Лавы Толбачика

01 марта 1962 года, 00:00

Осенью я и мои товарищ альпинист отправились к известному на Камчатке вулкану Толбачик посмотреть на его удивительные, волнистые, или, как их еще называют, «канатные», лавы.

Лава покрыла землю тяжелой броней, достигавшей шести-семи метров толщины. Семьсот пятьдесят квадратных километров пространства, некогда покрытого лесом, лежало под каменным панцирем. Остывая, лава собиралась в складки, трескалась. Холмы ее походили на черепах, широкие трещины напоминали каналы.

Поток лавы тек, как река, — не приходилось напрягать воображение, чтобы представить себе это. Вот корка, свернутая в трубу, — теперь она смахивала на жерло мортиры. Вот сквозная полость в лаве — тестообразную массу вспучивало газами, и они выдували такие полости и пустоты.

Вдали сверкал рафинадно-синий, в снежных позументах Толбачик — альма-матер всех этих диковин. Он действительно выглядел красавцем в своем белом убранстве на фоне оплавленных до черноты, почти обсидианового блеска лав, на фоне осеннего багрянца тайги, что необозримо простерлась справа и слева от кекуров.

— Посмотри, что это такое, — сказал мой товарищ. — Похоже на отпечаток дерева.

И верно: на выпуклой каменной волне явственно виден двухметровый отпечаток древесного ствола. Когда-то здесь потоком подшибло дерево, оно упало и, прежде чем успело испепелиться, оставило на веки-вечные великолепный оттиск коры.

Казалось, что мы нашли нечто из ряда вон выходящее. Между тем Марк Твен уже писал, что, путешествуя по острову Гавайя, он видел в одном месте лаву, которая хлынула в незапамятные времена на кокосовую рощу и сожгла ее дотла. Но роща оставила о себе память: там, где были стволы пальм, в лаве образовались цилиндрические отверстия, а стенки отверстий сохранили четкий рисунок коры. Все сучья, ветки и даже плоды запечатлелись на лаве «словно для того, чтобы грядущий охотник до курьезов природы мог впоследствии любоваться этими оттисками.

Кстати, я вспомнил, что вычитал в отчете известного зоолога П.Ю. Шмидта, проходившего по этой застывшей лаве в 1908 году, будто жители села Толбачик рассказывали об одной местной достопримечательности, посмотреть которую ему не удалось из-за отсутствия лошадей и проводника.

«Несколько ниже по реке Озерной, — писал П.Ю. Шмидт, — в нее впадает речка Кинцалха, которая не замерзает зимою, вероятно... из-за обилия ключей. Там... находится озеро,  представляющее собою расширение реки, и в нем видны на дне вертикально стоящие деревья («окаменелые», как утверждают некоторые), как бы подводный лес. По мнению старосты, эти подводные деревья были сдвинуты в реку лавовым потоком при  извержении».

Но найти это озеро нам не удалось. Сейчас меня интересовала другая достопримечательность местных лав — пещеры. В одной из таких пещер (точнее, тоннелей) жили, как говорят, первобытные камчадалы. Поэтому я не пропускал ни одного подозрительного углубления в лаве. Пещеры попадались, но — увы — все они имели вид медвежьих берлог.

...Возвращались мы по другому краю кекуров, в некотором удалении от рощицы трепетных березок, куда нам предстояло свернуть. И опять чуть ли не на каждом шагу встречались каменные диковины: то необычные завитки лавы, то вздутие, напоминавшее избушку с карнизом из окаменелых сосулек, то крутые лавопады. Они, эти лавопады, застыли в виде литых струй либо свились в фантастические каменные канаты.

Покидая эти места, я дал себе слово вернуться сюда, чтобы найти каменный подводный лес, чтобы проникнуть в тоннель, которому, говорят, и конца не видно. В общем чтобы побродить вволю по этим неповторимым склонам.

Рубрика: Без рубрики
Ключевые слова: вулканы, Камчатка
Просмотров: 4704