Глазами друзей

01 мая 1960 года, 00:00

 

Москва для нас родная

Это чувствует каждый болгарин. Болгар и русских связывает давнишняя дружба. Мы — народы-братья. Особенно близкой стала Москва для нас сейчас. И не только потому, что сегодня путь на «ИЛ-18» из Софии в столицу Советского Союза занимает не больше времени, чем прогулка пешком по болгарской столице.

Не впервые посещаю я Москву. Всякий раз, когда я бываю в ней, меня радуют происшедшие здесь перемены. Наверное, москвичам они не так заметны, как приезжим.

Открытие новой Москвы начинается уже по дороге от Внуковского аэродрома. Там, где два-три года назад простирались безлюдные пустыри, тянутся асфальтированные бульвары, кварталы жилых домов. И старая, давно обжитая часть города тоже переменилась. Исчезают низкорослые домишки. Их место занимают удобные, многоэтажные здания.

Лет шесть назад мне запомнился район, где начиналось строительство гостиницы «Украина». Уныло стояли домики с облупившейся штукатуркой. Местность вокруг была заболоченной. А в начале этого года я увидел ансамбль из восьми-девятиэтажных домов, широкий — до ста метров — асфальтированный проспект, монументальное высотное здание гостиницы, красавец мост, перекинутый через Москву-реку.

Новое проникает не только в сам город, но и в его «недра». Появились очень удобные для пешеходов и шоферов подземные тоннели. Дальше протянулись линии метро.

Благодаря большому строительству изменяется и сама география города. Его окраины становятся своеобразными центрами, как, например, стадион имени Ленина — центром спортивной жизни Москвы, а университет, вынесенный на Ленинские горы, — одним из центров ее научной мысли.

Я заговорил о географии потому, что это наука, которой я посвятил жизнь. Увлекся я географией еще в детстве, когда читал журнал «Вокруг света». И теперь я приезжаю в Москву, чтобы встретиться здесь со своими коллегами из Академии наук СССР, МГУ и Географического общества.

По существующей договоренности группа советских и болгарских ученых разрабатывает совместно большую монографию «География Болгарии». Она представляет собой двухтомный труд и скоро будет подготовлена к печати. Несколько лет работает в Болгарии комплексная экспедиция болгарских и советских ученых.

Мы очень благодарны за такую помощь русским товарищам. Поэтому Советский Союз стал для нас еще ближе и родней.

А. Бешков, действительный член Болгарской Академии наук

Манят дальние края

По складу характера я большой непоседа. Манят меня вечно дальние дали, неповторимая прелесть неизведанных троп, первобытная свежесть лесов и озер.

Эта страсть возникла не вчера, не вдруг. Но только в зрелые годы моей жизни суждено было осуществиться мечте о путешествиях. За последнее время мне довелось побывать в Китае, США, Алжире, Марокко, Румынии, Греции, Франции, Англии, Норвегии и других странах.

Знаком я и с вашей страной. В годы войны, будучи офицером Войска Польского, я прошел от Волги до Вислы. Не раз бывал в Советском Союзе и в последние годы. И все же есть еще немало мест, которые я хочу для себя «открыть».

Это Сибирь, Алтай, Дальний Восток. Своими глазами взглянуть на грандиозную стройку, которая там развернулась, познакомиться с энтузиастами великих свершений и, уж если я буду на Ангаре и Амуре... половить там рыбу — моя давняя мечта.

«Хроническая болезнь» — страсть к рыбной ловле — нигде меня не оставляет. Особенно запоминающейся была последняя рыбалка — на Днепре. Мы провели здесь две недели как заправские Робинзоны.

Хоть любители польской литературы в вашей стране знают меня, пожалуй, прежде всего как романиста, автора «Действительности» и «Сентября», меня постоянно беспокоит приключенческая жилка. Очень хочется написать увлекательную приключенческую книгу — такую, чтобы «дух захватывало». Три года назад в Польше издана моя повесть о злополучном и веселом путешествии школьников на яхте по Мазурским озерам. Но этого мало.

Мне кажется, что нам, писателям социалистических стран, почаще следует обращаться к этому древнему и вместе с тем вечно юному жанру. Наша молодежь любит хорошие приключенческие книги, и, право» стоит для нее потрудиться!

Ежи Путрамент, польский писатель

Теплый месяц

Так я называю время, проведенное в Советском Союзе. Не потому, что теплой была погода. Наоборот, мне, южанину, порой приходилось поднимать воротник пальто. Но радушие, с каким принимали меня всюду советские друзья, согревало, как летнее солнце.

В течение месяца я побывал в Москве, Ленинграде и  Киеве.

Я драматург, и меня, конечно, прежде всего интересовала театральная жизнь этих городов. Однако и других впечатлений накопилось столько, что не хватит, пожалуй, года, чтобы все их описать.

Поэтому я не буду говорить о высотных зданиях, о красоте и удобстве московского метро, о четком ритме жизни столицы. Об этом уже много писали и говорили до меня. Остановлюсь на самом значительном, что врезалось в память.

В Албании я не раз слышал об огромном скоплении людей, желающих посетить Мавзолей Ленина и Сталина. И вот я сам стал таким желающим. Чтобы попасть в Мавзолей, я шел полтора часа. Через всю Красную площадь тянулась бесконечная процессия. Людей многих национальностей встретил я в ней. Казалось, будто весь мир прислал своих представителей поклониться великому Ленину.

Потом я поехал в город, носящий светлое имя Ленина. Едва я вышел из вокзала, как меня захватила волнующая мысль, что именно здесь сорок два года назад занялась заря новой эры русской и общечеловеческой истории. А во время Великой Отечественной войны этот город выстоял 900 дней блокады.

После осмотра его у меня сложилось впечатление, что это один из самых красивейших городов мира. Прекрасны в нем ансамбли улиц и площадей, бульваров и парков, неповторимы и формы каждого здания в отдельности. Все вызывало восторг перед великим творением рук человеческих.

Семь дней, которые я пробыл в Ленинграде, промелькнули как семь минут. Все это время я ходил, зачарованный красотой и богатством Эрмитажа, Русского музея, мозаикой Исаакиевского собора.

Не менее впечатляющей была моя поездка в Киев. Я слышал, что этот город был сильно разрушен во время войны, и морально приготовился увидеть не развалины, конечно, но некоторые следы опустошительной войны. Неожиданно моему взору представились прекрасные строения оригинальной, новой архитектуры. Город полностью восстановлен.

Древний Киев оказался не только городом старинных памятников и церквей с фресками редкостной красоты, но и городом с богатой современной культурой. И здесь мне снова бросился в глаза тот радостный, быстрый темп жизни, на который я обратил внимание еще в Москве и Ленинграде.

На прощание могу сказать только одно: месяц, проведенный в СССР, промелькнул очень быстро, но на долгие годы останутся в моей душе воспоминания об этой поездке, об этом чудесном, теплом месяце моей жизни.

Джемаль Броя, албанский драматург

Волнующая тема

Пять веков назад русский человек: Афанасий Никитин покинул родной: город и после трех лет невероятных приключений прибыл в Индию.

В наши дни великий сын советского народа премьер-министр» Н.С. Хрущев летит через Гималаи на скоростном самолете и через несколько часов ступает на землю Индии с миссией дружбы.

Между этими двумя датами лежат века истории...

Британские империалисты, вторгшись в нашу страну, прервали ее традиционные связи с северными соседями, но не смогли остудить чувство горячей симпатии к русскому народу. Когда народ Индии узнал о победе революции в России, целая группа отважных индийских революционеров тайком покинула родину, чтобы добраться в советскую Азию и узнать правду о Великой Октябрьской социалистической революции. Многие погибли во время бесконечно трудного путешествия через горы. Но те, кто дошел, увидели становление нового мира и, вернувшись в Индию, рассказали о нем своему народу. Потрясающая сага этого путешествия навсегда останется свидетельством патриотического героизма индийских революционеров.

Как волнует эта тема писателя. Сколько здесь живых сюжетов для рассказов, романов, кинофильмов!

Квайа Ахмад Аббас, индийский писатель

Просмотров: 3740