Стероиды для экономики

01 марта 2010 года, 00:00

Калькуттская биржа образца 1990-х. Сегодня там телефонов не увидишь, да и брокерам совсем не обязательно находиться в общем зале. Они сидят в своих конторах и на экранах компьютеров видят все, что происходит на рынке. Фото: MARK HENLEY/PANOS PICTURES/AGENCY.PHOTORAPHER.RU

Деньги практически перестали замечать государственные границы. Они свободно перетекают из страны в страну и зачастую ведут себя отнюдь не так, как хотели бы суверенные экономические власти. Более того, финансовые процессы, всегда считавшиеся производными от экономических, сегодня в значительной степени «обрели самостоятельность», что, как показал последний кризис, иной раз выходит человечеству боком. 

Глобализация, ставшая в последние несколько десятилетий доминирующим мировым процессом, охватила все стороны жизни человечества и в первую очередь финансовую. Мир денег и всего, что с ними связано, потерял былую сакральность. Теперь всякий обладатель ноутбука, а то и вовсе смартфона, в принципе может из любой точки мира, где есть доступ к Интернету, совершить почти любую финансовую или торговую операцию в любой другой точке земного шара, в которой эти операции в принципе совершаются.

Старый финансовый свет

Совершаются же эти операции в нескольких мировых центрах, которые друг с другом взаимодействуют и конкурируют. Главным из них считается Нью-Йорк, что вполне понятно: США — самый крупный в мире потребитель товаров и услуг, а американский доллар — главная мировая валюта, обеспечивающая львиную долю международной торговли. Доллар остается и основной валютой, в которой страны размещают свои золотовалютные резервы.

В октябре 2009 года информационное агентство Bloomberg провело опрос среди инвесторов, трейдеров (специалистов, осуществляющих операции на бирже) и аналитиков: где, по их мнению, будет лучше заниматься финансовым бизнесом в ближайшие два года. 29% респондентов ответили, что в Нью-Йорке. В последнее время США и Европу серьезно теснят азиатские центры. Сингапур (17% голосов) подвинул со второго места Лондон, который еще недавно готов был бросить вызов Нью-Йорку, а теперь получил лишь 16%. Приближается к тройке лидеров и китайский Шанхай (11%), а Токио, некогда рассматривавшийся инвесторами в качестве одного из основных центров глобальной финансовой инфраструктуры, назвали лишь 1% опрошенных.

Китайцы — прирожденные игроки. Если торги на бирже приостановлены, они с той же страстью принимаются сражаться в свои любимые китайские шахматы. Фото: JUSTION JIN/PANOS PICTURES/AGENCY.PHOTORAPHER.RU

Впрочем, лидерство Нью-Йорка, точнее, маленькой улочки Уолл-стрит на Манхэттене, название которой стало нарицательным, далеко не безоговорочно. Серьезно ослабили его позиции сначала схлопывание пузыря экономики хайтек, случившееся на рубеже веков, а потом теракты 11 сентября 2001 года. Точнее говоря, не сами теракты, а их последствия — усиление мер безопасности в США и в нью-йоркских аэропортах в частности. Ужесточение визового режима, длинные очереди на таможне, необходимость разуваться и вытаскивать брючные ремни, мелочные придирки таможенников и работников иммиграционной службы — все это привело к тому, что число деловых поездок в США в 2006 году (последнем докризисном для этой страны) сократилось по сравнению с 2001-м на 20%. Если бы доля Нью-Йорка на мировом рынке финансовых услуг сохранялась на прежнем уровне, снижение абсолютных цифр можно было бы объяснить бурным ростом информационных технологий — зачем куда-то ехать, если есть Интернет, — однако эта доля за тот же период значительно снизилась.

Одеяло медленно, но верно стал тянуть на себя лондонский Сити, который к 2007 году по капитализации (стоимости) торгующихся там компаний, обороту на товарных и фондовых рынках, объему привлеченного частными компаниями и банками капитала обошел Уолл-стрит, о чем не замедлил раструбить на весь мир Кен Ливингстон, мэр британской столицы.

Следует отметить, что успеху (к сожалению, недолгому) Лондона способствовали не только неудобства, с которыми сталкивались финансисты в американских аэропортах, но, что важнее, более мягкое, чем в Америке, финансовое законодательство. Но эта мягкость вышла Великобритании боком. Она подталкивала Сити к тому, чтобы все активнее переходить на более рискованные операции, поскольку их доходность обычно выше. В результате финансовый сектор стал для Соединенного Королевства чем-то вроде сырьевого для России — он дает львиную долю бюджетных поступлений. Один банковский аналитик заметил: «Если бы не лондонский Сити, Великобритания давно уже была бы страной третьего мира». Но когда разразился кризис, казавшиеся абстрактными риски стали один за другим реализовываться, и правительству пришлось срочно спасать банки и ипотечные агентства. По масштабам вливаний в финансовую систему Британия оказалась на втором месте после США, притом что ее экономика много слабее.

Каким выйдет из кризиса лондонский Сити, сказать трудно, но, похоже, Гордон Браун, да и Обама с Саркози, одной рукой спасая финансовый сектор, другой — его добивают. Под давлением общественности они развернули борьбу против бонусов, которые банки, получившие помощь от правительства, выплачивают своим топ-менеджерам. Между тем  эффективность финансовых учреждений прямо зависит от энергии, квалификации и, что принципиально, материальной заинтересованности этой категории работников.

Смелеет Восток

Кризис, нанесший серьезный удар по традиционным финансовым площадкам мира, еще резче обозначил тенденцию последних лет: центр финансовой жизни постепенно смещается в Азию, точнее — в Китай. Мало того, что экономика Поднебесной даже в самые тяжелые кварталы — последний 2008 года и первый 2009-го — не свалилась в депрессию, а лишь замедлила темпы роста, эта страна, накопившая к началу кризиса резерв без малого в два триллиона долларов, сейчас активно инвестирует средства в сырьевые, финансовые и промышленные активы по всему миру. В 2007 году, когда в США кризис уже набирал обороты, на эти цели из золотовалютных резервов КНР было выделено 200 миллиардов долларов, а в конце 2009 года еще столько же. Китай стал последним прибежищем финансистов, понесших огромные потери в ходе кризиса. Стоит ли удивляться, что гонконгский фондовый рынок вышел на первое место в мире по объему первичных размещений акций на бирже. Шанхай до последнего момента по этому показателю держался вторым и лишь в ноябре пропустил вперед Нью-Йорк.

Теснит США и Европу не только Китай, но и Сингапур, Корея, стремительно набирающая вес Индонезия, Бразилия, которая, как и Россия, является членом БРИК, но в кризис понесла меньшие потери, чем развитые страны.

Фигуры биржевого пилотажа Прогнозирование изменения цены товара (на примере валют)

Одним из основных инструментов прогнозирования движения рынка является технический анализ. Он состоит в обработке графиков (charts) изменения валютных цен за определенные отрезки времени, предшествующие заключаемым сделкам. Специалисты различают несколько типов кривых зависимости цены от времени. Здесь представлены четыре из них. Каждому отвечает определенная стратегия, следование которой обеспечивает успех с большей вероятностью. В современных условиях технический анализ выполняется с помощью компьютеров, однако принципы его известны давно и в компьютерную эру существенных трансформаций не претерпели

Флаг. Формированию флага обычно предшествует очень быстрое направленное движение цены (в данном случае падение), после которого она входит в боковой коридор. Флаг означает, что быстрое рыночное движение значительно обогнало движение фундаментальных факторов, определяющих баланс между спросом и предложением, поэтому рынок «передыхает» перед следующим броском (вниз)

Треугольник (восходящий и нисходящий). Нижняя сторона (AC) треугольника близка к горизонтальной, левая (АB) имеет восходящий наклон. Амплитуда колебаний внутри треугольника уменьшается. Считается, что по окончании формирования восходящего треугольника в большинстве случаев курс валюты пробивает верхнюю его границу (BC), поэтому сразу по достижении кривой верхней границы треугольника обычно устанавливают заявки на покупку

Двойная вершина / двойное дно. Считается одной из наиболее часто встречающихся разворотных фигур. Она возникает, когда тренд наталкивается на сильное сопротивление (AB) или поддержку (CD), делая два последовательных максимума или минимума (1, 2) примерно на одном уровне

Голова и плечи (прямые и перевернутые). Фигура образуется тремя волнами после сильного восходящего тренда и считается классической моделью разворота тренда. Неспособность цен преодолеть максимум (А) говорит о слабости предыдущего тренда. После пересечения линии шеи (B) считается, что тренд должен смениться на обратный, поскольку необходимое условие нисходящего тренда выполнено: имеют место последовательно понижающиеся максимумы и минимумы


Бессилие центробанков

То, что старые финансовые центры отступают под натиском новых и сверхновых, вроде Шанхая, не означает, что мир денег остается прежним, то есть состоящим как бы из отдельных островов. Сегодня банкиры заключают сделки в интересах своих клиентов по всему миру и представлены везде, где есть какая-то финансовая активность. Другое дело, что в разных странах разное законодательство, регулирующее такого рода деятельность, и взимается разный налог   с операций. Исчезновение финансовых барьеров, появление у крупных кредитных организаций разветвленных сетей филиалов и дочерних банков значительно сузили пространство маневра для национальных банков. Действия последних, когда они, например, для стимулирования своей экономики снижают ставку рефинансирования, не достигают цели, поскольку подешевевшие деньги не работают в стране, а утекают туда, где ставки выше. И наоборот, повышение ставок, которое должно охлаждать экономику, делает страну привлекательной для внешнего капитала, он начинает притекать в страну, что сводит на нет все усилия по ограничению денежного предложения, подстегивает инфляцию и способствует надуванию «пузырей». Причем масштаб таких потоков иногда сопоставим с размерами экономики страны. Кстати, как раз для того, чтобы иметь возможность оперативно действовать в других странах, играя на процентных ставках, крупные банки никогда не уйдут из старых финансовых центров, как бы активно ни развивались новые.

Один из самых характерных примеров бессилия ЦБ — Россия образца 2005–2008 годов. Банк России удерживал ставки на высоком уровне, считая, что это способствует снижению инфляции. Но такая политика порождала лишь мощный приток валюты, скупая которую (чтобы не допустить слишком сильного укрепления национальной валюты, пагубного для внутреннего производителя), ЦБ выбрасывал на рынок избыточные рубли, что приводило как раз к росту инфляции.

В коммунистическом Китае, особенно на юге, биржа уже не воспринимается как нечто экзотическое, имеющее отношение исключительно к молодому поколению. Почти сто миллионов китайцев участву ют в биржевых торгах, и среди них немало людей преклонного возраста (фото слева). Да и монархический Катар при всей его традиционности не может обойтись без своей биржи (фото справа). Фото: QILAI SHEN/PANOS PICTURES/AGENCY.PHOTORAPHER.RU (слева), JASON LARKIN/PANOS PICTURES/AGENCY.PHOTORAPHER.RU (справа)

Информационная революция

Сегодня мало кого удивляет, что, засунув прямо на улице в платежный терминал сторублевую купюру, через несколько секунд получаешь СМС-уведомление о поступлении денег на телефонный счет. Денежные переводы стали мгновенными, и одно это перевернуло мир финансов. Сутки удлинились, так как брокер, взяв, например, в одном месте короткий кредит на ночь, всю эту ночь может работать с деньгами (в частности, покупать и продавать акции, валюту, паи) на другой стороне земного шара, где в самом разгаре рабочий день, а утром кредит благополучно вернуть.

Но это частности. Развитие информационных технологий кардинально изменило сам процесс финансовой игры. Каких-то 15 лет назад в банках и инвестиционных компаниях еще имелись специальные телефонные «дески» — комнаты, уставленные телефонами, служившими для трейдеров  основным средством поиска контрагентов. Но тогда же появились информационно-торговые порталы: Reuters, Bloomberg, Dow Jones, на которых крупные банки выставляли свои котировки — курсы покупки и продажи валют, акций, облигаций, размеры ставок по кредитам и тому подобное. Дальше — больше. На смену порталам пришли активные торговые платформы, которые позволяют не просто найти контрагента, предлагающего приемлемую цену, но и заключить сделку. Сегодня такие платформы предоставляют прямой доступ на десятки крупнейших фондовых и товарных площадок мира, где можно купить и продать любой биржевой товар — от замороженных свиных туш до сложных производных финансовых инструментов, — играть на стоимости валют или кредитных ставках. Причем доступ к некоторым торговым платформам можно получить не только с компьютера, но и с мобильного телефона.

Прямой доступ к биржевым торгам сделал ненужной профессию брокера — посредника, имевшего право заключать в интересах клиентов сделки непосредственно на бирже.  Брокерские компании, впрочем, остались, поскольку они являются частью системы гарантирования исполнения сделок на бирже. Именно они собирают с игроков средства, они же отвечают по сделкам клиентов, если те оказались несостоятельными. Остались в брокерских компаниях и аналитические отделы.

Одно время казалось, что и биржи со временем отомрут, и вся торговля переместится в Сеть, тем более что там она цветет пышным цветом. Однако они сумели вовремя перестроиться и создать инфраструктуру торговли (мощные серверы, удаленный доступ, гарантия выполнения сделок, архивы данных, быстрая связь с другими биржами), за пользование которой клиенты готовы платить.

Уход в отрыв

Бурное развитие информационных и банковских технологий привело к тому, что финансовый сектор мировой экономики, служивший своего рода кровеносной системой реального, производящего товары и услуги сектора, значительно перерос эту роль. Банки продолжают выполнять свои прямые обязанности: привлекают депозиты, кредитуют промышленные и торговые предприятия, а заодно и граждан. Биржи по-прежнему помогают производителям привлекать капитал, реализовывать свою продукцию, закупать сырье и страховать риски. Однако чем дальше, тем заметнее эти функции отступают на второй план. Финансовый сектор становится все более самодостаточным, все более отрывается от породившей его реальной экономики. Более того, теперь он сам в значительной степени формирует процессы, в ней протекающие.

Причем формирует часто далеко не оптимальным образом. Только за последние полтора десятилетия по миру дважды прокатились финансовые цунами, сильно ударившие по реальному сектору. Последняя волна, спровоцированная банкротством в сентябре 2008 года банка Lehman Brothers, по разрушительным последствиям сопоставима с самым тяжелым кризисом ХХ века — Великой депрессией.

Джордж Сорос еще после кризиса 1997–1998 годов писал по этому поводу: «Финансовые рынки сыграли роль, сильно отличающуюся от той, которую им отводит экономическая теория. Предполагается, что финансовые рынки совершают движения, похожие на движения маятника: они могут испытывать беспорядочные колебания под воздействием внешних ударов, но считается, что в конечном счете они приходят в точку равновесия, и это точка вроде бы одна, независимо от временных колебаний. Вместо этого, как я объяснял конгрессу, финансовые рынки, скорее, повели себя, как разрушительный шар, — они перекатывались из страны в страну и сметали более слабые рынки».

Не в ногу со временем

Легендарный инвестор, богатейший человек мира, самый влиятельный и авторитетный, по прошлогодней версии Bloomberg, эксперт в области финансовых и фондовых рынков, Уоррен Баффет, которому в августе исполнится 80, не слишком доверяет техническому прогрессу и предпочитает работать по старинке — тщательно анализируя и готовя каждую сделку.

Десять лет назад он был одним из немногих, кто не принял участия в надувании пузыря «новой экономики», поскольку не понимал, за счет чего у интернет-компаний может возникнуть прибыль. Баффет скупал акции корпораций, выпускавших простую и понятную продукцию, которая всегда будет пользоваться спросом — производителей напитков Coca-Cola или бритвенных принадлежностей Gillette. В результате кризис рубежа веков не только не ударил по инвестициям Баффета, но и преумножил их.

И все же пример того же Баффета показывает, что совсем уж игнорировать достижения современной техники не стоит. В сентябре 2009 года в интервью телеканалу CNBC, посвященном годовщине краха мировых рынков после банкротства Lehman Brothers, миллиардер признался, что мог спасти этот банк, если бы умел в полной мере использовать современные средства связи. Он попросил прислать ему условия сделки, причем, как он привык, именно по факсу. Бумаги ему так и не предоставили, и лишь 10 месяцев спустя Баффет с помощью дочери Сьюзан обнаружил, что информация была прислана вовсе на мобильник голосовой почтой.

Бомба роботизации

Последний кризис, как известно, стал результатом надувания пузыря ипотечного кредитования, но важным обстоятельством является и то, что в последние годы среди инвесторов безусловный перевес получили так называемые технари. В отличие от фундаменталистов, которые проводят операции, основываясь прежде всего на результатах экономического анализа и разного рода новостях (от разрушительного цунами в Юго-Восточной Азии до выхода отчетности крупной компании или официальной статистики), технари строят свои стратегии исходя из математического, а то и визуального анализа ценовых графиков (есть и такие, кто предпочитает выбирать направление игры — ставить на рост или падение того или иного актива — в зависимости от фундаментальных факторов, а тактику — уровни покупки или продажи — выбирать, используя графики). На основе такого технического анализа проще строить торговые алгоритмы, которые выполняет машина, что и определило его популярность.

Технический анализ, основы которого были заложены еще в первой трети прошлого века, в ряде случаев дает неплохие результаты. Трудно сказать: «работает» он потому, что адекватно описывает природу финансовых процессов, или мы имеем дело с так называемыми самосбывающимися прогнозами — ведь теханалитики читали и читают одни учебники и рисуют у себя на графиках одни и те же уровни. Но, как бы то ни было, автоматизация торгового процесса осуществляется именно на его основе.

Так как доступ к биржевым торгам предоставляет программа, то ничто не мешает создать для нее приложение, в котором описан алгоритм действий в той или иной рыночной ситуации. При этом анализировать, например, политические новости компьютерную программу научить трудно. Гораздо лучше она справляется с математической обработкой ценовых колебаний. Первые приложения такого рода просто выдавали сигнал на покупку и продажу, оставляя окончательное решение за человеком, но несколько лет назад появились роботы, самостоятельно заключающие сделки. Они постоянно совершенствуются и получают все большее распространение.

Так называемыми количественными инвестиционными фондами, в которых финансовые операции производят торговые роботы, к середине нынешнего десятилетия обзавелись практически все крупнейшие инвестбанки, включая Goldman Sachs, ABN AMRO, JPMorgan, Barclays Capital, Bear Stearns, BNP Paribas и Dresdner Kleinwort, D.E. Shaw & Co. Спрос на специалистов в области количественных моделей на Уолл-стрит значительно превысил предложение.

Однако в 2008-м, когда кризис уже вовсю бушевал, но еще не вступил в свою острую фазу, значительные убытки понесли сразу несколько крупных фондов, использующих количественные торговые модели. В частности, представители Goldman Sachs сообщили, что стоимость активов одного из его фондов за одну неделю упала примерно на 30%, или почти на 1,5 миллиарда долларов. Главными причинами потерь была названа «растерянность» торговых роботов, столкнувшихся с нестандартным поведением охваченных кризисом рынков. В декабре 2008 года британская Financial Times опубликовала статью, автор которой раскачивание рынков связал с ростом числа торговых роботов.

Действительно, беда в том, что технические аналитики, которые пишут программы для роботов, пользуются примерно одним и тем же набором индикаторов. И в отличие от человека, который руководствуется (особенно в нестандартной ситуации) не только рациональными соображениями, но также интуицией, программа при поступлении определенного сигнала действует строго определенным образом. Получается, что значительная часть участников рынка в один и тот же момент начинает делать одно и то же, в результате чего рынок выходит из равновесия. Скорее всего, к нынешнему кризису этот сценарий не имеет прямого отношения, хотя бы потому, что доля сделок, совершаемых с использованием торговых алгоритмов, относительно невелика — около 15%. Но учитывая скорость, с какой растет число роботов, через пару лет он имеет все шансы реализоваться.

Ключевые слова: биржа
Просмотров: 5862