Столица серебряной страны

01 сентября 1960 года, 00:00

У двух южноамериканских рек — Параны и Уругвая — одно общее устье, протянувшееся на многие десятки километров. Вода в устье грязно-бурая, илистая, ее цвет совершенно не гармонирует с красивым названием устья: Ла-Плата — Серебряная река.

Первые испанские переселенцы, бредившие легендами о сказочном богатстве страны, не обращали внимания на цвет воды. Их больше интересовали серебряные побрякушки, украшавшие индейцев. Эта страсть к драгоценным металлам нашла отражение и в другом географическом названии. Огромное государство, раскинувшееся к югу от Ла-Платы, получило имя Аргентина — Серебряная страна.

Более четырех веков назад на правом берегу Ла-Платы возник город, которому суждено было стать не только столицей Серебряной страны, но и самым большим городом южного полушария. Этот город — Буэнос-Айрес.

Еще в середине прошлого века в нем жило не более 100 тысяч человек, а сейчас его население выросло до 6 миллионов. Это почти одна треть населения страны.

Старый Буэнос-Айрес, небольшой портовый городок, возникший на берегах речушки Риачуэлы, — это только один из районов нынешней столицы Аргентины — район Ла Бока. Сохраняя свое значение главнейшего порта, через который проходит свыше 80 процентов экспорта и почти половина импорта страны, Буэнос-Айрес превратился в крупнейший промышленный центр. На его предприятиях работает почти половина всех рабочих страны. Но горожане по-прежнему называют себя «портеньо» — жители порта. Среди них много иммигрантов, недавно приехавших в страну. Наверное, поэтому жители внутренних районов Аргентины никогда не назовут столичного жителя «криожьо», то есть коренным аргентинцем. Для них он лишь портеньо. Истинными хранителями национальных традиций, настоящими криожьо они считают только себя. Но не надо забывать, что каждый третий аргентинец — портеньо.

Низменный, совершенно ровный берег Ла-Платы, на котором раскинулся город, видимо, способствовал строго геометрической его планировке. Параллельные, взаимопересекающиеся под прямым углом улицы делят город на небольшие правильные кварталы. Сторона каждого такого квартала равна аргентинской мере длины — куадре (130 метров). Нумерация домов необычная. Каждый следующий квартал начинается с новой сотни.

Весь город делится на южную и северную части основной магистралью города — улицей Ривадавия, протянувшейся с востока на запад на двадцать километров.

В его северной части расположен «Баррио Норте» — фешенебельный квартал аргентинских богачей, крупных государственных чиновников, промышленников, банкиров, коммерсантов.

Наиболее шикарные магазины расположены на улице Флорида. В витринах ее магазинов выставляются последние новинки, роскошные безделушки вместе с табличками, на которых указаны непомерно высокие цены. После 5 часов вечера проезд на автомашинах по этой улице запрещен. Она целиком во власти праздно гуляющей публики. Здесь назначаются свидания, сюда приходят, чтобы показать свое новое платье или просто поглазеть на нарядную толпу.

На центральных улицах иной раз можно услышать громкое постукивание молотка. Это идет распродажа на аукционе. Причины распродаж самые различные: окончание срока аренды помещения, смерть владельца, перемена специализации магазина. Некоторые такие аукционы длятся многие месяцы и даже годы.

В южной части города, по мере удаления от центра, дома становятся все ниже, их вид непригляднее. Начинаются рабочие окраины.

Жилищный кризис привел к невиданной еще в стране спекуляции городскими земельными участками и квартирами. Сносятся еще совершенно прочные, но малоэтажные дома, а на их месте возводятся многоэтажные коробки, зачастую имеющие в своем основании не более одной квартиры. Земля дорога. Непомерна и плата за квартиры. Поэтому в пригородах Буэнос-Айреса растут «вильяс де мисериа» — поселки нищеты.

В ветхих лачугах, сколоченных из гофрированного железа, фанеры, или просто в землянках живут в ужасной тесноте и нищете те, кто искал в Аргентине лучшей доли. По кривым улицам этих поселков трудно пройти даже в сухую погоду, а в период дождей они превращаются в сплошную лужу. Дома вместо заборов огорожены колючей проволокой, как загоны для скота. Без водопровода и канализации, в ужасных антисанитарных условиях живут тысячи людей. Оказывается, не всем, кто ехал в Аргентину, дул попутный ветер.

«Тс! Тс!» Эти звуки портеньо издают, чтобы остановить такси. В Буэнос-Айресе нет стоянок. Такси кружат по городу в поисках пассажира. Как только вы занимаете место в такси, на счетчике появляется цифра — 5 песо. Поэтому водитель не в обиде на вас, если вы проедете только один километр, не повезет он вас и кружным путем. Чем короче сделанный им путь, тем дороже получит он за каждый километр пути.

Значительная часть пассажиров перевозится автобусами. Наряду с огромными омнибусами по улицам Буэнос-Айреса снуют юркие «микро». Это небольшие автобусы с одной дверью. Водитель выполняет одновременно и роль кондуктора. Требуется огромное искусство и хладнокровие, чтобы одной рукой держаться за руль, а другой отрывать билет и отсчитывать сдачу, следить, чтобы кто-нибудь не проехал без билета, успеть вовремя затормозить или уклониться от столкновения с машиной, прошмыгнувшей перед самым радиатором.

Фактически в Буэнос-Айресе нет никаких правил уличного движения. Чтобы получить право управлять автомобилем, вы должны продемонстрировать свое умение трогаться с места и затормозить по знаку инспектора.

Если внимательно наблюдать за движением на улице, то можно сделать вывод, что главная задача шофера — это успеть проскочить раньше другого. Так как никаких светофоров на улицах нет, а регулировщиков очень мало, то эти попытки заканчиваются часто очень плачевно. На улицах Буэнос-Айреса редко увидишь целую машину. Большинство же — это ветераны уличных битв. Сыны аргентинских просторов, которые, кажется, лишь на время сменили седло коня на сиденье автомашины, не любят подчиняться каким-либо правилам движения. Но попытки усмирить их продолжаются. Об этом свидетельствует недавно установленный в Буэнос-Айресе первый светофор.

Футбол — одна из слабостей аргентинцев. Следят ли они за футбольным состязанием по телевизору, устроившись в удобном кресле, или стоят на трибунах стадиона (сидячих мест очень мало), никто из них не остается равнодушным.

Наибольший интерес всегда представляют состязания футбольных команд крупнейших спортивных клубов страны «Ривер Плейт» и «Бока Хуниорс». Их матчи обычно проводятся по воскресеньям. Уже с утра все автобусы, направляющиеся в сторону стадиона, берутся на абордаж наиболее азартными болельщиками.

Темперамент аргентинских болельщиков вынудил администрацию стадиона обнести футбольное поле глубоким рвом и высокой изгородью из колючей проволоки. Для предупреждения схваток между болельщиками противных команд полицейские вооружаются брандспойтами и бомбами со слезоточивыми газами.

Стадион «Бока Хуниорс» расположен между районами Ла Бока и Барракас. Поэтому наибольшее число болельщиков этой команды находится в бедных рабочих районах. Победу своей команды беднота шумно справляет в многочисленных «бодегонес» — харчевнях, которые содержат итальянцы. В этих случаях на столе появляется неизменная писа — пирог с острым сыром, кусочками ветчины, перцем и оливками. Но если «Бока Хуниорс» проиграет, то ни в одной бодегонес вы не сможете найти этого аппетитного пирога. В лучшем случае на ваш вопрос о писе вам буркнут: «Se quemo» («Се кэмо» — сгорела).

Болельщики «Ривер Плейт» хорошо знают эту слабость своих противников и поэтому не упускают случая, чтобы, присутствуя при проигрыше команды «Бока Хуниорс», не крикнуть с трибуны: «Se quemo, se quemo!»

Лето в Аргентине жаркое и влажное. Жители прячутся в такую погоду за спущенными жалюзи квартир или в кафе, где потягивают прохладительные напитки через соломинку.

Аргентинские кафе обычно разделены на две половины. На одной половине, за перегородкой, маленькие столики, накрытые чистыми скатертями, салфетки. Сюда имеют право приходить только женщины в сопровождении своих спутников. Другая половина открыта для всех. Здесь можно увидеть, как портеньо пьет иерба мате: в обеих руках он держит чашечку в форме большой груши и посасывает через металлическую трубочку горьковатый, вяжущий рот напиток.

Существует легенда, что однажды Луна и маленькая Тучка спустились на землю, чтобы прогуляться и отдохнуть на лесной полянке. И вдруг они увидели перед собой ягуара, присевшего на задние лапы, чтобы броситься на них. Но в этот момент индеец, охотившийся в лесу, бросился к ним на помощь и убил ягуара. Когда, утомленный борьбой со зверем, индеец уснул, ему приснилась Луна и Тучка. «Мы хотим тебя отблагодарить, — сказали они. — Проснувшись, ты увидишь цветок. Он будет утолять твою жажду и заглушать голод». Этим цветком была иерба мате...

В Буэнос-Айресе много промышленных предприятий. Но промышленность не стала ведущей отраслью хозяйства страны. Все, что производится на заводах и фабриках столицы и других городов, не удовлетворяет даже части потребностей аргентинцев. Машины, промышленное оборудование, нефть — все это ввозится из-за границы. Господствующие империалистические монополии (в основном американские) не заинтересованы в промышленном развитии страны. Вот почему за 150 лет независимого существования Аргентина так и не смогла создать развитой национальной промышленности.

Аргентина — страна сельскохозяйственная. На ее мелких медных монетках изображен пшеничный колос и бычья голова — символ ее богатства. Это богатство создается во внутренних районах: на широких просторах Пампы и в степях Патагонии трудом, простых людей.

Ю. Галин

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 5850