Сила чилийского кипариса

01 сентября 1991 года, 00:00

В шесть вечера из туманной океанской дали явилось огромное неуклюжее судно «Форест Эсмеральда». Чем ближе подходило оно, тем более зловещей казалась его черная окраска. Словно огромное чудовище, подошло оно к берегу, с грохотом бросило якоря в Пуэрто-Монте и замолкло, вызвав разные толки у завсегдатаев портовых кабачков. Таких судов здесь еще, кажется, не бывало. А это приходило уже второй раз.

В тот же час по центральной улице города шла живописная группа иностранцев, только что прибывших в Чили. Разные это были люди—американцы, швейцарцы, англичане, канадцы. И одеты они были по-разному: кто в спортивной одежде, кто в строгом костюме. Их всех объединяло одно — любовь к природе. Они были экологи.

А в Чили приехали с единственной целью — организовать фонд защиты самого древнего, а значит, и самого священного дерева планеты, чилийского кипариса. Только здесь, в Чили, вблизи фиорда Кагуэльмо, сохранились последние в мире нетронутые долины, где пока еще растет это редкое дерево.

К сожалению, над уникальными деревьями человек уже занес топор. Что делать, есть люди, которые смотрят на природу только глазами потребителей. Для них даже величественный кипарисовый лес выглядит всего лишь жалким источником производства щепы и древесины... Именно за щепой, как быстро выяснилось, и прибыло черное судно.

Первый его приход запомнился в Чили многим. Тогда буквально гудел весь город—день и ночь грузовики, до верха наполненные щепой, курсировали между лесом и портом и, освободившись от груза, спешили обратно в лес, где вовсю работала установка по выработке щепы. Но в порту не успевал вырасти холм из душистой щепы — ее тут же по конвейеру перегружали в безмерное чрево судна. Столько времени работали грузовики — и все было мало, они никак не могли насытить гиганта, в трюме которого едва поспевал большой бульдозер — он утрамбовывал груз.

Когда местные экологи спохватились, было уже поздно!..
На этот раз, как решили любители природы, приход черного монстра не должен был завершиться безнаказанно для дельцов из транснациональной корпорации «Марк Рич и К°».
Своим штабом экологи поначалу выбрали кафе «Сентраль». Сюда мог войти каждый желающий, здесь сообща разрабатывалась международная программа совместных действий.

Командование операцией взял на себя Рик Клейн, человек с безупречной репутацией. Он пятнадцать лет работал лесничим в заповеднике Гауютуэ, где был совершенно очарован неповторимым южным лесом. Особенно тем, что растет под мягкой тенью кипарисов. В чем же сила чилийского кипариса?

— Кипарис, — восторженно объяснит любому Рик Клейн, — само совершенство. Я убежден, что это самая лучшая форма жизни на всей планете. А вы задумайтесь только— дерево достигает гигантской высоты, живет долго и в течение всей жизни растет! Я, например, никогда не видел кипариса с засохшей вершиной.

Вблизи города Ла-Уньон исследователи нашли пень, по срезу которого определили возраст гиганта—более пяти тысяч лет. В Чили известны настоящие кладбища кипарисов. Там от больших деревьев, может быть, самых высоких и многолетних, какие вообще когда-либо существовали, остались лишь Полуобгорелые пни. Деревья эти погибли не сами. Их убили! Убили колонизаторы, расчищавшие леса под плантации, Ни топором, ни пилой кипарис, как известно, не одолеть, поэтому его прежде только жгли...

Пока бригадиры в желтых касках, вооруженные радиопередатчиками, готовились к загрузке черного судна, экологи, разделившись на группы, отправились в лес. Кагуэльмо — замечательнейшее место на чилийском побережье, оно сравнимо разве что с норвежскими фиордами. Те же затопленные морем речные долины, прямо у кромки воды начинается лес.

Здесь, откликнувшись на зов чилийского кипариса, и раскинули свой лагерь экологи. Рядом горячие источники, в которых можно купаться в любую погоду. Чуть выше родники с кристальной водой. Неделя пролетела как один день. За это время появились неплохие результаты обследования прибрежных склонов. Получены данные по энтомологии, ботанике, геологии.

В последнюю ночь у костра на разных языках звучали слова клятвы — «Защитим чилийский кипарис от хищников».

Экологи решили собрать по всему миру пожертвования и купить этот лес! Купить, чтобы создать здесь «Всемирный интернациональный парк» природных ресурсов. И подарить его человечеству. Пожертвования начали поступать тут же в лесу. Феликс Дуран, старший сержант службы карабинеров, подарил два самородка золота.

— То, что вы делаете, — сказал он, — стоит больше, чем золото. К чему богатства, если мир превратится в пустыню?

...А тем временем загрузка черного чудовища в порту подходила к концу.

Сантьяго

Владислав Михайловский

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 3271