Незнакомая Испания

01 октября 1960 года, 00:00

Начиная разговор об этом уголке Испании, следует оговориться, что мы подразумеваем под словом «незнакомая».

Испания — страна многоликая, пестрая. В ней много удивительно своеобразных областей, не похожих друг на друга ни природой, ни архитектурой городов и сел, ни бытом, ни даже складом характера людей.

Испанию посещает довольно много туристов, но они в основном бывают на юго-западном побережье страны. А северо-западный угол Пиренейского полуострова, где находилось древнее королевство Галисия, мало известен не только в других странах, но, как это ни странно, даже в самой Испании. Именно здесь — незнакомая Испания, незнакомая в действительном значении этого слова.

...Близится к финишу утомительное многодневное плавание. Взоры пассажиров полны трепетного ожидания. И как-то сразу, вдруг над бирюзовой плоскостью морских волн начинают вырисовываться очертания гор в нежной дымке пастельных тонов. И вот уже видны изрезанные ущельями высокие гранитные скалы, суровостью своей природы напоминающие Скандинавию. Округлые вершины с сосновыми лесами, чередующиеся с угрюмой пустотой степей; голые шхерные острова; изрезанный бухтами, увенчанный дюнами песчаный берег в белой пене неутомимого прибоя.

Можно было начать наш рассказ о Галисии с описания белых портовых городов Виго или Ла-Корунья, но на них лежит отпечаток облика больших испанских городов, и не они определяют характер этой исторической области. Если вы хотите узнать, понять и полюбить Галисию, то остановитесь где-нибудь в рыбацком поселке: в Коркубьоне, Камаринье или в Ла-Гуардии. Повсюду — у пристани, в бухтах, в открытом море — качаются рыбацкие лодки; свежий морской ветер играет в бесконечно длинных сетях; на высоких деревянных сооружениях висят пойманные каракатицы; доносится запах горелого масла, который соперничает с запахами смолы, гниющих водорослей и соленого воздуха.

Мы приехали в один из таких поселков и застали там праздник.

Кто неделями бывает в море, кто изо дня в день соскабливает с крутых утесов птичий помет или извлекает из сырых расщелин отчаянно сопротивляющихся каракатиц, тот, конечно, имеет право на короткое, но бурное веселье.

Удары колокола и треск ракет возвещают о начале праздника. Под звуки волынки и духовых инструментов, под бой барабанов гальего танцуют пасодобль.

Что случилось с гальего? Обычно флегматичные, они охвачены пламенем южного темперамента. Танцуют с упоением, радостью, удовольствием.

Но быстро проносится праздничный вихрь, наступают обычные будни. В предрассветные сумерки отправляются в море рыбаки; женщины спешат на фабрики, где приготовляют изумительно вкусные сардины в масле; эти консервы расходятся по всему миру.

Округлые гранитные купола гор, поднимающиеся на две тысячи метров, — словно маяки на пути от побережья в глубь Галисии.

Незабываемое впечатление производит прогулка в безлюдные, девственные горы Восточной Галисии. Сланцы и кварциты причудливой формы образуют острые плечи горных хребтов, вторгшиеся сюда граниты — крупные купола вершин.

По узким горным тропам можно пробраться в такие места, где все поражает своей первобытностью, где в голову приходит мысль: «Уж не так ли выглядел мир в первые дни сотворения?»

Примитивные каменные хижины пастухов кажутся здесь крошечными точками; горный ветер покачивает скудную траву, в небе — ослепительное солнце; кругом поразительно пустынно, одиноко.

Если говорить об окраске этих мест, то здесь торжествует, конечно, желтый цвет со всеми его нюансами. Это цвет колючего дрока. Внешне похожий на можжевельник, дрок цветет с небольшими перерывами в течение всего года цветет в горах даже под снежным покровом суровой северо-западной зимы. Галисия — это край рыбаков и крестьян.

В долине Мино вьется виноградная лоза. На равнинах и на террасах, устроенных на склонах гор, колышутся пшеничные и кукурузные поля. В большинстве случаев для получения хорошего урожая необходимо искусственное орошение. И надо сказать, что в сооружении оросительных каналов гальего достигли подлинного мастерства.

Когда приходит пора уборки урожая, плоды и овощи укладывают высокой горкой на двухколесные тележки, которые то и дело взвизгивают на несмазанных осях. А кукурузные початки дозревают в специальных амбарах — явление, типичное для Галисии.

В зеленых долинах огромные эвкалиптовые деревья охватывают тенью бедные крестьянские деревушки, а на востоке края растут древние каштановые рощи. Они придают паркам особую торжественность. А вот апельсиновые деревья и пальмы в городских парках и помещичьих усадьбах словно когда-то заблудились, да так и остались тут чужими, непрошеными гостями.

Основное богатство Галисии — недра земли, таящие ценнейшие руды. Несколько заводов перерабатывают олово и вольфрам. С давних пор пользуются известностью многочисленные горячие и минеральные источники Галисии. И если бы на устройство здравниц правительство отпускало больше средств, как знать, может быть, Галисия стала бы одним из курортных центров.

Долина Осера — сфера влияния католического ордена «Цистерцинсер». Монахи — весьма предприимчивые и ловкие дельцы. Так, например, в монастыре работает типография, оснащенная немецкими станками. Как видите, монахи используют «святые места» для своего обогащения.

Архитектура Галисии отличается большей строгостью, нежели воздушная готика Кастилии, восторженный «платереско» Вальядолида и Саламанки или игривая легкость южноиспанских дворцов.

Романский период оставил глубокий след в Галисии. В романском стиле построен древний огромный собор Сантьяго, а также много маленьких церквушек в деревнях.

Таков этот уголок Испании, своеобразный, строгий, незнакомый. Незнакомый еще и потому, что правительство не обращает на Галисию внимания, оно словно забыло о ее существовании. Здесь исключительно редкая сеть железных и шоссейных дорог. Удивительно слабо используется энергия бурных рек. До сих пор центр тяжести экономики падает на рыболовство и земледелие, а промышленность сильно отстает в своем развитии.

В. Карлэ
Перевод Л. Ласкиной

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 4811