Бог Монацит и его жрецы

01 сентября 1960 года, 00:00



Памфлет

Контрабандисты XX вена

У американского журнала «Лайф» давняя страсть к преступному миру. Бандиты, налетчики, взломщики, сутенеры, фальшивомонетчики и прочие рецидивисты не сходят с его страниц. Криминальная жизнь Соединенных Штатов дает ретивым репортерам широкий простор в выборе тем и типажей. Но, видно, отечественные уголовники изрядно надоели читателям «Лайфа», и он решил развлечь их описанием деятельности преступников мирового масштаба. В этом году журнал посвятил целую серию статей контрабандистам.

Чем вызван столь пристальный интерес к уголовникам, сказать трудно. Возможно, желанием отвлечь внимание публики от международных преступников более высокого полета.

«Контрабанда — очень прибыльное дело», — заверяет журнал. Человек, который хотел бы стать контрабандистом, найдет в «Лайфе» немало ценных советов. Он узнает, где, когда, как и с каким риском можно заниматься этим «интересным» ремеслом Он узнает, что география контрабанды очень ограниченна — по существу, в наши дни развернуться можно лишь в Средиземноморье и на американском континенте. Правда, и здесь круг стран сужается. Так, например, недавно кубинская революция прикрыла международный притон в Гаване.

Он узнает также, что контрабандой можно заниматься в одиночку (есть еще такие любители), но лучше шайкой. Чем больше шайка, тем безопаснее.

Он узнает также, что уголовные кодексы многих стран довольно ласковы к деятелям «невидимого бизнеса», а техническая оснащенность некоторых контрабандистских организаций дает им сто очков вперед при встречах с полицией. Он узнает, наконец, что ему совсем не стоит стыдиться своего ремесла, так как ответственность за нарушение законов страны лежит на самой стране. С точки зрения журнала в контрабанде виновны страны, установившие высокие таможенные пошлины, как, например, Бразилия, пытающаяся регулировать вывоз кофе. Если бы, мол, не было пошлин, не было бы и контрабанды.

Это философско-юридическое умозаключение, несомненно, отличается оригинальностью. Но не оно заставило нас обратить внимание на статьи в журнале «Лайф». Этими статьями мы заинтересовались в связи с фактами, о которых в них нет ни слова. Как ни парадоксально, но «Лайф» даже не обмолвился о деятельности самой мощной, самой доходной, самой многочисленной, самой технически оснащенной контрабандистской организации. Такой пробел не к лицу журналу, столь осведомленному в тайнах преступного мира. Неужели он не в курсе дел? Или ему велено молчать? Ну что же, тогда мы расскажем читателю о наиболее крупных контрабандных операциях XX века.

Для этого нам придется отправиться на север Бразилии и провести несколько, нельзя сказать приятных, минут с одним из миссионеров достопочтенной секты «Крестовый поход мировой евангелистекой церкви», вот уже восемь лет льющей христианский бальзам на грешные головы индейцев племени вапишана. Итак, на берег реки Урарикуэра.

На берегу Урарикуэры

Мы вряд ли ошибемся, если предположим, что в момент визита в хижину миссионера отца Фомы застанем его целиком поглощенным звуками, исходящими из маленькой походной рации. Пока служитель культа, известный в мире под именем Тома Смагглера, расшифровывает радиограмму, мы можем беспрепятственно осмотреть убранство его кельи. Три гвоздя, вбитые в дощатую стену, выдерживают тяжесть автоматического ружья, полевого бинокля и распятия. На столе ворох топографических карт. Вы ищете библию? Она под ними. Ну, а эта книга — справочник по кристаллографии. А там, в углу, — походный алтарь? Нет, счетчик Гейгера. Зачем он здесь?

Подождите. Слышите, отец Фома велит позвать Баруба? Так зовут вождя рода. Интересно, о чем они будут говорить?
— Вы звали меня, святой отец?
— Да, сын мой. Как прошла охота?
— Мой сарбакан не знает промаха. Я убил двух жирных тапиров.
— Хвала господу, сын мой. Где твои братья?
— Они на реке, святой отец. Сегодня день больших сетей.
— Позови их назад, сын мой. Богу не угодно даровать свою милость народу вапишана.
— Вас опять посетило видение, святой отец?
— Бог соблаговолил спуститься ко мне. Он сказал, что грехи народа вапишана мешают ему побороть дьявола. Он сказал, что завтра пошлет ангела к народу вапишана и примет искупление красным песком.

— Сколько аробо нужно богу?
— Сто аробо. Скажи своим братьям, чтобы они отнесли песок на поляну сошествия. Кто принесет больше пяти аробо, получит мое благословение и бутылку виски.
— Повинуюсь, святой отец.
— Да, Баруба. Я слышал, что братья твои всуе поминают имя божье. Кто сказал вам, что Монацит имя его?
— Ангел, сошедший с неба прошлый раз, воздавал хвалу Монациту. Я сам слышал, как он молился, поминая имя его. А Магуши, которую он почтил своим вниманием, рассказывала мне, что Гонец Неба называл Монацита всемогущим богом. «Ничто не сравнится в силе с ним. И все вы рабы его», — говорил он. Почему, святой отец, вы скрывали от нас имя божье?

Не кажется ли вам, что краска стыда проступила на выбритых щеках святого отца? Или это признак сдерживаемого гнева? А может быть, смех душит наставника божьего? Что ответит пастырь своему заблудшему стаду?

— Монацит есть монацит, сын мой. Иди с богом. И пусть вера укрепит мысли твои. Прикажи братьям своим готовиться к ангельскому сошествию.

Пока индейцы копают красный песок, а отец Фома разбавляет виски, давайте заглянем в справочник по кристаллографии. Не найдем ли мы там кое-каких разъяснений? Смотрите, вот знакомое слово «монацит». Что же оно означает? Оказывается, слово это греческого происхождения и в переводе означает «бывает один», Ныне оно употребляется в качестве названия минерала, а именно безводного фосфата элементов цериевой группы, которые могут изоморфно замещаться торием и, в меньшей степени, иттрием, кальцием, магнием, железом и т. д. Главная ценность монацита заключается в том, что он содержит в себе большой процент окиси тория, а иногда и окись урана. Монацит накапливается в россыпях по берегам рек и морей. Эти россыпи монацитового песка являются особенно ценным сырьем для получения тория и урана, которые, в свою очередь, необходимы для производства атомного и ядерного оружия. Кроме того, справочник указывает, что наиболее крупные месторождения монацитового песка находятся в Бразилии.

В наши размышления по поводу прочитанного врывается какой-то глухой рокот. Это голос ангела. Он спускается с неба. Видите, вот он уже кружится над поляной, где собрались индейцы. По внешнему виду ангел ничем не отличается от тех легких одноместных спортивных самолетов, которые выпускает американская авиационная промышленность. Да и опознавательные знаки на крыльях не оставляют сомнений: ангел прибыл сюда из Соединенных Штатов.

Видно, что индейцы уже наловчились принимать у себя посланцев неба. Не успел самолет приземлиться, а они уже нагружают его мешками с красным песком — приносят жертвы богу Монациту. А чем же занят пилот? Он беседует с отцом Фомой. Послушаем эту беседу.
— Хэллоу, дружище, привет от шефа.
— Хэллоу, Сэмми. Рад тебя видеть, рыжий черт. Какое виски сегодня?
— Белая лошадь. Какие новости?
— Баруба убил двух тапиров. Магуши хвалится, что скоро родит бога. Когда я смотрю на тебя, мне кажется, что это будет не бог, а шимпанзе.
— Иди к черту! Скажи лучше, как твои проповеди?
— К черту проповеди. Эти олухи никак не могут осилить «Десять заповедей». Попробуй втолкуй им, что значит «не укради», если они не понимают, что такое собственность. Кстати, Сэмми, можешь гордиться, ты создал новую религию. Что ты порол им прошлый раз спьяну насчет монацита?

— Я им только сказал, что они должны молиться на монацит, так как благодаря ему они приобщились к великой цивилизации.

— Ну, можешь быть доволен. Они ему молятся. Они считают монацит верховным божеством, которое живет на небе и строит там новую землю из красного песка.
— Неплохо придумано. Бог Монацит. Я расскажу об этом шефу. Старик будет доволен. Верховный жрец бога Монацита... Ого! Это звучит получше, чем директор южной конторы компании!
— У меня для него плохие новости. В округе появились ребята Гедеса. Похоже, что они напали на след.

— Черт с ним, с Гедесом. Не ему с нами тягаться. Скажи лучше, как ты сам идешь по следу?

Отец Фома снял со стены распятие и, отвинтив голову Христа, вынул из отверстия три серые горошины.
— Еще три. Не алмазы, а дрянь. Все с изъяном. Это с правых притонов. Гнездо где-то там, наверху. Индейцы боятся взбираться на плато. Говорят, там живет канайма — дьявол. Я уверен, что там есть алмазная трубка. И я ее найду. А тогда прощай, Бразилия, здравствуй, Монте-Карло!

Отец Фома собрал горошины и стал осторожно завинчивать голову Христа.
А нам уже пора покинуть берега реки Урарикуэры и обратить свое внимание на факты, которые то и дело появляются на страницах бразильских газет.

«Не позволим экспортировать наше будущее»

Отец Фома был прав. Полковник Луис Гедес, директор Управления по охране прав индейцев, давно уже шел по следам контрабандистов. Он был одним из тех, кого сразу насторожила евангельская улыбка миссионеров-протестантов. Разве можно было считать случайностью, что эти миссии, действовавшие под разными вывесками («Крестовый поход мировой евангелистской церкви», «Новое трибус» и другие), захотели обращать в христианство именно тех индейцев, которые живут в районах, где недавно были разведаны месторождения редкостных элементов и алмазы? Конечно, у этих миссионеров под рясой спрятан геологический молоток. Вскоре у полковника Гедеса оказались на руках первые факты. Миссионеры, появившиеся в 1952 году на берегах рек Урарикуэра и Альту-Котинга (территория Риу-Бранку), принялись обучать индейцев добыче монацитового песка. Кроме того, по приказу «церкви» индейцы вырубали деревья, устраивая тайные посадочные площадки. В 1959 году федеральные власти территории Риу-Бранку и служащие 1-й инспекции Управления по охране прав индейцев обнаружили 140 (!) нелегальных аэродромов.

На одном из них преступники были схвачены с поличным. Обряд жертвоприношения богу Монациту был прерван самым нежелательным для жрецов образом. Самолет с американскими опознавательными знаками не успел взлететь — он забрал слишком много монацитового песка. Фотографию этого самолета полковник Луис Гедес повез в Рио-де-Жанейро. Его показания перед следственной комиссией конгресса осенью 1959 года вызвали широкую волну протестов по всей стране.

«В тюрьму контрабандистов!», «Не позволим экспортировать наше будущее!» — требовала бразильская общественность.

«Не позволим экспортировать наше будущее!» — эти слова не в первый раз появляются на страницах бразильских газет.

Особенно гневно они звучали в 1956 году.

Портовые и таможенные власти установили, что в течение многих лет американские суда перед выходом из бразильских портов вместо балласта загружали свои трюмы монацитовым песком. В преступном сообществе с контрабандистами была уличена бразильская компания «Мирба», загрузившая на пароход «Ллайда Коломбиа» 2 400 тонн монацита. Были названы и главные преступники — крупнейшие монополии «Дюпон де Нимур» и «Империал Кемикал».

По далеко не полным данным, на 1956 год только морским путем в Соединенные Штаты было вывезено 65 тысяч тонн монацитового песка. Бразильские ученые подсчитали, что атомное горючее, содержащееся в этом минеральном сырье, равноценно 975 миллионам тонн угля или 650 миллионам тонн нефти. К этому следует добавить, что стоимость 1 килограмма тория, содержащегося в большом количестве в монацитовом песке, составляет примерно 5 тысяч долларов. Весною 1960 года бразильская печать сообщала, что вопреки запрещению Национального совета безопасности страны продолжается вывоз сотен тонн монацитового песка на американских судах из порта Сантос.

Казалось бы, дело ясное. Преступник схвачен за руку и должен быть отправлен в тюрьму. Уголовный кодекс Бразилии предусматривает довольно суровые меры наказания за контрабанду и расхищение национальных ресурсов. Но почему молчит адмирал Огосильо Кунья? Ему первому следовало бы забить тревогу. Как-никак он занимает важный пост — возглавляет Национальную комиссию по атомной энергии. Что он сделал, чтобы пресечь контрабанду? Или адмирал тоже поклоняется богу Монациту? Или вкушает от щедрых приношений жрецов его? Во всяком случае, адмирал с завидным упорством берет под защиту американских контрабандистов. Фактически он даже поощряет их.

Именно по его инициативе Бразилия подписала с США так называемое «торговое соглашение», отдающее атомные ресурсы страны под контроль американских монополий на 20 лет. Другое «соглашение» разрешило американским специалистам беспрепятственно вести разведку залежей атомного сырья. Полученные таким образом фотограмметрические карты пересылаются непосредственно в Соединенные Штаты без какого-либо контроля со стороны местных властей.

Так, при попустительстве властей продолжается разгул контрабандного грабежа на берегах реки Урарикуэры. Все наглее становятся облаченные в рясу жрецы бога Монацита. Они уверены в своей безнаказанности. Пока им все сходит с рук. Но долго ли продлится это?

Не так давно их коллеги из Пентагона, «ангелы» под номером «У-2», любители нарушать чужие границы, поплатились за свою наглость. Наступит час расплаты и для лжемиосионеров, грабящих природные богатства Бразилии. Пора им отречься от бога Монацита. Тюрьма плачет по жрецам.

А. Ефремов, А. Ольшаный
Рисунки П. Павлова

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 5132