Волны у мыса Доброй Надежды

01 июля 1960 года, 00:00

Южная Африка — один из богатейших и красивейших районов земли. Благодатный климат, плодородные земли, золотые и алмазные россыпи привлекли сюда многочисленных поселенцев.
Европейские колонизаторы захватили земли коренного негритянского населения и образовали в 1910 году свое государство — Южно-Африканский Союз (ЮАС).
Сейчас к этой стране, расположенной на северо-запад от мыса Доброй Надежды, обращено внимание всего мира. О ней говорят на международных конференциях, ей отводятся первые газетные полосы. Нет, не экзотикой вызвано это внимание. Судьба 11 миллионов коренного африканского населения — вот что волнует сегодня людей во всем мире,
11 миллионов человек, отличающихся от 3 миллионов англичан и буров более темным цветом кожи, лишены элементарных человеческих прав.
Стоящая у власти Националистическая партия возвела расовую дискриминацию на уровень официальной государственной политики, известной под названием «апартеида». 21 марта этого года в Шарпевилле, небольшом городке под Иоганнесбургом, была пролита кровь сотен африканцев, которые вышли на мирную демонстрацию против унизительных расистских законов.
Все человечество клеймит позором преступления расистов. На стороне угнетенных африканце» симпатии и поддержка людей доброй воли.
Чешский журналист Франтишек Ставар прислал в «Вокруг света» свой фотоочерк. В нем рассказывается о его встречах с коренными жителями Южной Африки.

Мыс Доброй Надежды. Три стометровых каменных выступа, поросших зеленью. Два океана — Атлантический и Индийский — шлют сюда пенные гребни волн. В 1652 году, когда к мысу прибыла голландская шхуна «Добрая Надежда», ему было дано это обнадеживающее имя. Но неумолчный рев прибоя напоминает и о первоначальном названии мыса — мыс Бурь.
Утренний туалет маленького негритенка. Вы видите лохмотья, в которые одета его мать, дырявую рубашку — единственную одежду мальчика. Но бедность не лишает их чувства прекрасного. Об этом говорят хотя бы простые, но изящные бусы мальчика.
Торговая часть Иоганнесбурга. Ее иронически называют «кучей бетона и железа» — строители, одержимые бизнесом, совершенно забыли о парках и зеленых газонах.
Начиная с 1886 года, когда в окрестностях города была обнаружена золотая жила, негры работают здесь по 14—16 часов в сутки. Это их трудом и потом построен Иоганнесбург. Но в этом городе они теперь могут работать только в качестве слуг, посыльных, лифтеров, шоферов. Прочие профессии только для белых.
А это негритянская деревня Мапох, неподалеку от главного города ЮАС Претории. Разве не свидетельствует этот чудесный орнамент на домах и заборах о высоком художественном вкусе негров? Краски выбираются всегда яркие и очень выразительные, чтобы они не потускнели под беспощадными лучами солнца.
Эти тяжелые браслеты и шейные украшения носят женщины племени ндебле. Сочетание красок и отделка украшений глубоко самобытны, единственны в своем роде.
«Лавчонка» у шоссе Иоганнесбург — Претория. Торговых курсов продавцы, как видно, не кончали. Если белый покупатель становится назойливым, слишком долго выбирает и торгуется, они откровенно выражают ему свою антипатию.

Танцы и музыка у негров в крови. Посмотрите, с каким удовольствием играют на гитаре эти ребята, с каким увлечением выбегают на арену исполнители танца охотников на диких зверей. Постепенно ритм танца становится все быстрее. Танцоры демонстрируют силу мускулов, ловкость, выносливость. Каждое движение — это свидетельство боевого духа.
На воскресном празднике был сделан этот снимок старика негра. Много профессий переменил старик, но большую часть своей жизни он провел на золотых приисках Иоганнесбурга.
Выражение его лица и взгляд мудрых глаз говорят о большом жизненном опыте. Эти глаза видели бурный рост золотых приисков, тяжкий труд черных людей под землей, наблюдали жизнь рабочих в лагерях — «кампаунди», где чернокожие должны жить одни, без семьи. Но в глазах старика нам хочется прочесть и другое — уверенность в том, что будущее его народа будет более светлым, что с рабским положением негров будет покончено.
На этом снимке — заключительный номер танце вальной и декламационной сюиты племени амак вайя. Она символизирует протест против надсмотрщиков на шахтах.
Но разве не выражает эта сюита протест против всех тех, кто ограничивает свободу, против тех, кто осуществляет изуверскую политику «апартеида», кто расстреливал невинных людей на улицах Шарпевилля? Поднятые вверх кулаки— это символ борьбы за свободу.

Франтишек Ставар, чешский журналист
Перевод В. Петровой

Рубрика: Фотоочерк
Просмотров: 5700