Вольная грамота

01 января 1962 года, 00:00

В те времена, когда звери умели разговаривать, все они жили в мире с Человеком. Но самым верным слугой Человека уже тогда был Пес.

Так вот, в те далекие времена, Кот, Пес и Мышонок были неразлучными друзьями.

Почтенные и уважаемые звери Кубы любили собираться во дворе большого дома на Аламеде. В разноцветных стеклах этого дома каждый вечер умирали отблески синего моря. Там, у подножья старого лавра, звери проводили за мирной беседой тихие вечера.

Однажды, когда Кот и Мышонок (а надо вам сказать — был он большой дока по части книг, ну, прямо, что называется, ученый) всячески восхваляли свободу, рассуждая о правах зверей и птиц. Пес, который все это слышал, вдруг подумал: «А ведь я-то настоящий раб». И очень огорчился... На следующий же день он отправился к мудрецу Олофи и попросил у него вольную грамоту.

Старый Олофи, который был древнее самого неба, почесывая за ухом, хитро поглядывая своими проницательными глазками, задумался: стоит ли ублажать Пса?

Думал мудрый Олофи, думал и, наконец, начертал свое имя на листе пергамента и передал вольную грамоту Псу.

В тот же вечер Пес хвастливо показывал вольную друзьям.

— Береги ее, Братец Пес, как зеницу ока, — посоветовал Кот.

А Пес, поискав, куда бы понадежней спрятать грамоту (карманов-то у него ведь не было), решил, что лучше всего положить ее под хвост. Но вольная уж очень там ему мешала. И ходить стало неудобно, и хвостом даже не пошевелить, не то чтобы махать, как прежде. Да вдобавок, видя, как он ковыляет, все кругом стали смеяться над ним. Одним словом, пытка! И Пес, не зная, что лучше — свобода или такие мучения, отнес грамоту на хранение Коту.

А Кот, подумав, что негоже хранить такую драгоценную бумагу где-то на чердаке под крышей, — чего доброго, испортится в непогоду, — понес вольную Братца Пса Братцу Мышонку, у которого был хороший сухой дом...

Приходит он к Мышонку, а тот только что отправился в ближайший погребок купить сыру. Кота встретила жена Мышонка. Объяснив ей все как положено, Кот отдал ей грамоту. А Мышь в то время как раз собиралась обзавестись потомством. Она взяла вольную, изорвала в клочки и подстелила себе в гнездышко.

А Пес в тот самый вечер повздорил со своим хозяином. Он сказал:
— Дай мне еще одну кость. А хозяин ему в ответ:
— Хватит с тебя и одной. Пес опять кричит:
— Мне надо больше есть, я теперь вольный!
А Человек ему в ответ:
— Ты будешь есть столько, сколько я тебе дам. Ты ведь мой слуга.
— Нет, дорогой хозяин, я не раб, — сказал Пес, виляя хвостом, — у меня есть вольная.
— Если это так, покажи мне ее. Пес выбежал во двор и позвал
своего друга Кота:
— Братец Кот, принеси скорей мою вольную!
Кот тут же позвал Мышонка:
— Братец Мышонок, неси скорей вольную Братца Пса, которая хранится у Мыши.
Мышонок со всех ног бросился домой. Мышь и ее семеро Мышат сладко спали на обрывках пергамента.

Скорбя душой, Мышонок вернулся во двор и шепотом рассказал обо всем Коту. Услыхав весть, Кот в ужасе схватился лапами за голову. И вот тогда, первый раз в жизни, Кот, фыркнув: «Пуф»,— выпустил когти и вонзил их в Мышонка. И первый раз в жизни Пес кинулся на Кота и вцепился ему в загривок своими острыми клыками.

С позеленевшими от ужаса глазами Кот отражал удары Пса. Все сцепились клубком, только шерсть летела. Наконец ловкий Мышонок выскользнул из кучи-малы и шмыгнул в норку. Кот, весь взъерошенный и ободранный, забрался на лавр, оттуда перескочил на крышу — и ну фыркать и шипеть на Пса.

А Пес подошел к своему хозяину, лизнул ему руку и, не говоря ни слова, улегся у его ног.

Перевод с испанского Р. Похлебкина

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 5143