Чехословакия 1960

01 августа 1960 года, 00:00

Светлые цифры

Цифры иногда могут быть выразительнее и ярче, чем поэтический образ. В пятнадцатилетней истории Чехословацкой социалистической республики статистика приобрела силу поэзии.

Начнем с того, что маленькая страна, занимающая по размерам восемьдесят восьмое место в мире, заняла второе место в мире по добыче бурого угля, четвертое — по производству чугуна на одного жителя республики, и шестое — по производству стали, а по производству электроэнергии на одного человека стоит на шестом месте в Европе.

Электрический ток невидим. Его не покажешь, как те замечательные станки с программным управлением, которыми посетители могли любоваться на выставке. Основными «экспонатами» в павильоне энергетики были опять-таки цифры, яркие, как сам электрический свет.

В Чехословакии всего пять многоводных рек. На них и на малых реках построены гидроэлектростанции. Но «белого угля» не хватает. И энергетики приспособили дешевую пищу для теплоцентралей — бурый уголь. Мешок такого угля стоял в павильоне, и некоторые посетители выставки брали по кусочку на память. Уголь, добытый в земле друзей.

Вернемся на 15 лет назад. В капиталистической Чехословакии электростанции имели местное значение. Свой завод — своя электростанция. Теперь всю страну расчертили линии электропередач высокого напряжения. Длина их за последние годы увеличилась в 5 раз. Областные энергетические системы слились в единую — общегосударственную. И нет теперь ни одного населенного пункта, где бы не сиял электрический свет.

Прежде на каждого жителя страны ежегодно приходилось в среднем 315 киловатт-часов. Сейчас — 1 613. Это значит, что электрическая энергия идет на новые станкостроительные и химические заводы, к домнам и мартенам, к поездам и школам.

Карта трех пятилетий

Можно утверждать, что ни один географ мира не видел до сих пор подобной карты. Всему, что на ней уместилось, — 15 и менее лет. Условными знаками на этой карте были макеты плотин, энергоузлов, заводов, шахт, железнодорожных тоннелей, аэродромов, новых городов и поселков, больниц, спортивных сооружений, планетариев... Она растянулась в длину на 80 метров. Среди характерных для современной индустриальной карты условных обозначений на ней возвышались странные знаки-макеты. Остроконечные крыши, арочные своды — типичные замки. Социалистическое государство взяло на себя заботу о выдающихся архитектурных памятниках. Старинные здания и даже целые части городов объявлены заповедниками. Они стоят на карте как символы нового отношения государства к памятникам народного труда. Чехословацкий и русский народы стали соседями еще в X веке. Князь Киевской Руси Владимир владел землями восточной Галиции до реки Сан, а на противоположном ее берегу начиналась земля государства чешского. С тех пор наши народы жили в добрососедской дружбе. История знает события, когда одна страна опиралась на твердую руку помощи другой. На первой странице летописи дружбы — год 1447: чешская конница помогла новгородскому князю Юрию в борьбе против немцев, напавших на него из Прибалтики, на последней — 1945 год: Советская Армия помогла чехословацкому народу вызволиться из-под фашистского гнета. Летопись этой крепнущей дружбы продолжается. Строки из нее — стенд у карты: «Все, что мы построили за 15 лет, мы построили благодаря братскому сотрудничеству с Советским Союзом».

Люди и природа

Как быть, если в стране распахан каждый лоскут земли — нет ни целины, ни залежей, если на одного жителя приходится чуть больше половины гектара пригодной для сельского хозяйства земли?

В чехословацком сельском хозяйстве земельные угодья как бы расширяются на тех же площадях. Объем сельскохозяйственной продукции увеличивается прежде всего за счет мелиорации земли, подкормки ее удобрениями и механизации обработки. Сделать это можно было только на кооперативной земле.

В восточной Словакии река Латорица заливала каждую весну 10 тысяч гектаров плодородных полей. В этом году будет положен конец своенравию водной стихии. Система каналов, водохранилищ и плотин не только сдержит реку, но и заставит капризную Латорицу служить людям. В период засухи ей предназначено орошать 70 тысяч гектаров. С помощью мелиорации у необузданных рек восточной Словакии будет отвоевано еще 26 тысяч гектаров новых угодий.

Там, где сельскохозяйственные кооперативы провели мелиоративные работы, урожай зерновых повысился почти на 8 центнеров с гектара, а с каждого гектара кормовых трав получено на 30 центнеров больше сена. Мелиорация изменила географию целых районов республики.

Четыре столетия назад Вильям Шекспир допустил географическую ошибку. В своей «Зимней сказке» он поместил Чехию на берег моря. Если бы великий драматург писал о Чехословакии наших дней, он, пожалуй, оказался бы прав. Настоящего моря, правда, там нет и сейчас. Но его заменяют десятки маленьких и больших искусственных морей — прудов, водохранилищ. Пруд Рожмберк занимает площадь в 711 гектаров. А в Южночешском море — в водохранилище у Липненского гидроузла — в 50 раз больше воды, чем в Рожмберкском пруду. В этих маленьких «морях» разводится рыба.

Мичуринский лозунг: «Мы не можем ждать милостей от природы; взять их у нее — наша задача», — девиз всего народного хозяйства Чехословакии. Здесь не только берут у природы, но помогают ей накапливать, приумножать свои богатства. Много в стране лесов, и лесоводы каждый год прибавляют к ним по 80 тысяч гектаров новых насаждений. А семена лиственницы не только приживаются в своем отечестве, их отправляют на новоселье в США, Данию, Швецию, Новую Зеландию — в 12 стран мира.

Всю осень и зиму, с октября до марта, в чехословацких лесах можно встретить охотников, занимающихся явно не своим делом. Эти странные «охотники» без ружей. Одни из них подкармливают удобрениями деревья. Другие привязывают к стволам пучки овса и сена, насыпают в кормушки собранные с осени каштаны и желуди.

Весной в лес отправляются «птичьи няньки». Собирая яйца куропаток и фазанов, охотники подкладывают их наседкам, помещают в электрические инкубаторы. Целый месяц они выкармливают новое поколение дичи, чтобы потом возвратить его природе. За один только сезон охотники выпускают в леса до 200 тысяч птенцов.

Путешествия в глубь жизни

В Чехословакии любят путешествовать. В отдельном павильоне-шатре располагалась экспедиция, посвященная Иржи Ганзелке и Мирославу Зикмунду, объехавшим три континента. Основным ее экспонатом была «татра». Серебристая, с облупленными боками, видавшая виды автомашина. Она вывозила путешественников из непроходимых лесов, жадных зыбучих песков, пробиралась в самые отдаленные селения африканских племен, обгоняла прилив на берегу Атлантического океана... Теперь эта «татра» занимала пьедестал почета в Сокольниках, и ее тесным кольцом окружали те, кто с интересом читал очерки чехословацких инженеров, кто и сейчас следит за их поездкой по Азии.

Путешествуют и чехословацкие ученые. Они принимали самое горячее участие в исследованиях по программе Международного геофизического года. Их можно было встретить на скованной льдами земле Антарктиды, на судне, разведывающем тайны океанов. В Румынии ученые помогли развести знаменитый чешский хмель, албанцам передали опыт борьбы с насекомыми-вредителями.

Экраны телевизоров, стенды, панно, экспонаты, макеты, муляжи...

Во всем оформлении этой замечательной выставки незримо присутствовал народ Чехословакии — с его высокой культурой, тонким художественным вкусом, жизнерадостным юмором и смекалкой. Словно все — без малого 14 миллионов человек — показывали, рассказывали, раскрывали перед посетителями многообразие жизни своей страны. Это не было сухой констатацией фактов. С гордостью говорили они о чехословацкой химии, удивлялись перевоплощению пластмасс, с трогательной заботой рассказывали о детях, с восхищением — о достижениях медицины и астрономии.

Выставка, даже самая большая из всех выставок Чехословакии, в московском парке культуры и отдыха Сокольники не могла вместить и показать все, чего добились чехословацкие трудящиеся за 15 лет.

У входа на выставку посетителей встречали цветы. Под московскими березками весело пестрел луг чехословацкой весны. Пылали багрянцем нарядные маки. Приветливо кивали головками на ветру кокетливые ромашки. Склонялись белоснежные венчики ландышей. Трепетали на тонких стеблях скромные васильки и незабудки. Раскрывали солнцу нежные лепестки кувшинки. Казалось, что от этих цветов исходит освежающий аромат полей. Трудно было поверить, что все эти 5 400 весенних полевых цветов рождены не природой, а сделаны руками людей — рабочих с завода «Центрофлор» и других предприятий.

Расцвела и маленькая страна, поднятая усилиями трудолюбивых, бережных рук чехословацкого народа.

В. Лебединская

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 4483