Звезды Гибралтара

01 октября 1960 года, 00:00

Солнечные блики пляшут в водах бухты, ослепительно сверкают белые паруса яхт, а сам город на фоне огромной скалы напоминает пеструю и веселую мозаику. Это Гибралтар, город-крепость, единственная, если не считать Мальты, колония на европейском континенте и одна из старейших английских военных баз на территории иностранного государства.

«Джебель-ат-Тарик» (так по-арабски называется Гибралтар) означает в переводе «Гора Тарика». Грозный предводитель арабских завоевателей Тарик-бен-Саид в 711 году вторгся в Испанию, преодолев узкий пролив, отделяющий ее от Африки. Тогда же на северном, обращенном к Испании выступе скалы был воздвигнут замок, который и теперь называют мавританским.

История Гибралтара — это история кровопролитных войн. 8 VIII веке отсюда начали свои завоевания арабы. В начале XVI века крепость захватили испанцы. Через 200 лет она была взята объединенными англо-голландскими войсками. Еще через 100 лет судьба Гибралтара решалась в морском сражении, когда у Алхесираса был разбит испанский флот. Сколько крови было пролито из-за этого клочка земли в пять квадратных километров!

Тут нет ни золота, ни нефти. Вся ценность Гибралтара в его географическом положении. Это «пробка», которая в любой момент может заткнуть пролив, соединяющий Средиземное море с Атлантическим океаном. И как ни густа зелень, покрывающая Гибралтарскую скалу, в ней без труда можно разглядеть черные провалы амбразур, откуда высовываются жерла орудийных стволов. Пушки повернуты в сторону африканских берегов. Под их прицелом пролив. Как трудно поверить, что они нужны для защиты Великобритании, туманные берега которой расположены за многие сотни километров отсюда!..

Неподалеку от порта рынок. С раннего утра с корзинами за спиной спешат туда продавцы овощей, фруктов, рыбы, колючих средиземноморских омаров. На рынке мы разговорились с несколькими испанцами.

До полной нищеты довел этих людей кровавый диктатор Франко. Чтобы как-то прокормить семью, они вынуждены искать работу в Гибралтаре. Живут они за узкой нейтральной полосой, в городке Ла-Линеа. Полчаса хода, но это уже Испания.

— Для туристов Испания — это тореадоры, кастаньеты, замки времен Дон-Кихота, — сказал один из них, — для нас это голод и бесправие, тюрьмы и безработица...

Сворачиваем с Мейн-стрит и сразу попадаем в лабиринт узких улочек. Тут, наверное, не разъедутся даже два автомобиля. А это уже не улица, а просто лестница. Забираемся все выше и выше. Кончаются дома, мы шагаем по шоссе. По обе стороны от него — густые заросли акации и алоэ. Иногда зеленую стену рассекает узкая тропинка. Но тут же предостерегающая надпись: «Вход строго воспрещен! Военная зона!»

В зале ожидания морского порта мы видели много красочных плакатов и проспектов, на все лады расхваливающих красоты Гибралтара. Смеющаяся макака кричала с рекламных щитов: «Посетите Гибралтарскую скалу! Это единственное место в Европе, где на воле живут обезьяны. Прилетайте! Приплывайте! Приезжайте!» И вдруг «вход строго воспрещён». Но в конце концов мы только гости. Пусть уж местные макаки уличают туристское бюро в фальшивой рекламе.

Отсюда хорошо видны Гибралтарский залив, корабли в гавани, казармы и бастионы крепости. В цемент высоких каменных заборов воткнуты осколки битого бутылочного стекла. Такая «оборона» кажется особенно смешной рядом с орудийными стволами, торчащими из амбразур, и огромным бетонированным полем военного аэродрома.

Спускаемся вниз. Полдень. Жарко. Поубавилось людей на улицах. Закрылись магазины. Только вот этот неунывающий старик продолжает свою торговлю «счастьем». Но и на лотерейные билеты сейчас мало охотников. Куда больше народу у стоек маленьких баров. В такую жару приятно выпить бутылочку прохладительного напитка.

В западной части городка улицы шире и ровнее. Тут в так называемом «Монастыре» и находится резиденция «всесильного» губернатора. В прошлом это действительно старинный францисканский монастырь.

...Короткие сумерки быстро сменяются темной южной ночью. Кое-где вспыхивают огни неоновых реклам. Железные жалюзи опускаются на витринах магазинов. Окончен рабочий день. Группы испанских батраков бредут к границе. Над их головами со свистом проносятся реактивные истребители. На Мейн-стрит этого свиста не слышно. Из раскрытых дверей дансингов и баров слышатся то звуки джаза, а то перезвон испанской гитары, и грустный напев ее прерывает порой пьяный гогот солдат.

Мы отправляемся домой, на корабль. Черная вода плещется о борта шлюпки. Ожерелье звезд зажгла ночь над Гибралтарской скалой. Тишина и мир вокруг.

Но там же, над скалой, горят и другие звезды: красные сигнальные фонари на верхушках радиомачт, словно красный светофор зажжен тишине и миру. И хотя знаешь, что крепость эта живет уже больше тысячи лет, невольно думаешь о том времени, когда она отживет свой срок, как и все другие военные крепости.

Я. Голованов

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 4658