Новые страницы истории экспедиции Лаперуза

01 марта 1962 года, 00:00

Все готово к отплытию. Доставлены на борт припасы, осмотрены и испытаны снасти, сделаны последние указания. На рассвете корабли французской экспедиционной эскадры покинут берега Камчатки.

А сейчас ночь. Осенний туман затопил чашу Авачинского залива, погасил редкие береговые огоньки и звезды холодного неба.

Уединившись в каюте, командор экспедиции граф Жан Франсуа Лаперуз склонился над картой... Долгие месяцы его скитаний легли на карту тонкой извилистой линией. Больше двух лет назад, 1 августа 1785 года, прощальный салют береговых батарей Бреста проводил фрегаты «Буссоль» и «Астролябия» в кругосветное плавание. Снаряженная эскадра должна обследовать тихоокеанские побережья Америки и Азии, острова Океании. Открытием новых земель в Тихом океане предполагалось укрепить морской престиж Франции. И если Лаперузу будет сопутствовать успех, то экспедиция — по научным и политическим итогам — должна превзойти достижения Джеймса Кука, прославленного мореплавателя Англии.

Двадцать пять месяцев плавания позади. Выполнена пока лишь часть обширной программы. Эскадре Лаперуза предстоит большое плавание к островам тропической Океании, а потом можно возвратиться в родную Францию...

Незаметно промелькнули недели отдыха в Петропавловской гавани. Французские моряки неожиданно встретили здесь, на глухой окраине России, радушный сердечный прием. Их хлебосольно угощали, помогли им в ремонте и оснастке кораблей, безвозмездно снабдили большим запасом провианта и топлива на дальнейший путь. Здесь, в Петропавловске, французы и русские шумно отпраздновали получение королевского указа о награждении Лаперуза чином адмирала и званием командора экспедиции. Французские и русские пушки салютовали в честь самого молодого адмирала Франции. Лаперуз записал в журнале: «Я уверен, что нигде и никогда не было оказано большего гостеприимства, чем нам».

И вот до отплытия всего несколько часов. Придвинув свечу ближе к бумаге, Лаперуз пишет письма во Францию, извещая морского министра маршала де Кастри и старых флотских друзей о делах экспедиции. И еще одно письмо пишет Лаперуз — в Петербург, к полномочному послу Франции при русском дворе, графу Людовику Филиппу де Сегюру:

«Господин граф!
Господин Лессепс, которого я имею честь адресовать Вам и которому я вручил мои пакеты для господина маршала де Кастри, расскажет Вам о нашем прибытии на Камчатку после долгого и тяжелого плавания. В ходе этого путешествия мы все еще подбирали колосья после обильной жатвы капитана Кука. Если бы мне было позволено объясниться более подробно, я не упустил бы ни малейшего события из нашего путешествия, но я могу отдавать отчет обо всем только маршалу де Кастри. Наша экспедиция представляет чисто научный интерес для всех морских наций Европы и только для России имеет реальную практическую пользу.

...Самый счастливый случай позволил мне встретить в Петропавловске господина Козлова-Угреина, правителя Охотска, совершившего в юности большое путешествие по северному краю и отлично знающего почти все побережье Камчатки. Я не мог бы в моей собственной стране, у моих лучших друзей, встретить более теплого приема, чем здесь, на Камчатке. У русских не было никакого приказа, касающегося нас, но они знали, что моряки являются гражданами всего мира. Для них было бы невозможно принять и своих соотечественников с большим гостеприимством, чем нас. Любая помощь, которую может дать эта отдаленная провинция России, была предоставлена нам в довольном количестве и с нас не взяли какой-либо платы.

...Если комендант Охотска господин Козлов-Угреин, правитель Камчатской провинции капитан Шмалев и комендант Петропавловска лейтенант Хабаров заслужат какое-либо награждение от русского двора за помощь, оказанную нам, — Вы окажете мне и всем участникам экспедиции самую великую услугу».

Под письмом стоит дата: «25 сентября 1787 года».
Фрегаты Лаперуза не достигли берегов Франции, флотилия пропала без вести. И лишь сорок лет спустя — в 1828 году — по останкам корабельного снаряжения с фрегатов «Буссоль» и «Астролябия», обнаруженным экспедициями Дюмон-Дюрвиля и Диллона на острове Ваникоро (в группе островов Санта-Крус к северо-востоку от Австралии) и по сбивчивым рассказам островитян мир узнал о трагическом финале экспедиции Лаперуза.

...Ровно год потребуется Лессепсу на путешествие с Камчатки через Сибирь в Петербург. В октябре 1788-го явится он в особняк французского посольства и вручит графу Сегюру письмо.

И вот 175 лет спустя этот документ, обнаруженный в Архиве Ленинградского отделения Института истории, воссоздает перед нами одну из страниц путешествия Лаперуза в эпоху великих географических открытий, один из эпизодов франко-русского сотрудничества.

Это письмо Лаперуза не единственный документ, рассказывающий о пребывании французской эскадры у берегов Камчатки.

Документы, хранящиеся в архивах СССР, дополняют известные уже сведения о пребывании экспедиции Лаперуза на Камчатке, подчеркивают дружественность отношений, установившихся в те дни между русским населением Петропавловска и французскими моряками. Эти документы лишний раз подтверждают старую истину о том, что в деле познания, как и во всяком другом созидательном труде, народы различных стран легче находят пути к сотрудничеству» миру и прогрессу.

Р. Овчинников

Рубрика: Без рубрики
Ключевые слова: Лаперуз
Просмотров: 5056