Боробудур — мир земли и духа

01 февраля 1998 года, 00:00

Боробудур — мир земли и духа

В конце VIII века десятки тысяч человек в течение почти  80 лет возводили на острове Ява Боробудур,  самое  крупное  буддийское святилище. Его высота — 34 метра, на его возведение пошло более 55 тысяч кубических метров камня. Храм построен на холме и вокруг холма. Террасы, ступени, образуя спиральные ярусы, слагаются в величественную пирамиду. Пять нижних террас символизируют мир Земли, три верхних — мир Духа. Боробудур — это символ мироздания, в котором объединены Небо и Земля. Более 500 статуй Будды создали древние ваятели.

Спустя несколько веков после возведения храм пришел в запустение. Лишь в 1814 году англичанин сэр Стэмфорд Раффлз — губернатор Явы и будущий основатель Сингапура, узнав от местного китайца о «мертвом каменном городе», нашел эти развалины. Каменный холм оказался подлинным сокровищем, но полностью восстановить его Раффлз не успел.

Только с помощью ЮНЕСКО в конце 60-х годов нашего столетия начались интенсивные работы по реконструкции памятника. Было разобрано 26 тысяч кубометров камня, вытесано 5 тысяч новых каменных фрагментов. В 1983 году Боробудур родился во второй раз.

...Он возник как видение, этот каменный великан — Боробудур. Прошли века, а паломники и туристы снова и снова проходят путь в пять километров по террасам-ступеням, поднимаясь на самый верх, как бы переходя из земной сферы в небесную.

Но сначала — увы, прозы жизни не избежать — надо купить билет и квитанцию на право фотографировать. Я присоединилась к небольшой группе туристов. Мне понравился дружелюбный гид — яванец с почти голливудской улыбкой. Одет он был в традиционный саронг — юбку длиной до щиколоток, батиковую рубашку с длинными рукавами, а на голове — бархатная черная шапочка «пичи».

Возможно, именно в этот момент буддийские монахи постигают великую идею нирваны.Последний взгляд на Боробудур снизу. Он кажется сплошной каменной пирамидой, а на самом деле как бы надет на холм. Террасы, ступени, ниши, поднимаясь ряд за рядом по склонам холма, образуют гигантскую пирамиду, которая заканчивается колоколообразной ступой, устремившей шпиль в облака. Вокруг — ярко-зеленая равнина, покрытая рисовыми полями и пальмовыми рощами, а вдалеке на горизонте — голубой конус вулкана Мерпати.

Вслед за нашим гидом Амином мы начали подниматься справа налево по кругу, с террасы на террасу. Кстати, на всем пути мы поворачивали только налево: поворот направо означает обращение к злу. Кругом — барельефы — сцены из жизни Будды и иллюстрации к его учению. Это настоящая энциклопедия буддизма, только каменная. Рассматривая барельефы, забываешь даже о жаре, которая подкрадывается со всех сторон и душит тебя.

— Храм состоит более чем из двух миллионов каменных плит, — довольно монотонно рассказывает Амин. Видимо, и на него действует палящее солнце. — Когда возводили храм, строители не знали извести и цемента. Они плотно укладывали камень к камню, соединяя выступ одного камня с выемкой другого.

—  Глядя на барельефы, — продолжает Амин, — вы узнаете не только о жизни самого великого Будды — Сиддхартха Гаута-мы, но и о давней жизни простых яванцев. Обратите внимание: вот сцена работы в поле, вот семья, танцоры, корабли в бурю...

Витой коридор ведет нас наверх. В небольших нишах — статуи сидящего Будды, который, скрестив ноги, молитвенно сложил руки на груди и в глубокой задумчивости полуприкрыл глаза. Их позы будто говорят: «Все вокруг — недостойно нас, все — суета».

— На каждой стороне Будда сидит в определенной позе, — слышу голос Амина. — На востоке его руки касаются земли, на юге — молитвенно вздымаются вверх, на западе — сложены на груди, на севере — левая рука опущена на колено, а правая воздета в умиротворяющем жесте.

Чем ближе к небесам, тем нестерпимей становится жара — ревнивый страж Боробудура, не желающий пускать сюда незванных чужеземцев. Не без труда, но мы все-таки дошли до самого верха. Закончились галереи. Кругом — каменные «колокола». По компетентному мнению Амина, их здесь 72. Чья-то искусная рука сделала множество квадратов-отверстий в каждом колоколе. Сквозь них отчетливо видны статуи Будды.

— Пройдите к особой статуе, — приглашает Амин. — Существует примета: если загадать желание и коснуться носа или руки этого Будды, оно обязательно сбудется.

От самого упитанного человека в нашей группе — пожилого немца — я никак не ожидала подобной прыти. Он первым попытался втиснуться в ступу и дотянуться до священного Будды. Для него это оказалось непосильной задачей.

Во все щели ступы было воткнуто множество священных палочек. На большом платке, разостланном тут же, лежали деньги — пожертвования туристов и паломников. Рядом стоял важный старичок-сторож. Я невольно подумала: наверное, ему неплохо живется под таким покровительством...

Мы подошли к единственному месту, где Будда не был защищен колоколом. Его статуя просматривалась со всех сторон и оттого выглядела загадочной и впечатляющей.

Стоя на самом верху каменного храма, я вспомнила, что нижнюю часть его мы так и не увидели.
— Она давно засыпана землей, — объяснил Амин. — Даже во время недавней реставрации ее не стали откапывать. Там находятся барельефы, изображающие дьявольские страсти и раздоры. Полагают, что их сознательно оставили под землей. Ведь прежде, чем войти в храм, паломник должен похоронить в себе все низменные страсти и желания, очиститься от земной суеты. Думаю, и вы почувствовали себя значительно лучше и добрее, вступив в мир Духа...

Амин сообщил, что скоро здесь ожидается торжественное шествие паломников и можно дождаться его здесь, наверху.

Переход от дня к ночи в тропиках свершился стремительно. Служители храма зажгли керосиновые лампы. Вскоре появилась длинная процессия. Впереди шли бритоголовые монахи в оранжевых одеждах. Под их монотонное пение паломники двигались по краю террасы. Пройдя круг, они остановились у статуи незащищенного колоколом Будды и поставили у его ног подношения.

И тут произошло непредсказуемое. Туристы стали самым непочтительным образом карабкаться на ступы, виснуть на шпилях, чтобы сфотографировать процессию. Монахи гневно кричали, призывая слезть со священных ступ, но никто не обращал на них внимания. Торжество каждый понимал по-своему.

Священнослужитель, до сих пор сидевший в полной медитации, внезапно встал и обратился к толпе со страстной речью. Я спросила Амина — о чем он говорит?

— Сначала он рассказал о величии Будды, — ответил Амин, — а потом спросил: у кого есть машина, чтобы довезти его до города.

Я простояла почти до полуночи, наблюдая за шумной толпой. Освещаемый светом мерцающих ламп отрешенно глядел Будда, повидавший за свои более чем десять веков и не такое...              

Елена Чекулаева

Просмотров: 9261