Последние из «затерянных миров»

01 февраля 1960 года, 00:00

В 12-м номере нашего журнала за 1956 год был опубликован очерк Н. Павлова «В затерянном мире». В нем, в частности, рассказывалось об одном из загадочных плато Южной Америки, которое дало Артуру Конан Дойлу тему романа «Затерянный мир».

Еще в первой четверти XX века английский путешественник полковник Фоссет сделал несколько попыток покорить недоступные плато, расположенные в районе бразильско-боливийской границы, но его последнее путешествие закончилось трагически: Фоссет и его спутники бесследно пропали. В 1935—1957 годах американский летчик Джимми Энджел дважды совершил полеты к другому «затерянному» плато — Ауян-Тепуи. Он открыл гигантский водопад, но проникнуть в тайны плато ему не удалось. Проходили годы, а «белые пятна» по-прежнему существовали на карте Южной Америки.

За последнее время в зарубежной печати появились новые материалы, рассказывающие о том, как штурмуются неприступные плато Гвианского нагорья, как отважные исследователи раскрывают тайны «затерянных миров». Выполняя многочисленные просьбы читателей, мы публикуем статью французского журналиста Анри де Сен-Бланка «Последние из «затерянных миров».

Первые шаги

Контуры Гвианского нагорья на севере и западе довольно точно очерчены течением реки Ориноко. Наносы осадочных пород с Анд мало-помалу теснили реку к востоку, пока, наконец, она не достигла нагорья — этого непреодолимого препятствия. Полноводная Ориноко тесно прижалась к нагорью и образовала собой его естественную границу. На территории Венесуэлы этот щит, состоящий из древних скальных пород, поднимается от Карибского моря к югу, достигая в районах, граничащих с Бразилией, высоты 900 метров. Он почти полностью скрыт под наслоениями осадочных пород: красного песчаника, сланцев, расположенных наклонными или волнообразными пластами. Под ними залегает зеленоватый вулканический туф, достигающий местами толщины в несколько сот метров.

Примерно в 450 километрах от дельты Ориноко путешественник попадает в Ла-Гран-Сабану (Великую Саванну). Прорезанная рекой Карони (притоком Ориноко), Великая Саванна занимает всю юго-восточную часть Венесуэлы. Именно по этим местам и проходил в 40-х годах XIX века Роберт Шомбурк, которому было поручено произвести уточнение границ Британской Гвианы. По реке Риу-Бранку, притоку Риу-Негру, он поднялся на север и очутился в самом сердце Гвианы. Шомбурк был первым европейцем, вступившим в этот район. Перед его взором возникли странные горы — огромные «столы» с отвесными стенами, которые возвышались на несколько сот метров над окружающей местностью. Самый высокий из «столов» индейцы называли Рораима.

Возвратившись из экспедиции, Шомбурк опубликовал свои наблюдения. Так мир узнал о существовании этих громадных горных плато.

Ареной для своего «доисторического» приключенческого романа Конан Дойл и избрал этот район, который уже был обозначен на географической карте. Но воображение писателя унесло его значительно дальше, в глубь тысячелетий, к птеродактилям.

Как бы то ни было, после выхода в свет произведения горные плато, расположенные на юго-восточной оконечности Венесуэлы, стали называть не иначе, как «затерянными мирами».

Большинство геологов считает, что образование этих плато относится к концу мелового периода мезозойской эры. Плоские вершины напоминают «острова», а края скал — берега этих «островов». Характерно, что недоступные отвесные стены плато сами берут начало на довольно крутых «холмах», образовавшихся в результате эрозии. Высота этих «островов», названных индейцами Тепуи, достигает свыше 1 000 метров.

Путешественники, достигавшие подножия этих неприступных колоссов, окутанных облаками, были зачарованы тем неведомым, недосягаемым миром, который угадывался там, наверху. Неудивительно, что у Конан Дойла, читавшего рассказы этих путешественников, возникла мысль: «Вот он, «затерянный мир», который мне нужен».

В конце концов никто ведь не знал, что происходит на изолированных плато. Могло случиться так, что на протяжении сотен тысячелетий формы жизни развивались там лишенные какого-либо контакта с остальным миром. Это давало широкий простор воображению литератора. Но ученым было мало одной фантазии.

Великая Саванна раскрывает свои тайны

В начале 20-х годов нашего века два венесуэльца Хуан Мундо Фрейзас и Феликс Кардона, произведя разведку среднего течения реки Карони, открыто заявили о своем намерении «приподнять завесу таинственности, которая окутывает верхнее течение Карони». Однако индейцы оказали упорное сопротивление их продвижению к истокам реки. Местные жители считали этот район священным.

Начало подробному исследованию этого района положило происшествие с самолетом американского летчика Джимми Энджела в 1937 году.

К этому времени исследователю Фрейзасу удалось, наконец, преодолеть сопротивление индейцев и подняться к истокам Карони. Он то и предложил назвать этот район Великой Саванной. Но Ла-Гран-Сабана была интересна не только своей экзотикой. Весьма многообещающими оказались известия о залегании полезных ископаемых в бассейне Карони. Венесуэльское правительство собрало у разных исследователей сведения о Великий Саванне. На основе этих данных и было решено начать общее изучение района. В декабре 1939 года был опубликован труд, скромно названный «Предварительные исследования». Он расширил представления об этих загадочных местах.

После второй мировой войны Феликс Кардона предпринял целую серию исследований. Ботаники Соединенных Штатов также решили пойти на штурм «затерянного мира». Многочисленные «столы» Тепуи были взяты приступом и тщательно обследованы. Началось повальное увлечение этими районами. За период с 1945 по 1958 год один только Ботанический сад Нью-Йорка направил не менее 19 экспедиций в высокогорные районы Гвианы. Посылали экспедиции и другие научно-исследовательские учреждения США. Так, например, один из ботаников Чикагского музея, Джулиан Стейермарк, несколько раз пересек высокогорные районы Венесуэлы и открыл 9 совершенно неизвестных родов растений и 642 вида, ранее не описанных.

Штурм гиганта

Но самые гигантские горы оставались все еще недосягаемыми. Примерно в ста километрах к югу от горы Ауян-Тепуи с ее знаменитыми водопадами возвышаются две другие, значительно более обширные горы с плоскими вершинами: Акопан-Тепуи и Химанта-Тепуи.

В 1953 году Джулиан Стейермарк поднялся на вершину Химанта-Тепуи.

Начало экспедиции было неудачным. После двухнедельного перехода пришлось оставить пироги и пробираться пешком. И в этот момент проводники-индейцы отказались идти дальше. Шли дожди. Каждые четверть часа приходилось влезать на деревья, чтобы определить свое местонахождение. Глубокие ямы, сплетения корней и ветвей делали лес совершенно непроходимым.

Стейермарк решил приблизиться к подножию с другой стороны. Снова сели в пироги и поплыли по реке Апарурен, притоку Карони, но здесь экспедицию встретили новые препятствия: водопады и быстрины.

Наконец над вершинами деревьев появился массивный силуэт Химанты. Потребовалось десять дней тяжелейшего перехода через лесную чащу, пока экспедиция достигла подножия первого уступа. Здесь отряд и разбил лагерь. Но главные трудности были еще впереди: перед исследователями громоздились крутые откосы, увенчанные отвесными скалами.

Первый штурм не принес успеха: скала в этом месте была неприступной. Пришлось искать другие пути. Проходили дни. И вот, наконец, ахиллесова пята гиганта была найдена. Это была лощина с отвесными стенами, которая врезалась в каменное тело Химанты. По этой лощине, стены которой были похожи на многочисленные ступени лестницы, начался подъем вверх, Высота все нарастает. Уже преодолена «отметка» 1 500 метров. Обнаружены неизвестные водопады. Меняется характер лесной растительности: начинают преобладать лиственные породы с более мелкой и толстой листвой. По-видимому, деревья и кустарники здесь приспособлены к резким изменениям погоды.

Дальнейший путь обнадеживает путешественников: скала уже не кажется такой недосягаемой, как раньше. Вот преодолена узкая расселина высотой примерно в 10 метров. Склон становится более пологим.

«После недельного перехода, — писал Джулиан Стейермарк, — мы приблизились к вершине горы. Мы испытывали волнение, как люди, которые берут до них никем еще не достигнутые высоты, вступают на неизведанную землю. Все растения казались необычными, совершенно отличными от тех, которые нам доводилось видеть раньше. У них странная форма, необыкновенные листья и диковинные цветы. Трава низкая, кустарники карликовые. У некоторых растений мелкие толстые листья, на внутренней стороне которых имеется плотный шерстистый покров серого или бурого цвета. Листья других растений шелковистые и образуют великолепную розетку на конце голого стебля. Они напоминают отдельные виды, встречающиеся в Альпах или Андах. Многие растения по своему виду похожи на подсолнечник, марену, вереск, асцидии. Встречается много орхидей, папоротников.

Экспедиция обнаружила широкую, наполненную водой впадину с заболоченными берегами, похожую на небольшое озеро. Из воды поднимались голые стволы каких-то растений, достигающие высоты 2—3 метров и напоминающие статуи. Нижняя часть ствола совершенно голая, немного выше ствол покрыт мелкими листьями зеленовато-оливкового цвета, с плотным бурым покровом на тыльной стороне, а на самой верхушке красуется пышный букет оранжевых цветов, похожих на одуванчики.

Передвигаясь по вершине, мы ступали очень осторожно, так как на нашем пути постоянно попадались расселины и трещины».

Открытие «затерянного мира»

И так, впервые люди проникли в «затерянный мир». Но гигантские размеры вершины (площадь Химанта-Тепуи составляет около 400 квадратных километров) не позволили тщательно ее обследовать. К тому же экспедиция потеряла несколько недель в поисках ахиллесовой пяты. Прошло всего несколько дней в «затерянном мире», а уже надо было думать о возвращении.

В таком же цейтноте оказались год спустя доктор Басет Магуир и доктор Джон Вурдак, которые были посланы Ботаническим садом Нью-Йорка на Керро-Неблина, вторую по величине вершину после Химанты. Они обследовали лишь сотую часть ее поверхности и установили, что площадь Неблины в действительности больше, чем предполагалось, и что она на 300 метров выше по сравнению с данными карты. На вершине ученые обнаружили гигантский каньон, с которым, по их мнению, мог соперничать по глубине разве только Большой каньон реки Колорадо.

В 1955 году Ботанический сад Нью-Йорка и Чикагский музей решили объединить свои усилия. И в конце января экспедиции Вурдака и Стейермарка встретились у подножия Химанты. На высоте 1 900 метров на площадке белого песка, окруженной множеством деревьев, разбили лагерь. Вокруг площадки громоздились обрывистые скалы причудливой формы, вершины которых находились на высоте 2 250 метров. Вот что рассказывают исследователи: «Нам встретились обширные пространства голых и болотистых саванн и скалы из кварца и песчаника странной формы. Бесчисленные трещины глубиной до 30 метров часто вынуждали нас делать продолжительные обходы. В тех местах, где действие эрозии было наиболее явным, пейзаж Химанта-Тепуи становился поистине фантастическим. Перед нами на многие километры тянулась страна неизвестная, загадочная».

Из пресмыкающихся на Химанте были обнаружены только маленькие ящерицы и змеи. Попадались лягушки, улитки, земляные черви, термиты, пауки и сороконожки. Носухи, опоссумы с белыми ушами и гагары были, пожалуй, самыми крупными среди животных и птиц, встретившихся в этом районе.

Но флора этих «затерянных миров» оказалась значительно богаче, чем ее изобразил Конан Дойл.

Летом 1958 года была предпринята новая экспедиция на Керро-Неблина, в которой снова приняли участие Вурдак и Магуир. Экспедиция собрала около 15 тысяч видов растений, причем ботаники утверждают, что они только прикоснулись к богатствам тамошней флоры.

Год тому назад у границ Бразилии были обнаружены новые «затерянные миры» — горные плато, не нанесенные ни на одну карту. На них пока еще не ступала нога исследователя. Последние из «затерянных миров» ждут своих первооткрывателей.

Анри де Сен-Бланка

Перевод с французского Е. Гриневой

Ключевые слова: Гвианское нагорье
Просмотров: 6243