Мальчик с пальчик из леса Итури

01 декабря 1990 года, 00:00

Жизнь африканских пигмеев по сей день во многом остается загадкой для исследователей. Изучить обитателей тропического леса решили этнографы и антропологи в рамках научной программы «Лес Итури». Программу поддержало Национальное географическое общество США. Ученые, позабыв о благах цивилизации, прожили несколько лет бок о бок с детьми природы и постарались перенять их обычаи, привычки, нравы.

Полусгнившие листья и ветки пружинили под ногами, делая шаги неслышными. Сквозь плотную листву изредка проглядывало голубое небо.

Дингоно замер на месте. Чуть левее от него за ветками кустов видна была антилопа — маленькая, немного крупнее взрослой собаки. Она беззаботно работала челюстями, не подозревая о смертельной опасности. Раздался свист стрелы, и тотчас тишину леса разорвали крики: «Ааз, ааз, ибу-де ааз...» Во всю мочь своих легких завопил Дингоно, отсылая собак в погоню за добычей. Стрела несомненно попала в цель — на листьях и траве багровели капли крови. Впереди раздался хлопок, другой, крики — это его товарищи отсекали путь ускользающему животному. А еще через несколько минут смех, усиленный эхом, рассыпался под зеленым куполом леса. Удачная охота племени эфе!

Племена низкорослых охотников — полутора метров достигает взрослый мужчина — разбросаны по влажным тропическим лесам семи государств Африки: Бурунди, Камеруна, Центрально-Африканской Республики, Габона, Народной Республики Конго, Руанды и Заира. Это пигмеи, общая численность которых 150—200 тысяч человек. Они делятся на десять племен, каждое из которых отличается друг от друга обычаями, способами добычи пропитания, а также языком. Своего языка у пигмеев нет, они заимствовали его у своих более рослых соседей.

Взгляд знающего человека сразу различит пигмеев из разных племен. Но главное, что их объединяет,— пигмеи освоили для жизни дебри тропического леса, где не могут жить рослые крестьяне-африканцы. Сами же пигмеи не выносят прямых лучей солнца и, оказавшись на открытом пространстве, стараются как можно быстрее вернуться в тень дебрей.

Ученым предстояло изучить их традиции, но еще важнее — понять роль, которую играют эти племена в сложнейшей жизни огромного, но единого организма — леса и всех его обитателей. Ведь, не заняв строго определенное место в системе леса, эфе, а именно это племя изучали,— не смогли бы выжить в жестоком тропическом мире.

...Охотники расселись вокруг антилопы, положив под себя большие листья монгонго, отдаленно напоминающие листья знакомого нам фикуса. Сначала Дингоно поведал всем, как ему удалось ранить антилопу, не забыв, как водится у охотников всех времен и народов, несколько приукрасить факты. Затем, перебивая друг друга, яростно жестикулируя и для наглядности подражая крикам раненого животного, стали говорить остальные. Каждый излагал свою версию происшедшего.

Потом Пекеле, старший и наиболее опытный, начал дележ. Самый первый и большой кусок получил тот, кто обнаружил и ранил добычу. Казиани — владельцу двух собак — достались голова и лопатка. Иэмби, брату Дингоно, пославшему смертоносную стрелу, отдали другую лопатку и часть грудины.

По мнению ученых, способы добычи пищи в племени эфе скорее всего весьма сходны с теми, которыми пользовались наши пращуры до того, как перешли к земледелию. Наверное, и их день на 99 процентов был занят охотой и сбором растений.

Эфе чаще всего охотятся небольшими группами. Их добыча, как правило,— небольшие животные, в основном антилопы, обезьяны. Коллективная охота редко бывает неудачной, а значит, кусок мяса, хотя и небольшой, каждому гарантирован. Но пигмеи не боятся нападать и на таких гигантов, как лесные слоны. Добыть слона — редкая удача, ее не забывают годами. Хранить мясо эфе не умеют, но выменивают на него массу полезных в хозяйстве и охоте вещей. Для этого часть мяса относят соседям — высокорослым земледельцам. У каждой семьи эфе есть своя семья высоких, которым они обязаны по традиции помогать в работе на поле, носить мясо и мед. А те взамен дают им ткани, соль, ножи и наконечники копий.

...Обгоняя дождь, Дингоно с товарищами приблизился к стоянке, как водится у эфе, разбитой на склоне пологого холма — чтобы площадка быстро просыхала после ливней. Расчищенный от растительности овал — метров двадцать в длинной части — обступали шалаши, обращенные выходом к центру. Несколько толстых прямых веток, воткнутых в землю, перевиты более тонкими. Все сооружение покрыто листьями монгонго. Это и есть жилище бродячего охотника — достаточное, чтобы укрыться от непогоды, и такое, которое не жалко бросить, уходя на новое место. Атоза, жена Дингоно, как обычно, суетилась у огня, а его двухлетняя дочь и сын Арангеле весело возились чуть поодаль. Услышав, что группа возвращается, Атоза разогнулась и внимательно посмотрела в их сторону. И тотчас лицо ее растянулось в довольной улыбке. Вид охотников и свертки с мясом в руках убедительнее всяких слов говорили об удаче. Но еще больше обрадовалась она, когда увидела, какой большой и лакомый кусок выпал на долю ее мужа.

Добыча пришлась как нельзя более кстати. Вчера приходил мальчишка из деревни — сказать, что их друг и покровитель Абаму из оседлого племени нуждается в помощи. А с пустыми руками ходить к друзьям, тем более высокорослым, не принято, даже если и идешь на прополку огородных грядок. Оттуда можно будет принести ответный дар — то, что родят огород и поле.

Дружба эфе и высокорослых банту, как считают ученые, своего рода симбиоз, вещь абсолютно необходимая как для тех, так и для других. (Кстати, здешние «высокорослые» не настолько уж выше маленьких: сказался приток пигмейской крови.) И хоть они никогда не задумывались об истинных причинах своей привязанности друг к другу — просто так было заведено испокон веку,— она имела вполне определенную экономическую подоплеку. Несмотря на разницу в образе жизни, охотники и земледельцы теснейшим образом связаны друг с другом. И разрыв этих связей был бы губителен для обоих.

...Дингоно давно собирался к Абаму, но мысли о визите немного раздражали его. Хоть он и уважал своего оседлого друга, с которым они в детстве играли вместе, пока их матери занимались хозяйством, но покровительственное отношение Абаму немного унижало Дингоно. Абаму, правда, всячески подчеркивал свое расположение к лесному собрату и называл его вежливо «мой эфе». В последнее время отношения с высокими стали несколько натянутыми. Слишком много холостяков появилось в лагере эфе — их женщины все чаще переселялись в деревню высоких. Те же не то чтобы предпочитали брать женщин из леса, но никогда от этого не отказывались. Это удобно с нескольких точек зрения. Во-первых, за лесную девушку не нужно платить выкуп, как за свою соплеменницу. Во-вторых, они очень выносливы.

Так было и с Абаму. Несколько лет назад он женился на Сюзанне, девушке из своей деревни, и вскоре у них родился чудесный ребенок. Но он не прожил и года. Природа тропических лесов безжалостна к малышам. Выживают далеко не все. Больше Сюзанна не смогла рожать, и четыре года назад Абаму взял второй женой славную девушку из племени эфе, на которую имели виды многие парни. Ее звали Мапиемби. Она досталась Абаму совершенно бесплатно. К таким бракам мужчины племени эфе относятся весьма отрицательно. Ведь высокие нипочем не выдадут своих девушек за лесных малышей. А раз количество девушек уменьшается и найти себе спутницу становится проблемой, то численность племени может сократиться. Но эфе не протестуют: так ведется веками.

Больше всего деревенские радуются, когда у них появляются гости из леса с корзинками, заполненными сотами с медом. С таким товаром владеешь миром! Как только в начале июля зацветают высокие деревья рофо, покрываясь белыми соцветиями, под их кроной раздается мерное жужжание снующих между цветами и ульями пчел. В лес за медом пигмеи ходят компанией человек по пять-шесть, вооруженные бамбуковыми свистками.

В последний раз, еще не успев далеко уйти от лагеря, они услышали знакомый гул пчел. Гул исходил от высокого дерева анджуафа. Сквозь переплетение веток охотники углядели почти незаметное отверстие, вокруг которого роились насекомые. Тогда-то и раздался первый свист, возвестивший о находке. А еще через несколько минут один за другим раздались свистки его товарищей. Всего удалось найти 14 пчелиных кладовых.

Пока Абузу, дядя Дингоно, разводил у подножия дерева огонь, сам Дингоно и Иэмби начали вить веревки из лиан. А Казиани и Тему стали ловко и быстро плести из стеблей и листьев монгонго две небольшие корзинки. В одну из них положили тлеющие угли и прикрыли их влажными листьями, другую оставили пустой. Ствол, лишенный сучков и веток, казался неприступнее самой надежной крепости. Апумбаи, молодому и сильному юноше, предстояло забраться на совершенно гладкий ствол. Апумбаи женат на младшей дочери Абузу Эдибоо. По обычаям племени, семейный клан Апумбаи должен в обмен на Эдибоо передать в клан Абузу невесту. Пока этого не произошло, Апумбаи как бы в долгу и должен выполнять самую трудную и опасную работу.

Подойдя к растущему рядом с анд-жуафой дереву, тонкому и достаточно высокому, он в мгновение ока взобрался на самый верх. Затем, крепко ухватившись за одну из веток, достигавших кроны соседнего дерева, стал раскачиваться, пока ему не удалось ухватить удобную, с его точки зрения, соседнюю ветвь. Дело сделано. Осталось связать ветви обоих деревьев, чтобы как по мосту перебраться к пчелам. Казиани и Тему последовали за ним, неся корзинки с углем и топорик. Передав ему корзинку с углями, они опасливо расположились неподалеку, а Апумбаи стал окуривать пчел, вдувая дым прямо в леток. Затем, обвязавшись веревками из лиан поперек туловища, он спустился чуть ниже отверстия и начал расширять его топориком. Как только дыра была пробита, Апумбаи, запустив в нее руку по локоть, вынул изрядный кусок сот и сунул в рот. Дингоно с товарищами умоляли его бросить им хоть маленький кусочек. Они даже подставляли широкие листья, чтобы мед не упал на землю. Того же требовали соседи по дереву. Но пока Апумбаи жевал, он никого не слышал. Потом, дожевав, сосредоточенно, медленно и даже несколько торжественно поместил драгоценную добычу в свою корзину, а вторая порция, закачавшись на веревке, стала спускаться к земле.

— Мы съели столько меда,— рассказывал ученым впоследствии Дингоно,— что наши животы стали как барабаны. А еще больше принесли домой!

По наблюдениям одного из участников проекта «Лес Итури» Роберта Байли, примерно десятая часть времени уходит у эфе на поиски меда. Кроме того, что он просто вкусный, мед составляет около 14 процентов калорий в общем объеме их питания. Надо сказать, что и высокорослым банту без сладкого тоже приходится туго, и, когда речь заходит о меде, они не скупятся на ответные дары.

Мед, мясо и овощи тесно связывают эти два племени. Казалось бы, высокорослые банту могли без особого труда обойтись без услуг эфе. Ведь они в меньшей степени зависят от леса, способны обеспечивать себя урожаем своих полей и огородов. Но и эфе могут самостоятельно обеспечивать свой, хотя и не всегда обильный рацион. Судя по всему, пигмеи — исконные жители африканских лесов — занимались охотой и сбором дикорастущих трав задолго до появления соседей банту. А раз так, значит, такое разделение труда — явление относительно недавнее. (Последних, скажем, столетий.) Но участники проекта «Лес Итури» сделали вывод на основании изучения питания двух племен пигмеев: эфе не могли бы выжить, не будь рядом высокорослых банту! Оказалось, что две трети калорий они получают с огородов своих соседей. Лес не в состоянии обеспечить человека необходимым питанием в течение долгого времени.

Что ждет маленьких охотников леса Итури? Перспектива, к сожалению, невеселая. Помимо снижения рождаемости из-за малого числа женщин, есть еще одна и, пожалуй, самая существенная — гибель тропического леса. Его истребляют ради новых сельскохозяйственных угодий и ценной древесины. Исчезают целые виды зверей и птиц. В поисках пропитания эфе приходится кочевать, удаляясь от поселений «своих высоких». Уже сейчас они не задерживаются на одном месте долее трех недель. А что будет с «высокими»? Слишком тесно связаны эти люди друг с другом и с природой. Как бы человечеству — в который раз! — не пришлось потерять уникальнейшую и древнейшую культуру.

Кстати, наверное, и наши пращуры были малы ростом. Ученые пришли к выводу, что именно эта миниатюрность помогает адаптироваться к сложным условиям климата и окружающей среды. Небольшой организм легче насытить, он выделяет меньше тепла, что очень важно в условиях высоких температур и влажности. Наконец, люди малого роста более подвижны и собранны, а эти качества просто жизненно необходимы при охоте.

А не этот ли малый рост предков нашел выражение в легендах и сказках? Мы имеем в виду сказки о Мальчике с пальчик. Каких только великанов он не одолевал! Похожие герои есть в фольклоре народов разных стран.

...Дингоно развернул мясо, и они с женой стали выбирать кусок, который завтра отнесут в деревню. Надо отобрать кусок получше, чтобы выменять на что-нибудь полезное в хозяйстве. Лесные люди не задумываются на много дней вперед. Так что вряд ли они осознают те сложности и опасности, которые ждут их племя в будущем.

Важно, что сегодня они будут сыты.

По материалам журнала «Нэшнл джиогрэфик» подготовил А. Стрелецкий

Рубрика: Без рубрики
Ключевые слова: пигмеи
Просмотров: 7939