Про черный день

01 июля 2010 года, 00:00

36 часов продолжался пожар на нефтяной платформе Deepwater Horizon, затонувшей 22 апреля в Мексиканском заливе. В середине мая спасателям удалось подсоединить насосы к поврежденному трубопроводу от подводной скважины. На снимке: на буровом судне Discoverer Enterprise сжигают попутный газ, поступающий из глубоководной скважины. Фото: AP/FOTOLINK

Прямой и косвенный ущерб аварии на нефтяной платформе Deepwater Horizon подсчитать нетрудно – гораздо труднее оценить ее гуманитарные последствия, которые по своим масштабам явно превзойдут экономические потери.

Мексиканский залив стал районом одного из самых крупных экологических бедствий за всю историю человечества. Оно затмило крушение танкера Exxon Valdez в 1989 году, которое с тех пор удерживало в этом разряде мрачное первенство. Тогда нефть разлилась у скалистых берегов Аляски, где мало кто живет и мало что ловится. Теперь же беда случилась в заливе, воды которого богаты промысловой рыбой, устрицами и креветками, по берегам его гнездятся редчайшие птицы, на его пляжах отдыхает множество туристов, а морские черепахи выползают на них посмотреть. Уроженка Луизианы Роксанна Перес с детства проводила большую часть времени на борту отцовского баркаса. Отец научил ее всему, что должен уметь рыбак. «Мы готовились к началу сезона активного лова, — говорит Роксанна. — А оказались на мели. Правительство дает мне несколько сотен долларов в качестве пособия по безработице и продуктовые карточки. Как долго это продлится, никто не знает. Может быть, рыбу здесь больше не будут добывать никогда».

Барак Обама назвал рыболовный промысел движителем всей экономической жизни Луизианы. Штат поставляет на рынок треть всех потребляемых в США морепродуктов, а годовой доход штата от этого бизнеса оценивается в 2,4 миллиарда долларов в год. И вот теперь морское рыболовство в Луизиане остановлено: Роксанне Перес, как и тысячам других рыбаков, запретили выход в море. С голода они не умрут: им платят пособия по безработице. Кроме того, эксплуатировавшая злополучную платформу компания British Petroleum ежемесячно выписывает каждому владельцу лицензии на рыбную или устричную ловлю чек на 5000 долларов. Выплаты должны производиться до возобновления промысла. А когда он возобновится, если нефть не только покрыла поверхность залива, но и тяжелыми пластами легла на дно?

Оседая на дно, нефть уничтожает устричные рифы, расположившиеся и рядом с берегом, и в открытом море, там, где глубина не превышает нескольких метров. Устрицы строили их веками. Во время отливов устричные рифы оголяются, и тогда на них находят корм птицы, а сами устрицы уходят вглубь. Одновременно эти рифы служат естественной преградой на пути штормов. Тех самых, которые, если не встречают преграды, размывают почву в низких местах на побережье, уничтожая естественную среду обитания птиц и земноводных. Устричные рифы — самое уязвимое звено всей экологической цепочки и предмет наибольшего беспокойства экологов. В последние десятилетия из-за загрязнения окружающей среды сеть этих рифов сократилась уже на 85%.

Отдаленные последствия нефтяного ЧП могут быть еще страшнее. Дело в том, что как раз весной устрицы дают потомство. Миллионы крохотных моллюсков появляются на рифах, откуда и отправляются в плавание — до тех пор, пока им не удается зацепиться и обрести пристанище на другой подводной возвышенности. Разлившаяся нефть может погубить их, а вместе с ними погибнет и устричный промысел в целом.

Генеральную уборку — в три года!

24 марта 1989 года танкер «Эксон Валдез» (Exxon Valdez) сел на мель у рифа Блай неподалеку от берега Аляски. Около 40 000 тонн нефти вылилось из пробоины и дошло до побережья, а собрать удалось менее 10%. Около 2000 километров береговой линии было покрыто нефтью. Погибли 20 касаток, 250 000 морских птиц, 28 000 каланов и 300 тюленей. Работы по очистке берега длились несколько лет: Береговая охрана США заявила об их окончании только в июне 1992 года. В общей сложности на очистку было израсходовано 2,2 миллиарда долларов. На реабилитацию исторических памятников пострадавшей зоны потребовалось более 5 миллионов долларов, на наблюдение и восстановление популяции орланов — 2 миллиона долларов, бакланов — 0,6 миллиона долларов, на восстановление популяции устриц — 1,2 миллиона долларов, трески — 1,3 миллиона долларов, моллюсков — 3,9 миллиона долларов, морских беспозвоночных — 29 миллионов долларов, тихоокеанской сельди — 16 миллионов долларов, лосося — 49 миллионов долларов, морских львов — 7,8 миллиона долларов, каланов — 7,2 миллиона долларов, касаток — 1,9 миллиона долларов. Кроме того, 3,2 миллиона долларов ушло на поддержку туризма и более 5,9 миллиона долларов — в помощь местному рыболовству.

Очистить каждое дерево

Но берега Мексиканского залива — это не только рыбацкие пристани и устричные фермы. Это еще и заповедники, и мангровые заросли, которые занимают 2000 км2 побережья в штатах Луизиана, Техас и Флорида. Эти заросли — естественный питомник для устриц, рыбы, лангустов и птиц, обитающих в этих местах, а еще они, как и устричные рифы, защищают берег от ураганов и штормов, которые ежегодно обрушиваются на него с июня по ноябрь.

«Нефть их убьет, — говорил еще в конце мая Джерри Лоренс, морской биолог и директор исследовательской станции в Одубоне (Флорида). — Рыба исчезнет из этих мест. Птицы не смогут больше находить здесь пищу. А те из них, которые прикоснутся к нефтяным пятнам, больше не смогут взлететь». Разлив нефти приведет к загрязнению тех участков, где откладывают яйца пять видов морских черепах, где питается коричневый пеликан. В прошлом году пеликан (украшающий герб штата Луизиана) был исключен из списка исчезающих видов, но после этой катастрофы может снова туда вернуться.

Очистить мангровые заросли, растущие в несколько раз медленнее, чем деревья на суше, от тяжелой и вязкой нефти невозможно. «Люди просто не смогут подобраться к этим деревьям, которые тесно переплелись между собой, — говорит Жиль Бокен, французский экотоксиколог. — Кроме того, их очень много — это сотни миллионов деревьев».

Испуганные навсегда

Наконец, серьезный экономический ущерб авария на Deepwater Horizon нанесет и туристической индустрии Юга США. Гольфстрим, проходящий вблизи берегов Северной Каролины и Виргинии, уже к середине лета может донести нефтяные пятна и сюда. А эти части побережья — излюбленные места летнего отдыха миллионов американцев.

«Сам факт, что мы сейчас обсуждаем возможность появления нефтяных пятен в Виргинии, чудовищен, — говорил еще в конце мая Майкл Тидуэлл, руководитель станции по изучению климата в Чесапикском заливе. — Нам остается уповать только на Всевышнего, чтобы не произошло катастрофы, которая угрожает уже не только побережью, но и всей стране».

Губернатор Калифорнии Арнольд Шварценеггер всегда был горячим сторонником нефтедобычи на Тихоокеанском шельфе. По его расчету, калифорнийские скважины должны были приносить в казну штата 100 миллионов долларов ежегодно.

Но уже 3 мая, через две недели после аварии, он радикально сменил амплуа: «Включаешь телевизор, видишь это страшное бедствие и говоришь себе: «Почему мы должны идти на такой риск?» Губернатор-кинозвезда пообещал найти другие способы заработать 100 миллионов (которых Калифорнии действительно очень не хватает) и заявил, что власти штата больше не будут поддерживать буровые работы в море.

Похоже, что и американская общественность их больше не поддерживает, несмотря на то что месторождения Мексиканского залива, по оценке исполнительного директора BP Тони Хейворда, покрывают почти 30% производства нефти в США.

С мира по волосу

Точнее всех настроение подавляющего большинства американцев в разгар трагических событий в Мексиканском заливе выразил некто Джон Кенни из Мэдисона в письме в газету «Нью-Йорк таймс»: «Взрыв на нефтедобывающей платформе в Луизиане и неконтролируемый разлив нефти — угроза не только для жителей побережья. Эта катастрофа становится смертельной угрозой для всей нашей и без того шаткой экономики. Это звонок тем законодателям, которые ничего не сделали, чтобы предотвратить зависимость от «грязного топлива», хотя об этой опасности годами предупреждали эксперты по охране окружающей среды и энергетики. Наше поколение должно объявить поиск альтернативных видов энергии ключевой задачей Америки».

Но апокалиптические прогнозы не парализовали активности простых американцев. Они не только писали в газеты. Многие из них своими руками устраняли последствия катастрофы: тысячи добровольцев работали на берегу и вдали от него.

Скажем, парикмахер Стефани Кейли из Денвера, как и ее коллеги, собирала состриженные волосы клиентов. Их складывали в специальные контейнеры и отправляли по почте благотворительной некоммерческой организации Matter of Trust в Сан-Франциско. Живущая на гранты, эта структура обратилась к согражданам с призывом присылать ей человеческие волосы, шерсть животных, мех и другое натуральное сырье того же рода. Американцы откликнулись с большим воодушевлением: только за три недели с момента разлива нефти Matter of Trust получила 1500 тонн подобных материалов. Ими набивали похожие на огромные сосиски мешки и многометровые маты, которые потом доставляли на побережье Мексиканского залива, где из них собирали заграждения, не только задерживающие, но и впитывающие нефть.

Почему именно волосы? «Этот натуральный продукт не наносит никакого вреда ни окружающей среде, ни людям, которые его используют, — поясняла одна из руководителей и основателей компании Лиза Крейг Готье. — Он гораздо лучше, чем стекловолокно и все синтетические материалы. Набитые волосами и шерстью подушки впитывают нефть, которую потом можно откачать, а подушки использовать вновь и вновь».

Парикмахерские для собак не отставали от салонов для людей. PETCO, крупнейшая компания США, специализирующаяся на медицинских и косметических услугах для животных, обязала тысячу своих салонов по всей стране отправлять собачью шерсть в район катастрофы. Некоторые заведения, чтобы привлечь как можно больше клиентов и собрать с животных как можно больше шерсти, по выходным стригли собак бесплатно.

«В субботу я весь день буду упаковывать шерсть и отправлять ее в Луизиану, — делилась в конце мая с автором этих строк своими планами Ингрид Сельсер, доброволец из городка Нэплз во Флориде. — Если нефть дойдет до Майами, мы станем возить мешки туда. Не дай бог, конечно! Если это случится, наши прекрасные песчаные пляжи превратятся в грязную лужу».

События в Мексиканском заливе — хороший урок для тех нефтедобывающих стран, которые заботятся о сохранении природы. Катастрофа заставит правительства пересмотреть свои взгляды на добычу нефти из моря. Американский Белый дом уже готовит проект закона, предусматривающего усиление ответственности нефтяных компаний. Вместе с тем опыт США показывает, что обычные люди в информационно открытом обществе могут сделать очень много, как это сделали тысячи американских добровольцев.

Ключевые слова: нефть
Просмотров: 6436