейся его матерью. «Узнаю на фотографии своего сына Павла Тимофеевича Горгулова, 37 лет». Правда, женщине, сделавшей заявление, было так много лет, что Горгулов удивился. Он считал свою мать моложе. Но так как письмо было прислано из родной станицы Горгулова, можно думать, что его отчество, как и возраст, организаторы письма не перепутали. Из всего прочитанного в «Возрождении» и дополненного воспоминаниями эмигрантов, знавших Горгулова незадолго до убийства, его история выглядит так.

Павел Тимофеевич Горгулов (1895 — 1932) — казак станицы Лабинской, выпускник военно-фельдшерской школы в Екатеринодаре. В советской истории назывался «белогвардейцем», «белоэмигрантом», однако участником Белого движения ни на каком этапе не был, а в эмиграцию попал из советской России, где был студентом-медиком в Ростове-на-Дону. В конце 1920 года сумел перейти в Польшу, а в 1921 году, уже с польским паспортом, — в Чехословакию. Там он безуспешно пытался получить льготы, выдавая себя за участника Белого движения. Окончил медицинский факультет в Праге, но, работая там гинекологом, в 1930 году был лишен врачебной практики из-за жалобы пациенток, обратившихся в суд-
 
В июле 1930 года, получив временную французскую визу, появился в Париже и начал нелегально практиковать среди русских эмигрантов. Изображал из себя писателя, выступая под одиозным псевдонимом Павел Бред. Написал «Роман казака» и драму «Жизнь доктора Горгулова».

Сам Горгулов утверждал, что убил президента из-за его недостаточно жесткой политики по отношению к Советам, но истинная подоплека его выстрелов на книжной выставке писателей-комбатантов 6 мая 1932 года так и осталась невыясненной. Причастность ОПТУ к организации убийства подтверждена не была, хотя общественное мнение, исходя из древнего принципа: «Кому это выгодно?» считало убийство направленным на уничтожение русской эмиграции и делом рук чекистов.

Русская эмиграция единодушно открестилась от Горгулова. К чести французов никаких враждебных действий по отношению к русским проявлено не было. А парижский чернорабочий Сергей Дмитриев, бывший корнет, участник 1-й мировой и гражданской войн, чтобы смыть позор с русских, покончил с собой, написав перед смертью, что умирает за Францию. Трагическая кончина Сергея Федоровича Дмитриева так потрясла русскую эмиграцию, что, вопреки религиозным правилам в отношении самоубийц, митрополитом Евлогием в главном храме Св. Александра Невского на улице Дарю в Париже была отслужена панихида.

По приговору суда присяжных признанный психически нормальным убийца президента был гильотинирован, доставив напоследок затруднение своим палачам: его шея человека-гиганта не помещалась в гильотине.

Но вернемся к декабрю 1915 года, когда в Россию из Франции прибыл председатель военной комиссии сената Поль Думер. Ему удалось «вырвать» у главнокомандующего русской армией, императора Николая II и его начальника штаба генерала Алексеева согласие «в виде опыта» послать во Францию особую бригаду. В начале 1916 года бригада в составе около 9 тысяч солдат и офицеров была сформирована в Москве и Самаре. Из-за немецких подводных лодок, топивших транспорты союзников в Атлантике, бригада была отправлена с Дальнего Востока, из порта Дайрен, в недалеком прошлом — русского Дальнего, потерянного в результате русско-японской войны.

Французы с восторгом встречали русские войска, приехавшие из далекой России, чтобы спасти их. Вот как описывает встречу русской особой бригады в Марселе 26 апреля 1916 года ее участник, военный агент России во Франции полковник Алексей Алексеевич Игнатьев. «Перед нами открывалась незабываемая картина: со стороны Старого порта... вытягивалась яркая многоцветная лента. Это была наша пехота, покрытая цветами. Впереди полка два солдата несли один грандиозный букет цветов, перед каждым батальоном, каждой ротой тоже несли букеты, на груди каждого офицера — букетики из гвоздики, в дуле каждой винтовки тоже по два, потри цветка... «О, эти наверняка нас спасут!» — слышались громкие рассуждения в толпе. А французский участник встречи, лейтенант Пьер Пети, отметил, что особый фурор произвел медвежонок, сопровождавший русских солдат; мишка, приобретенный ими в Сибири, впоследствии прошел войну на французском фронте и даже вместе с солдатами попал под газовую атаку немцев.

В августе того же года на французский фронт из Архангельска была отправлена еще одна, 3-я особая бригада. Эти две русские бригады и влились в состав французской армии, сражавшейся с немцами в Шампани. Здесь они приняли участие в утомительной позиционной войне восточнее Реймса.

Обычными действиями русских войск были боевые поиски, разведки, дающие свежие данные о противнике французскому командованию. Вот что значит «бои и разведки» на памятном обелиске. А «2-й особый пехотный полк» полковника Дьяконова — один из двух полков 1-й особой бригады генерала Лохвицкого (кстати, родного брата Надежды Александровны и Мирры Александровны Лохвицких: первая из них — известная русская писательница Тэффи, вторая — известная поэтесса Мирра Лохвицкая). 1-я бригада простояла на позициях «на секторах D и С» с июня по октябрь 1916 года. Ее сменила 3-я бригада генерала Марушевского, остававшаяся на позициях до марта 1917 года. 31 января 1917 года немцы выпустили на позиции бригады несколько волн ядовитых газов, отравив более 300 человек, из них 22 — насмерть. За время «боев и разведок» русские бригады потеряли 8 офицеров и более 700 солдат.

Еще тогда французское командование отмечало «неукротимую энергию русской пехоты». И тогда же, в 1917 году, еще до окончания войны, французы установили в Сент-Илер-ле-Гран обелиск в память погибших русских.

Впоследствии неподалеку от памятного обелиска французским правительством было устроено русское воинское кладбище — единственное во Франции (в других местах погибших во Франции русских хоронили на военных участках местных кладбищ или в отдельных могилах). Позже на кладбище хоронили воинов Русского легиона Чести — батальона, составленного из русских, после выхода России из войны по Брестскому миру оставшихся верными союзниче-

скому долгу и продолжавших воевать во французской армии.
В мае 1918 года русский батальон спас положение, не допустив продвижения немцев по шоссе Суассон — Париж. В последней контратаке участвовал даже медицинский персонал, и из 150 человек, принявших в ней участие, в живых осталось 40. С этого момента русский батальон стал именоваться Русским легионом Чести и под этим именем вошел в неизвестную нам историю 1-й мировой войны, заканчивавшейся ранее для нас Брестским миром.

Летом 1934 года возникший во Франции Союз офицеров русского экспедиционного корпуса приобрел рядом с кладбищем участок земли, на котором было решено построить храм-памятник. Его проект создал Альберт Александрович Бенуа (1888 — 1960), представитель славной династии русских художников, архитекторов, искусствоведов. В апреле 1936 года храм во имя Воскресения Христова был заложен, а 16 мая 1937 года освящен митрополитом Евлогием.

Купола этого храма: золотой — над колокольней и синий — над церковью — и виднеются сквозь лес неподалеку от памятного обелиска. Храм построен по типу новгородско-псковских церквей XV века, который чуть позже, в 1938 — 39 годах Бенуа использует и для храма Успения Божьей Матери на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем. Очень красива чуть сужающаяся кверху колокольня-звонница, белой стрелой возносящаяся к небу. На стене золотой смальтой выложена надпись по-французски: «Русским солдатам, павшим на поле славы во Франции в 1916 — 1918».

Внутри храм украшен древнерусской росписью, выполненной самим Бенуа, которому помогала его жена Маргарита Александровна. На стенах изображены четыре герба: московский, киевский, новгородский и владимирский. Под гербами — мраморные доски в память погибших русских воинов, покоящихся на кладбище. Здесь же — небольшой музейный раздел: макет местности возле деревни Оберив, на которой происходили «бои и разведки» русских особых бригад, боевые награды русским полкам от французского командования, военные реликвии. А над иконостасом — надпись по-славянски из Евангелия от Иоанна, так подходящая к этому русскому памятнику на французской земле: «Больше сея любви никто же имать, да кто душу свою положит за други своя».

Справа от входа в храм, на большом участке, обнесенном сетчатой оградой, расположилось русское воинское кладбище. Одинаковые серые кресты, выстроенные в шеренги. И на каждом — надпись: «Погиб за Францию». И такие знакомые имена и фамилии: Акимов Александр, Бачков Иван, Дуло Савелий, Даниленко Тимофей... Отдельная шеренга крестов с одинаковой надписью: «Неизвестный русский солдат».

Помимо отдельных могил с крестами — братская могила 426 русских солдат. Памятник на ней — пирамида, столь знакомая по воинским могилам на наших кладбищах, только наверху вместо привычной звезды — крест. Посаженный у памятника куст терновника так вырос, что закрывает надпись. Кладбище посещается редко, и потому ступать приходится по сплошному ковру маргариток. Но раз в году, в мае, когда отмечается очередная годовщина прибытия русских войск во Францию, в Сент-Илер съезжается много людей, главным образом, потомков воинов русского экспедиционного корпуса и Русского легиона Чести. И тогда в храме устраивается большая поминальная служба по русским воинам, погибшим за Францию.

Когда, осматривая кладбище, выходишь к отдельно стоящей шеренге крестов, на память невольно приходят слова печальной и мудрой песни: «Спите себе, братцы, — все придет опять: новые родятся командиры, новые солдаты будут получать вечные казенные квартиры...» Действительно, все повторилось: за первой — вторая мировая война, те же враги и — новая шеренга крестов. Под ними упокоились новые русские солдаты — советские граждане, военной судьбой занесенные во Францию, сражавшиеся там с фашизмом и погибшие. На всех 36 крестах написано: «Погиб за Родину». Фамилии наших соотечественников еще можно разобрать, но имена... Что могут значить Rvaron, Volsni, Miscoe, Mantzo? Разве что в «Miscoe» отдаленно звучит «Мишка». Ивдруг — среди этой сумятицы имен и фамилий ясное и чистое: «Сергеенко Катя, советский солдат». И как у всех — Погибла за Родину». Как же далеко от родного дома занесло Катю! И какая из бесчисленных русских Катюш нашла здесь свой последний приют?

Далеко от России русское воинское кладбище в Сент-Илер-ле-Гран, где нашли вечный покой русские солдаты, погибшие за Францию. И вечной благодарностью им остались слова маршала Фоша: «Тому, что Франция не оказалась стертой с карты Европы, мы обязаны прежде всего России».

И мы вправе этим гордиться.

Сент-Илер-ле-Гран — Париж

Рубрика: Без рубрики
Ключевые слова: эмигранты во Франции
Просмотров: 8215