Резервная супердержава

01 мая 2009 года, 00:00

Главным игроком в нефтегазовой отрасли является компания «Петробраз» (Petrobrás. Фото: ALAMY/PHOTAS

Бразилия — не только одна из крупнейших стран мира с богатейшим природным потенциалом, но и реальный претендент на превращение в один из полюсов развития XXI столетия. И только в России по-прежнему при слове «Бразилия» большинство представляет яркую и красивую, но отсталую и бедную страну. Пора развеять это заблуждение и заодно показать, что знакомство с Бразилией — почти взгляд в зеркало: те же самые проблемы, что и в России, и даже в те же годы. Только способы решения иногда другие. 

В истории экономического развития Бразилии в минувшем веке особую роль сыграли два этапа. Первый из них, военный, связан с модернизацией, осуществленной воен ным правительством, которое пришло к власти в 1964 году после нескольких лет политической нестабильности и экономического кризиса. Военные сохранили введенный в начале 1950-х годов курс на ускоренную индустриализацию, но одновременно стали проводить структурные реформы, в частности стимулировать иностранные инвестиции. Новый закон об иностранных капиталовложениях от 1964 года предоставлял гарантии от национализации. А в 1972-м в соответствии с новыми декрет-законами были введены льготы для иностранных предприятий, переводивших свои производства в Бразилию. При условии реализации сбыта основной части своей продукции на внешнем рынке эти предприятия получали право на беспошлинный ввоз товаров, оборудования и материалов. В результате либерализации и стимулирования доступа иностранного капитала объем прямых иностранных инвестиций за 10 лет правления военных удвоился и достиг к концу 1974 года 9 миллиардов долларов. Доля иностранного производственного и ссудного капитала в валовых инвестициях в основной капитал возросла с 0,5% в 1967-м до более чем трети в 1972 году.

Такая политика, разумеется, стимулировала экспорт. Как заявлял М.Э. Симонсен, занимавший пост ми нистра финансов в конце 1960-х — начале 1970-х годов: «Перед бразильской экономикой — дилемма: либо расширение экспорта, либо стагнация». Объем экспорта за 1964—1975 годы увеличился почти в шесть раз. Этому способствовала и благоприятная конъюнктура на мировых товарных рынках. Страна перестала быть моноэкспортером. Доля кофе, составлявшая во второй половине 1960-х годов свыше 40% совокупной стоимости экспорта, уже к началу 1970-х сократилась до четверти. В дальнейшем произошла еще более кардинальная перестройка структуры поставок за рубеж. К концу правления военных, в 1984 году, на готовые промышленные изделия приходилось более половины стоимости экспорта страны.

Стоит заметить, что военное руководство не покусилось на саму модель экономического развития, окончательно сложившуюся в 1950-х годах. В этой модели государство выступало не только как активный регулятор хозяйственной деятельности, но и как гигантский предприниматель. Усиление рыночных начал во многих сферах экономической жизни сопровождалось постоянным ростом государственного сектора. По его значению в экономике в 1970-е годы Бразилия уступала в Латинской Америке только Кубе и Гайане, вставшей на путь социалистической ориентации. Государство являлось владельцем почти 1/3 промышленных и свыше половины финансовых активов и участвовало в капитале 85 из 200 крупнейших компаний Бразилии. В конце 1970-х годов 50 государственных компаний обеспечивали 42,5% всех продаж, тогда как 500 частных — лишь 28,9%.

Участие государства сыграло важнейшую роль в модернизации экономики, внеся решающий вклад в становление и развитие многих отраслей производства, в том числе высокотехнологических областей промышленности. Именно при военных началось сооружение самой крупной в мире ГЭС «Итайпу» (Itaipu Binacional) на границе с Парагваем. В 1969-м была создана и стала успешно работать государственная самолетостроительная компания «Эмбраэр» (Embraer).

Только в Россию Бразилия ежегодно поставляет до 3000 тракторов. Фото: FOTOLINK

Истоки «бразильского чуда»

То, что во второй половине 1960-х—1970-х годов в стране правил авторитарный военный режим, определило некоторую специфичность экономического развития, в частности характер трудовых отношений. «Наведение порядка», то есть прекращение забастовок, демонстраций протеста и иных проявлений социального недовольства, потрясавших Бразилию в начале 1960-х годов, позволило достаточно быстро создать в стране климат доверия со стороны национальных и зарубежных инвесторов. Тем же способом, кстати, была подавлена инфляция — за счет снижения платежеспособного спроса в условиях замораживания зарплаты.

Государственное вмешательство в экономику (при одновременной активизации сотрудничества с иностранным капиталом) дало возможность довести среднегодовые темпы роста ВВП в 1968—1974 годах до 10%, промышленного производства — до 11%. Именно в это время и возник термин «бразильское чудо». В 1970 году в стране была выдвинута задача превращения Бразилии в великую индустриальную державу на протяжении жизни одного поколения, то есть  к 2000 году. Военные явно поторопились, при всех достижениях Бразилия продолжала на порядок уступать развитым государствам. Достаточно сказать, что в 1973-м объем продаж 1000 крупнейших бразильских компаний, включая государственные, был таким же, как у одной американской General Motors. Кроме того, наибольшую выгоду от стратегии развития, проводившейся военными, получили крупные собственники и бизнесмены. За годы «бразильского чуда» доходы одного рабочего возросли на 80 долларов, а представителя привилегированных слоев — на 2300 долларов.

Нефтяной шок конца 1973 года увеличил затраты на импорт почти вдвое и покончил с экономическим чудом. Положительное в начале 1970-х годов сальдо торгового баланса сменилось отрицательным, вновь стала расти инфляция. К этим традиционным для страны проблемам добавилась новая — внешнего долга, вскоре ставшая одной из центральных. Внешний долг, составлявший на конец 1964 года только 3,1 миллиарда долларов, в 1980-м увеличился до 58,3 миллиарда долларов.

Правительство пыталось переломить негативные тенденции в экономическом развитии страны. За счет «пожарных» мер удалось во второй половине 1970-х годов стабилизировать темпы экономического развития на достаточно высоком уровне в 7%. Однако инфляция и дефицит бюджета продолжали расти, с 1981 года Бразилия вступила в длительную полосу кризиса. Навязанный силовыми методами социальный мир затрещал по швам, в 1980-м по стране прокатилась невиданная ранее волна забастовок — стало ясно, что далее невозможно проводить экономическую политику теми методами, которыми она осуществлялась до этого.

Страна занимает 2-е место в мире по экспорту мяса. Фото: ALEX WEBB/MAGNUM PHOTOS/AGENCY.PHOTOGRAPHER.RU

Либеральный поворот

В 1985 году власть перешла от военных к гражданским политикам. Но только в 1988 году была одобрена новая конституция, а в 1989-м состоялись первые (с 1960 года) прямые президентские выборы. Экономическое возрождение началось уже с середины 1990-х. Как и в России, в Бразилии в это время снижался уровень государственного вмешательства в экономику, усиливалась роль рыночных принципов. Трансформация экономической модели началась с либерализации внешней торговли и снижения в два раза уровня таможенной защиты. В 1994 году был принят план «Реал», названный по новой денежной единице — реалу, жестко привязанному к доллару США путем валютного коридора. Было покончено с практикой ежемесячной индексации стоимости коммерческих контрактов и уровня зарплаты — эти вещи в основном и питали инфляцию. Бразилии удалось очень быстро обуздать рост цен, превышавший на рубеже 1980-х и 1990-х годов 2000% в год. С тех пор инфляция, как правило, исчисляется однозначными показателями.

В это время зарубежные инвесторы вновь начали активно входить на бразильский рынок, а бразильское правительство стало проводить последовательную политику укрепления кредитной системы. С 1995 года здесь действует Фонд гарантии кредитов, обеспечивающий с 2006-го возврат до 60 000 реалов (в момент создания фонда — около 22 000 долларов, в настоящее время — примерно 30 000 долларов) каждому вкладчику или инвестору в случае неплатежеспособности банка и его ликвидации. За полтора десятка лет были выполнены три программы реконструкции и укрепления финансовых институтов, что сильно повысило надежность банковской системы. И она выстояла во время неурядиц на мировых финансовых рынках, начавшихся в 2007 году. В отличие, кстати, от России, США и многих стран Европы на начало 2009 года ни один банк страны не попросил государство о помощи.

Но основным козырем бразильской «экономической перестройки» стала приватизация. Суммарные поступления от нее составили 87,5 миллиарда долларов, а с учетом передачи новым владельцам долга приватизированных предприятий — даже 105,6 миллиарда долларов (в 1997—2000 годах Бразилия занимала первое место в мире по сумме доходов от передачи собственности в частный сектор). Например, в стране были полностью приватизированы черная металлургия, производство минеральных удобрений и нефтехимия, железнодорожный транспорт, все порты федерального подчинения, телефонная связь, электроэнергетика, машиностроение и частично добывающая промышленность. Все го в приватизированные объекты иностранный капитал вложил около 42,1 миллиарда долларов. Но главным результатом приватизации стали не суммы инвестиций, а серьезное, качественное улучшение состояния многих отраслей экономики. Например, очередь из 13 миллионов человек, ожидавших к моменту приватизации подсоединения к телефонной сети, давно ликвидирована. Еще более быстрыми темпами возрастает число мобильных телефонов, превысившее уже 150 миллионов.

Правда, во второй половине 1990-х в экономике обозначились и негативные тенденции. Сочетание отрицательного сальдо торгового баланса  с бюджетным дефицитом сделало страну уязвимой перед ударами «азиатского» финансового кризиса конца 1990-х годов. Бразильское правительство в январе 1999 года отказалось от режима валютного коридора и вслед за Россией перешло к плавающему курсу национальной валюты, что означало конец реализации плана «Реал». Однако финансовое равновесие осталось в норме: с 1999 года стабильно поддерживается первичный (без учета оплаты долга) профицит бюджета.

Традиционные сырьевые товары (например, сахар) дают не более 15% совокупного экспорта Бразилии. Фото: RAPHO/EAST NEWS

От Бельгии до Индии

Главной стратегической задачей макроэкономической политики Луиса Инасиу Лулы да Силвы, пришедшего к власти в 2003 году, провозглашались экономический рост и создание новых рабочих мест. Рецепт: повышение инвестиционной составляющей в ВВП. В качестве основных направлений институциональных преобразований были выбраны: перестройка государственных финансов, призванная прекратить наращивание внутреннего долга без дальнейшего увеличения налогового бремени; проведение реформы системы пенсионного обеспечения служащих государственного сектора, приносящей убытки с середины 1990-х годов; удешевление кредита. Все это — стабилизационные мероприятия, но стимулировался и реальный сектор экономики (особое внимание уделялось и уделяется развитию малого предпринимательства).

И доверие инвесторов было быстро восстановлено. Курс реала по отношению к доллару США с 2003 по 2008 год постоянно увеличивался, а государственный долг с 2004 года начал, наоборот, снижаться. Темпы роста экономики за последнее пятилетие превысили общемировые, и за 2003—2007 годы Бразилия смогла переместиться с 15-го на 9-е место мировой табели о рангах по абсолютному размеру ВВП. Заметно улучшилась и социальная ситуация в стране: доля бедного населения (душевой доход около 100 долларов в месяц в ценах 2007 года) сократилась с двух третей в 2002-м до всего лишь трети осенью 2008 года. Однако было бы неправильно переоценивать степень благосостояния бразильцев. Уровень социального расслоения по-прежнему остается чрезвычайно высоким. 10% самых богатых владеют почти половиной всего национального достояния, а на 10% беднейших приходится всего 0,9% совокупного богатства. Различия в благосостоянии между отдельными штатами тоже бросаются в глаза: сами бразильцы нередко называют свою страну Белиндией, подразумевая, что южные штаты достигли уровня Бельгии, а северные сопоставимы с Индией. На самом деле и южные не столь богаты, как Бельгия, и северные не такие нищие, как Индия, но если доход жителя столичного города Бразилиа такой же, как в Тайване, то в беднейшем штате Пиауи — как в Индонезии.

Эпоха «легкого» кризиса

Нынешний мировой кризис, несомненно, отразится на социально-экономической ситуации. Пока что он сказался на финансовой сфере: индекс местной биржи «похудел» в 2008 году более чем на 40%. С августа 2008 года по конец января 2009-го почти наполовину снизился паритет местной валюты к доллару, он стал стоить более 2 реалов.

Однако, в отличие от России, всплеска инфляции не произошло, по итогам года она составила всего 5,9%. Да и реальный сектор практически не пострадал: ВВП увеличивался более высокими темпами, чем раньше, его прирост приблизился к 6%. Безработица даже сократилась. Наблюдался подъем и в ряде ведущих отраслей: в частности, производство автомобилей возросло на 8,2%, а тракторов — в 1,3 раза. В этих условиях правительство не принимает чрезвычайных мер, хотя и создало так называемый суверенный фонд благосостояния Бразилии в размерах 0,5% ВВП (примерно 165 миллиардов долларов), средства которого предназначены для противодействия возможным негативным последствиям кризиса. Одна из основных причин относительной устойчивости бразильской экономики перед лицом кризиса — ее высокая диверсификация. Как и в прочих развитых странах, постоянно растет доля сферы услуг, которая обеспечивает почти 2/3 производства ВВП, но при этом (в абсолютных цифрах) активно растут и многие отрасли реального сектора.

Скажем, важной сферой экономики остается обрабатывающая промышленность. Если в России в 1990-х годах термин «промышленная политика» считался пережитком социализма, то в Бразилии в 1995 году была разработана программа структурной перестройки промышленности — «Промышленная, технологическая и внешнеторговая политика. Реструктуризация и конкурентная экспансия бразильской промышленной системы». Были выделены шесть ведущих отраслей, которым оказывалась финансовая, техническая и организационная поддержка на всех стадиях производственного процесса: от приобретения сырья до сбыта готовых изделий на внутреннем и международном рынках. Особое внимание уделялось повышению технологического уровня производства с целью снижения его издержек и роста качества товаров. В 2003 году к этим шести отраслям было добавлено восемь новых. 

Программа быстро дала положительные результаты. За счет местного производства ныне обеспечивается более 90% внутреннего спроса на промышленные изделия, в том числе свыше 80% — на машины и оборудование.

Авиастроение, высокотехнологическая отрасль, тоже развивает ся довольно бурно. Компания «Эмбраэр», «покачнувшаяся» было в на чале 1990-х, приватизирована в 1994 году (для преодоления кризиса в отрасли был избран принципиально иной путь, чем в России). А в 2007-м «Эмбраэр» стал третьим в мире производителем летательных аппаратов. А по производству самолетов, предназначенных для региональных авиалиний, «Эмбраэр» вообще бесспорный мировой лидер. Среднемагистральные самолеты компании по ряду характеристик превосходят аналогичные по классу «боинги» и «аэробусы». Портфель заказов компании на сумму 20,9 миллиарда долларов США на конец 2008 года состоял из 426 летательных аппаратов различного класса (проведены переговоры о возможности продаж еще 860 самолетов). Ясно, что отрасль чувствует себя более чем хорошо.

На подножном корму

Бразилия имеет давние традиции и в производстве биотоплива, опирающемся на имеющиеся в изобилии биоресурсы. В 1975 году началось выполнение программы Pro Alcohol, ставившей задачу снизить потребление бензина в качестве автомобильного топлива путем смешения его с этиловым спиртом, вырабатывавшимся на основе сахарного тростника. Потом стали производить и машины, специально приспособленные к использованию топлива с более высоким содержанием спирта. Программа Pro Alcohol дала возможность за четверть века сэкономить на импорте горючего 50 миллиардов долларов. Она была приостановлена во второй половине 1980-х годов, когда цены на нефть упали. С новым взлетом цен на бензин Бразилия вернулась к активному использованию нетрадиционных источников энергии. Теперь речь идет об этаноле — технологически более сложном виде горючего, но в основе которого все тот же этиловый спирт, вырабатываемый из сахарного тростника. Парк автомобилей, рассчитанных на использование этанола, превысил 5 миллионов машин (каждые две машины из трех, сходящих с конвейера, — «этанольные»). Литр этанола обходится потребителю почти вдвое дешевле, чем литр бензина (а кроме того, применение биотоплива на две трети сокращает объемы выбросов СО2 в атмосферу). По выпуску этанола Бразилия занимает второе место, уступая только США, где основой для топлива служит кукуруза (это обходится намного дороже).

С 2010 года в Бразилии доля биодизельной добавки в топливе из нефти возрастет до 5%. Фото: ALAMY/PHOTAS

Ускоренными темпами расширяется и выпуск менее традиционного биологического топлива — биодизеля. Небезынтересно, что патент на один из наиболее применяемых ныне методов его производства был получен бразильским химиком Э. Паренте в 1977 году. Первая промышленная установка по производству биодизеля заработала в марте 2005-го, ныне их число достигло 62. Сейчас 2% биодизеля в обязательном порядке используется в качестве добавки к топливу, получаемому из нефти. Помимо решения чисто энергетических проблем производство биодизеля создало 600 000 дополнительных рабочих мест в сельском хозяйстве для фермеров, специализирующихся на выращивании сои, подсолнечника, хлопчатника, масличной пальмы и иных культур.

В добывающей промышленности дела тоже обстоят недурно: Бразилия является первым в мире производителем железной руды, вторым — марганца и тантала и фактически монополистом по ниобию (свыше 95% производства), а также входит в первую пятерку по добыче бокситов, олова, лития, магния. Особую роль в горной промышленности страны играет национальная компания КВРД (с этого года Vale) — крупнейшая в мире железорудная компания, обеспечивающая свыше трети мирового экспорта железной руды и окатышей.

Рост сельскохозяйственного производства с начала 1990-х годов происхо дил довольно активно. Преобразования в сельском хозяйстве начались в 1991 году с либерализации цен на большинство видов продукции. Стержнем «перестройки» стали программы сельскохозяйственного кредита, годовая сумма финансирования на льготных условиях в 2008-м превысила 20 миллиардов долларов. Это способствовало серьезному подъему в различных отраслях, прежде всего в производстве зерновых, урожайность которых с 1990 года удвоилась, а сбор увеличился в 2,5 раза, превзойдя в 2008-м 145 миллионов тонн.

Большой прогресс достигнут в животноводстве. Бразилия обладает самым многочисленным в мире поголовьем крупного рогатого скота (что-то около 210 миллионов голов). За счет применения прогрессивных технологий, селекционной работы и качественного улучшения кормовой базы по производству бройлеров (свыше 5 миллионов тонн в год) страна вышла на третье, а по экспорту — на второе место в мире. Усиление экспортной ориентации характерно и  для других отраслей сельского хозяйства. Бразилия заняла седьмое место среди крупнейших мировых экспортеров продовольствия, опередив такие государства, как Австралия, Канада и соседняя Аргентина.

Капитал на экспорт

По мере того как экономика Бразилии модернизируется, страна начинает занимать все более важное место в структуре мирового хозяйства. С переходом к модели открытой экономики динамика внешней торговли значительно опережала прирост ВВП, с начала 1990-х годов товарооборот увеличился более чем в 6,4 раза. По итогам 2008 года экспорт достиг 198 миллиардов долларов, импорт — 173 миллиардов. Что касается экспорта, то решающую роль в его наращивании сыграло создание эффективной системы стимулирования экспортной деятельности, созданной к середине 1990-х годов. Что нужно экспортеру в первую очередь? Облегчение доступа к источникам финансирования. Федеральные программы осуществляются через государственные кредитные институты — Банк Бразилии и Национальный банк социально-экономического развития. Последний сейчас кредитует практически все экспортные товары за исключением зерна, минерального сырья и автомобилей, то есть, скорее, нетрадиционные статьи экспорта.

Неудивительно, что такая политика постепенно привела к коренным изменениям в структуре экспорта: ведущие позиции заняли готовые промышленные изделия, на которые в последнее двадцатилетие приходилось от 50 до 60% суммарной стоимости зарубежных поставок. Остальное приходится на сырье. Но сырье сырью рознь: традиционные сырьевые товары (железная руда, какао, кофе, марганец, сахар) в настоящее время дают не более 15% совокупного экспорта Бразилии. В 2008 году на кофе пришлось всего 2,1% стоимости бразильского экспорта. Их заметно потеснили так называемые новые товары, в первую очередь соя, соевые продукты и мясо, а в последние годы и нефть. Наиболее важные экспортные товары в группе полуфабрикатов — черные и цветные металлы и целлюлоза. Удельный вес машин и оборудования в бразильском экспорте достигает четверти и более (в том числе 6,8% приходится на автомобили). С 1998 года начался стремительный рост зарубежных поставок самолетов. В 2008-м были вывезены воздушные суда на 5,5 миллиарда долларов, при этом свыше 45% — на рынки США. Планку годового экспорта в 2,5 миллиарда долларов преодолели изделия электроники.

Все это привело к резкому усилению прямых инвестиций из-за рубежа. В 1999—2000 годах их  чистый приток превосходил 5% ВВП, или 30 миллиардов долларов ежегодно. После ощутимого спада в поступлении иностранных капиталовложений в начале текущего десятилетия с 2004 года наблюдался их рост и выход на новые рекордные показатели: 34,6 миллиарда долларов в 2007 году и свыше 45 миллиардов долларов в 2008-м.

В свою очередь, Бразилия в последнее пятилетие сама превратилась в крупного инвестора и вывозит капитал не только в соседние латиноамериканские, но и развитые страны. Наиболее крупная сделка — приобретение КВРД за 18,2 миллиарда долларов канадской никелевой компании INCA, давшее возможность контролировать 20% мирового экспорта никеля.

Внешний долг правительства Бразилии в последние годы стремительно сокращался. Погашена задолженность перед МВФ и Парижским клубом кредиторов, выкуплены «облигации Брейди», выпущенные в ходе урегулирования долговой проблемы в 1994 году. С 2006-го осуществляется программа досрочного выкупа государственных обязательств. Поскольку объем валютных резервов (с середины 2008 года свыше 200 миллиардов долларов) превышает размер государственного внешнего долга, страна перешла в категорию нетто-кредиторов. В Бразилии, как и в России, основными заемщиками на внешних рынках выступают частные компании и банки, но и с учетом этого обстоятельства соотношение суммарного внешнего долга с ВВП составляет менее 20%.

Жидкое золото

Природа не обделила Бразилию запасами нефти, но проблема заключается в том, что 75% ее объема залегает на морском дне, на глубине как минимум 400 метров. Наиболее же продуктивные месторождения сосредоточены на глубинах, превосходящих 2 километра. С 1974 года основные месторождения разрабатывались в бассейне Кампус, в новом веке на первое место выдвинулся бассейн Сантус. Оба находятся в Атлантическом океане на расстоянии 250—300 километров от бразильского побережья. Неудивительно, что стоимость разведочных и эксплуатационных работ обходится Бразилии намного дороже, чем большинству стран, где нефть находится на суше или на мелководье. Кроме того, основная часть освоенных месторождений содержит тяжелую нефть с повышенным содержанием серы. Приступив к морской добыче всего 30 лет назад, Бразилия стала рекордсменом по глубоководному бурению и обладает самым современным оборудованием в области добычи нефти с морского дна на глубине до 3000 метров (2 миллиона баррелей в день).

С 2006 года у бразильского побережья найдено больше дюжины крупных месторождений энергоносителей. В ноябре 2007-го было заявлено об открытии в бассейне Сантус на глубине свыше 7,1 километра месторождения Тупи с запасами, оцениваемыми от 5 до 8 миллиардов баррелей, что равно 40% запасов, открытых за всю историю Бразилии, и вполне сопоставимо с достоверными резервами Норвегии (8,5 миллиарда баррелей). А главное, что на этот раз найдена легкая малосернистая нефть с плотностью 28° API, пользующаяся наибольшим спросом на мировых рынках. В январе 2008 года было объявлено еще об одном месторождении — Юпитер, расположенном всего в 37 километрах от первого на глубине 5,1 километра. На этот раз речь идет преимущественно о газовом конденсате и природном газе. Запасы нового месторождения еще не оценены даже приблизительно, но считается, что в нефтяном эквиваленте они могут быть аналогичны тем, которые содержит Тупи, и способны полностью удовлетворить потребности страны в газе. В апреле 2008 года было сделано воистину сенсационное заявление об открытии месторождения Кариока, запасы которого, по неофициальным оценкам, могут составить уже 33 миллиарда баррелей (все достоверные запасы США, например, равны 29,9 миллиарда баррелей). Эта цифра, конечно, нуждается в подтверждении и проверке, но тем временем вслед за Кариокой последовали новые открытия: в июне недалеко от Кариоки были открыты новые залежи легкой нефти плотностью 28° API, оцениваемые в 3—4 миллиарда баррелей. Новое месторождение получило название Гуара. Однако реальная отдача от месторождений, открытых за последние три года, начнется, конечно, не в ближайшее время.

С северо-востока на юго-запад

В системе внешних связей Бразилии в 2000-х годах заметно возросла роль России. Торговля между двумя странами началась еще в первой половине XIX века, но в течение десятилетий не отличалась значительными масштабами. Рекорд советской эпохи в 835 миллионов долларов США был зарегистрирован в 1983 году. Распад СССР и становление России в качестве независимого государства сопровождались резким сокращением объемов российско-бразильской торговли (до 22 миллионов долларов в 1992-м). Начало их восстановления обозначилось в 1994 году, c тех пор Бразилия превратилась в ведущего делового партнера России в Латинской Америке. За последнее десятилетие товарооборот между двумя странами увеличился более чем в 10 раз и приблизился к отметке 8 миллиардов долларов. Вместе с тем рост взаимной торговли происходил прежде всего за счет бразильского экспорта. Отрицательное для российской стороны торговое сальдо стабильно растет и превышает миллиард долларов.

Бразилия превратилась в крупного инвестора и вывозит капитал не только к соседям, но и в развитые страны. Фото: ALAMY/PHOTAS

Важнейшей проблемой является ограниченная номенклатура российских поставок и преобладание в них изделий с невысокой добавленной стоимостью. Ведущие позиции в последние годы занимают минеральные удобрения, на которые приходится до 90% совокупной стоимости российского экспорта на бразильский рынок. Россия занимает первое место среди зарубежных поставщиков удобрений в Бразилию, обеспечивая до 25% ее импортных потребностей. Годовой объем поставок российской машинно-технической продукции в новом веке ни разу не достигал 10 миллионов долларов, а ее удельный вес упал до 1% от общей стоимости экспорта на бразильском направлении.

Для нашей страны Бразилия представляет интерес в первую очередь как поставщик продовольственных товаров — сахара, мяса, табака, кофе, на которые приходится более 80% стоимости импорта. В последние годы Россия занимает первое место среди импортеров бразильского сахара-сырца, свинины и растворимого кофе, третье — по импорту говядины и пятое — мяса птицы. В новом веке в импорте из Бразилии стремительно растут поставки машинно-технической продукции. В частности, Бразилия стала крупным экспортером тракторов в Россию, поставляя ежегодно до 3000 единиц.

В последнее время российско-бразильское сотрудничество не сколько активизировалось: наблюдается некоторый приток прямых российских инвестиций в Бразилию, хотя их объем остается незначительным (Центральным банком Бразилии зарегистрирован приток российских инвестиций в 2002 году — 20 000 долларов, 2004-м — 210 000 и 2007 году — 1,1 миллиона долларов). После двадцатипятилетнего перерыва ОАО «Силовые машины» возобновило участие в строительстве ГЭС Бразилии. Контракты на поставку и монтаж оборудования для двух из них были выполнены в 2003—2008 годах, на сооружение третьей заключен в августе 2008-го. В 2007 году совместное предприятие «Русские автобусы Марко» с участием бразильской фирмы «Марко Поло» начало сборку в России микроавтобусов марки «Реал» и автобусов туристического класса «Андаре» (будут собираться соответственно 3000 и 1000 машин в год). В 2008 году в Калининградской области построено предприятие по переработке куриного и свиного мяса, партнером с бразильской стороны стала компания «Садиа» (Sadia), крупнейший экспортер мяса на российский рынок (Sadia вложила в реализацию проекта 45 миллионов долларов). Мы успешно сотрудничаем и в области космических исследований.

В последние годы между Россией и Бразилией подписывалось немало новых соглашений и контрактов — это дает основания надеяться не только на то, что к 2010 году объем взаимной торговли вырастет до 10 миллиардов долларов, но и на качественное улучшение структуры сотрудничества за счет повышения в нем удельного веса сфер высоких технологий. Тракторы в обмен на удобрения — не предел мечтаний. 

Рубрика: Досье
Просмотров: 7846