Голыш на самолете

01 сентября 1960 года, 00:00

По пути в Мехико самолет приземлился в небольшом мексиканском городке. Кто-то вышел, кто-то вошел, потом плотно закрыли двери, человек в форме махнул флажком — сигнал к отлету. Самолет плавно повернулся к летной дорожке, на минуту остановился, словно в раздумье, спустил с узды ревущие моторы, разбежался на старт и поднялся в черный ночной воздух.

Через двадцать минут у дежурного радиста на аэродроме затрещало в ушах.

— Плохо слушается руль высоты, — пожаловался по радио пилот.
— Мы проверяли мотор перед полетом, все было в порядке, — отвечали ему с земли. — На какой вы высоте?
— Три тысячи метров, — ворчит пилот в микрофон и пробует руль еще раз. Нет, ничего не поделаешь, в руле высоты что-то неисправно.
Может быть, обледенение? Исключено, температура около нуля.
Может ли он лететь дальше? Впереди около трех часов пути, ночь •сегодня особенно темна, из-за неисправности посадка может окончиться катастрофой. А чем ближе к столице, тем больше внизу гор.
— Не полечу дальше, — сообщает пилот, — вернусь.
— Делай как хочешь, — отвечают с аэродрома, — но потеряешь, конечно, больше часа.
Самолет и вправду возвращается, в кабине никто ничего не подозревает, большая часть пассажиров спит. Пилот осторожно маневрирует и через час после старта удачно совершает посадку.

Внизу уже ожидает весь обслуживающий персонал аэродрома, быстро поднятый с постелей; целый парк рефлекторов сияет полным светом, санитарная машина только что примчалась с пронзительным воем и остановилась возле самолета.

Но, прежде чем открывается дверца кабины, те, на земле, видят, как от заднего руля отделяется фигура человека, который, сделав несколько прыжков, пытается скрыться во тьме. «Ловите его!» — кричат со всех сторон, и рефлекторы поворачиваются вслед беглецу. Через минуту его приводят.

Это совсем нагой мальчик, только у запястья висят обрывки манжет от рубашки. Остальную одежду сорвал с него там, наверху, ледяной вихрь. Очевидно, он перед отлетом прокрался к машине и в последнюю минуту вскочил на крыло. Как он ухитрился не упасть, лежа на плоскости крыла и держась руками за его передние грани, никто не смог понять. Но ясно — так и было.

Черт возьми! Люди с аэродрома бросились на мальчика, извергая целые потоки сочных мексиканских ругательств. «Что тебе в голову пришло, ты, несчастный? Ведь ты поставил под угрозу жизнь стольких людей и прежде всего свою собственную. Если бы пилот не вернулся, ты не выдержал бы еще два часа пути до столицы! А теперь мы тебя посадим и будешь сидеть, пока твоя коричневая индейская кожа не почернеет».

Кто-то бросил мальчику какие-то тряпки, чтобы он мог прикрыться.

— Скажи же, наконец, зачем ты это сделал?
Мальчик показал здоровые белые зубы и ответил:
— Я хотел когда-нибудь полетать, а ребята надо мной смеялись, говорили, ты не можешь, ты бедняк. Так я хотел им показать, что и без денег попаду на самолет.

Газеты имели на другой день сногсшибательную сенсацию. Представьте себе, целый час на скользкой поверхности плоского крыла человек держался окоченелыми руками, при этом в полете со скоростью триста километров' в час, на трех тысячах метров над землей! И кто же, сидя дома, в тепле за стаканом утреннего кофе, смог бы понять это? «Бррр, — застучали зубами люди внизу в тропиках, — температура около нуля...»

Что произошло дальше? Мальчика посадили в тюрьму, а газеты на следующий день принесли новую сенсацию.

Почему я рассказываю вам об этом? По двум причинам. Во-первых, этот мальчик был представителем мексиканской молодежи, которая отважна до безумия. Во-вторых, потому, что весь этот случай является печальной иллюстрацией того, что происходит, когда в капиталистическом государстве парень-бедняк питает пристрастие к авиации.

Поговорим о мексиканской молодежи. Это сыновья и дочери мужественного народа, который на протяжении столетий был порабощен превосходящими силами иноземных захватчиков. Молодежь Мексики трудно организовать, потому что среди нее много неграмотных крестьян и мало промышленных рабочих. Она разбросана на огромной, малонаселенной территории, В больших городах ее стремление к активности сознательно направляют на политически безвредные действия. Американские фильмы, радио и иные средства пропаганды, находящиеся целиком в руках капиталистов, показывают молодым людям, что единственные возможности выдвинуться — преступление или футбольное поле.

Многие молодые люди Мексики вступают на скользкий путь, становятся гангстерами и бандитами. Участие молодежи в преступлениях, совершаемых в столице, невероятно велико, здесь встречаются все виды преступлений, начиная от мелкой кражи и проституции до ежедневных убийств. А большая часть остальных подростков, не вступающих в соприкосновение с полицией, не имеет иных возможностей удовлетворить свое честолюбие, кроме случайного, а поэтому и нецелесообразного занятия спортом.

Приведу пример. В Мексике мало рек, поэтому гораздо меньше людей, чем у нас, умеют плавать. Но как только мексиканский юноша, отправляясь на прогулку, добирается до моря или озера, он хватает любую выброшенную резиновую шину и бросается с ней в воду. Стоит только какой-нибудь старой заплате оторваться, и мальчик тонет. Такие несчастные случаи происходят каждую неделю.

Или возьмем альпинизм. Мексика лежит в тропическом поясе, но там есть и горы, покрытые вечным снегом. Каждую неделю десятки молодых людей направляются в горы без всякой тренировки и опыта для трудного подъема на высоты более 5 тысяч метров. Стоит только подняться метели, и эти ребята, пожалуй впервые увидевшие снег, замерзнут. Не проходит и недели без подобных случаев.

А я собственными глазами видел такую картину. Во время боя быков на арену выбежал какой-то особенно разъяренный бык. Публика бесновалась и свистела, потому что опытный матадор растерялся, а вероятно, и испугался. В это время шестнадцатилетний мальчик прыгнул с трибуны прямо на арену, чуть ли не на голову быка. Едва став на ноги, он начал дразнить животное куском красной материи. Бык бросился на него, но мальчик в последнюю минуту ловко отскочил по всем правилам матадорского искусства. Зрители бесились от восторга, ведь это один из них показал профессиональному трусу там, внизу, как надо обращаться с быками.

«Оле!» — «Отлично!» — кричали они, когда мальчик снова замахал красной тряпкой. Только теперь на мальчика набросились оскорбленные профессионалы в шелковых костюмах, они потащили его с арены. Уже влетела и полиция с карабинами на плечах, чтобы арестовать нарушителя порядка. Но когда полицейские выводили его с арены, в них стали бросать пустыми бутылками и осыпать их смачными ругательствами. «Сейчас же отпустите!»

Полицейским ничего не оставалось, как подчиниться толпе и освободить юношу, который так же быстро исчез среди пятидесяти тысяч зрителей — свидетелей этого беспримерного зрелища, как и появился.

— Ничего не случилось, «ун эспонтанео», — пожимали плечами мои мексиканские друзья, когда я рассказал им об этом. — Увлекся и прыгнул на арену, это не раз случается во время боя быков.

— Да ведь бык мог его убить!
— Да, и так бывает... Но ведь мальчик и не прыгнул бы, если бы не было такой опасности...

Таковы воскресные развлечения бедной мексиканской молодежи, которая полна воли и стремления к великим деяниям, но не может найти иного применения, кроме безумных выходок, которые у нас осудила бы прежде всего сама молодежь.

Кто в этом виноват? Мы уже сказали, что голливудские фильмы и подобная им пропаганда отвлекают внимание энергичной молодежи от цели, за которую стоило бы бороться и отдать жизнь. Главная вина, конечно, в общественном строе, который не умеет использовать радостной силы молодых людей и дать их инициативе правильное направление. Поэтому и не может парень из деревни, мечтавший об авиации, стать механиком или пилотом. После невероятного приключения на крыле самолета, которое только случайно не закончилось смертью, мальчик попадет вместо школы в тюрьму, к заядлым преступникам, выучится их ремеслу.

Молодой индеец, неграмотный и якобы свободный гражданин своей демократической родины, находится почти в таком же положении, как негритянский юноша где-нибудь в США. И там дети, играющие на свалке, следят с нескрываемой завистью за серебряными птицами среди небоскребов. Они никогда не попадут на самолет пассажирами, потому что у них никогда не будет столько денег, а уж подавно и пилотами, потому что американские авиакомпании принципиально никогда не берут на службу негров, хотя молодые негры сумеют вести самолеты не хуже, чем кто-либо другой.

В годы второй мировой войны, когда пилоты не особенно стремились управлять бомбардировщиками, черным добровольцам разрешалось попробовать свои силы. Но как только война окончилась, их выбросили с мест пилотов, и гражданские авиалинии заперли перед ними двери. Негры снова оказались пригодными только для чистки обуви.

Мексика не знает такого порабощения туземцев. Там, пожалуй, и негр мог бы взяться за руль пилота. Но экономические препятствия не дают неграмотному юноше возможности получить высококвалифицированную профессию. Как он может поступить на курсы пилотов, если никогда не ходил в школу? А кто платил бы за его обучение? Только сыновьям богачей открыт здесь путь вверх. Такой школьной системы, которая смогла бы выявить способности мальчика независимо от его состояния и цвета кожи, не существует ни в Мексике, ни в США.

Для того чтобы вы осознали это, я и рассказал подлинную историк» о мальчике, который провел час на крыле самолета во мгле ледяной мексиканской ночи.

Норберт Фрид, чехословацкий писатель
Перевод С. Шмбраль

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 4286