Сады великанов и карликов

01 августа 1960 года, 00:00

Почти по Свифту

Мы ехали знакомиться с великанами и карликами. Нет, это не было путешествие по маршруту Гулливера в страны Бробдингнег и Лилипутию, созданные фантазией Джонатана Свифта. Мы знали, что встретим их в реальной стране — в Чехословакии.

Наша «татра» мчится чуть ли не с быстротой ветра — на спидометре Цифры 100—130. Мы спешим в научно-исследовательский институт Плодоводства.

На протяжении почти всего пути мелькают стволы огромных плодовых деревьев — яблони, сливы, груши, грецкие орехи... Они выстроились шеренгами на полях, далеко друг от друга, как богатыри на смотру. В междурядьях колышутся хлеба, созревают овощи. Хлеба и яблони рядом.

Из-за неровностей рельефа, обилия лесов и прудов значительная часть земель Чехословакии малопригодна для сельского хозяйства. Лучшие из земельных участков издавна распахивались под хлебные и технические Культуры, а для садов места не оставалось. Однако каждый земледелец хотел иметь не только хлеб, но и фрукты. Вот и начали выращивать плоды на очень высоких деревьях — на деревьях-великанах. Один клочок земли сочетал в себе и поле и сад. Кроме того, великаны с высоченными стволами — штамбами — высаживались вдоль дорог, чтобы использовать и эти полоски свободной земли.

Но деревья с высокими штамбами истощают поля. Уход за ними сложен, снимать урожай трудно.

...Мимо промелькнул довольно крутой склон, на котором лепится совсем другой сад. На небольшой площадке густо теснятся яблоньки-лилипуты, усыпанные плодами. Карлики!

Уже здесь, в пути, мы начинаем знакомиться с тем, что нам предстоит подробнее узнать в институте.

Вот и Головоусы. Всплывают остроконечные башенки старинного замка. В этом романтичном здании находится институт плодоводства, в котором преимущественно работает молодежь. Седая древность и молодость.

Идем на опытные участки. Иозеф Стогр, недавно окончивший институт у нас в Мичуринске, показывает свои работы. Сам он занимается изучением карликовых подвоев, а жена его, Галина Пачина, упорно продолжает исследовательскую работу над деревьями-великанами. Она стремится найти недорогостоящие пути ухода за ними. И оба они хотят, чтобы в новой Чехословакии было как можно больше фруктов.

Рузинская пальметта

На другой день мы отправились в научно-исследовательский институт растениеводства, что находится в пятнадцати километрах от Праги — в Рузине.

Наши спутники старались познакомить нас не только с чешским садоводством, но и с чешским языком. Теперь мы уже не воспринимали слово «овоцнаржетво» как «овощеводство», а знали, что это «плодоводство». И уже не удивлялись, что «райске яблко» — совсем не яблоко, а помидор; «черстви овоци» — не черствые овощи, а свежие фрукты. Словом очень скоро мы стали уже вполне сносно понимать друг друга.

Здесь, в Рузине, ведется исследование питательных подкормок. Вот ровными рядами стоят яблоньки, совсем ненамного превышающие кусты помидоров и, подобно им, густо усыпанные плодами.

Переходя от одной делянки к другой, молодой сотрудник института Франтишек Маречек поясняет:
— Тут мы испытываем различные дозы калия, тут — кальция, тут — фосфора...

Как говорится, «хорошая пища» идет впрок. Яблоки такие крупные, что, кажется, маленькому деревцу тяжело их держать, — свисают гирляндами. Яблонькам пошел всего четвертый год, а они уже дают по 150 — 180 центнеров урожая с гектара!

Не хочется покидать карликовый сад, но нам предстоит еще осмотреть Рузинскую пальметту. О ней мы слышали давно. До организации института в Рузине была школа садоводства. В ней преподавал профессор Отто Бочек. Он и явился создателем оригинальной искусственной формы плодовых деревьев.

Представьте себе густую зеленую стену с цветным узором из плодов. Эта живая стена не требует подпорок — ни кольев, ни проволоки. Ветви деревьев тесно сплелись, и опорой им служат сами стволы.

Пальметта занимает мало места. Она очень удобна для приусадебных участков, да к тому же красива. Но главное не в этом. Нам, плодоводам, приходилось видеть хорошие урожаи. Но то, что мы увидели сейчас, вызвало восхищение. Пожалуй, листьев на пальметте меньше, чем крупных сочных плодов.

Когда позже нам довелось встретиться с автором Рузинской пальметты (он теперь на пенсии и живет в Праге), было очень приятно передать ему впечатление, которое произвело на нас его чудо-детище.

Карлики начинают побеждать великанов

Наша поездка по Чехословакии приближалась к концу. Оставалось еще побывать на селекционно-семеноводческой станции по плодоводству в Велеграде, в центре Восточной Моравии. Там, как нам говорили, проводятся интересные опыты: ученые получают высокие урожаи с небольших площадей. У чехов это называется «тучным гоном».

Земли станции раскинулись по холмам. Подъем, спуск, опять подъем, и, наконец, мы подошли к опытному саду. Хлынул дождь. Как сквозь густую кисею просвечивает где-то внизу город Велеград. К нему сбегает серая лента дороги, по бокам ее, как стражи, стоят деревья-великаны.

А по склону холма спускаются ряды маленьких яблонь. Почти каждый лоскут непригодной ранее земли на склонах плодоносит. Да, при новых условиях распределения земель, при коллективных хозяйствах, карлики становятся сильней великанов. Они побеждают. Но и великаны не сдают своих придорожных позиций.

Плоды, омытые дождевыми струями, блестят так ярко, будто в листве спрятались солнечные лучики. На память мне пришли слова Тимирязева: «Когда-то где-то на землю упал луч солнца, но он упал не на бесплодную почву, он упал на зеленую былинку... или, лучше сказать, на хлорофилловое зерно. Ударяясь о него, он потух, перестал быть светом, но не исчез».

Так природа поступает всюду. Но когда человек вмешивается в ее дела, результаты получаются богаче.

Е. Черненко

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 4290