Там, где скачет Дунаец

01 февраля 1960 года, 00:00

В наше время, особенно если дело касается Европы, почти всегда можно сказать, какой возраст имеет тот или иной геологический район. Но именно «почти». Как ни детально изучены строение и геологическая история образования этого материка, есть районы, до сих пор ставящие исследователей в тупик. К их числу относятся и Пиенины — горный массив на самой границе Польши и Чехословакии, примыкающий с севера к Высоким Татрам.

...Даже на карте Пиенины — район нашей будущей экскурсии был не похож на соседние. Река Дунаец, подойдя к этим горам, словно срывается с узды. Виляя из стороны в сторону, натыкаясь на скалы и поворачивая назад, Дунаец устремляется, наконец, на север.

И вот туристская тропа вывела нас на берег Дунайца у села Червоный Клаштор. Отсюда, кажется, рукой подать до пиенинских вершин, что задолго, за многие километры до цели, видны были на горизонте. Теперь они совсем рядом. Тесно прижались друг к другу отвесные скалы. Их вершины — в форме конусов, зубьев, столбов, — как и стены пропастей и пещер, окрашены в яркие, но нежные тона: белый, серый, розовый.

Но этот светлый фон неоднороден: ясно видны на нем изгибы слоев известняка, мельчайшие складки и складочки. Они похожи на множество вопросительных знаков, рассыпанных природой в Пиенинах.

...Вся дуга Карпат — от Дуная под Братиславой до ущелья Железные Ворота — состоит из ряда четко выраженных поясов. На севере внешняя часть карпатской дуги — это толща песчаников и сланцев, образующих хребты Бескид и Молдавских Карпат. Следующая к югу гранитная зона слагает самые высокие участки Карпат: Татры, Фатру, Словацкие Рудные горы, Трансильванские Альпы. И, наконец, внутренняя, южная зона состоит из цепи потухших вулканов — это горы Вигорлат в Словакии, массивы Матра, Черхат и Бюкк в Венгрии, Родна, Кэлиман и Металичи в Румынии.

Но рядом с первым структурным поясом — поясом песчаников и сланцев — рассыпана таинственная «зона утесов», похожая на разорванную цепь. Ее звенья — группы известняковых скал — тянутся вдоль всего течения реки Ваг (в Словакии), а на севере переходят в Польшу.

Как раз здесь, по течению Дунайца, «зона утесов»
выражена наиболее ярко. Итак, нам предстояло пересечь эти таинственные Пиенины по самой их сердцевине — по Дунайцу, реке, не побежденной горами. Ведь от нрава реки получили свое имя и горы. По-польски «пиенины» — это быстрины, пороги. Действительно, всего за каких-нибудь полсотни километров река совершает прыжок вниз на двести тридцать метров Пороги, перекаты, резкие повороты сменяют друг друга в крутостенном каньоне Дунайца.

Недалеко от Червоного Клаштора в скальных воротах Дунаец сжимается до предела. Совершенно обнаженные скалистые берега обрамляют узкие теснины. Здесь сыро и мрачно, лишь тенелюбивые ели жмутся на узкой кромке у самой воды. Обрывы над рекой вздымаются на триста-пятьсот метров. И начинает казаться, что судьба забросила тебя в какую-то дикую высокогорную область. А между тем Пиенины занимают площадь всего в 1 000 гектаров и главные их вершины не достигают и тысячи метров.

Но вот исчерченные извилистыми линиями известняковые скалы расступились. Лес от кромки берега разбежался по пологим склонам. Елей становится все меньше: они уступают место буковым и редким в Европе тисовым лесам.

Узкая тропа по правому, чехословацкому, берегу выходит к небольшой деревушке. Отсюда наш путь лежит по воде.

Дунаец выглядит довольно негостеприимно — под бугристой, несущейся поверхностью воды так и чудятся острые гребни порогов. Но местные жители — горали — славятся своим умением плавать по неспокойной реке. Их предки пришли сюда, по преданиям, больше пятисот лет назад. Свободолюбивый и гордый народ этот обосновался в труднодоступном гористом районе Польши, не желая подчиняться панам. Горали занимались скотоводством, сплавляли по порожистой реке лес.

И по сей день хранят они традиции предков. Женщины носят пестро расшитые блузки с жилетами, поверх которых надевают «сукманы» из белой или черной шерсти. Мужчины и в будни и в праздник облачаются в штаны из толстой белой шерсти, а ярко-синие суконные жилеты, расшитые цветной шерстью и бисером, носят в любую погоду. И, конечно, все мужчины — от мала до велика — одеты в войлочные шляпы с рядом разноцветных лент.

Но главное «наследство», переходящее у горалей от отцов к детям, — это умение водить плоты по Дунайцу.

Мы уселись на стулья, установленные на плоту. Его называют здесь «вора». Кажется, что связанные друг с другом долбленые бревна не выдержат и одного человека, перевернутся на первом же перекате. Но плот легко разместил на себе человек десять. Два рослых гораля с длинными шестами в руках становятся на носу и корме. Передний, ловко орудуя шестом, направляет нос то вправо, то влево, обходя подводные скалы и перекаты. Вся конструкция плота настолько хорошо продумана, что даже при самых резких поворотах или бросках она устойчива на воде.

Дунаец подхватывает нас, и начинается скачка. За поворотом высовывается над рекой зубчатая вершина Три короны. Но вот она уже где-то сбоку, вот сзади; и опять слева мелькают ее сахарно-белые гребни. Они светятся в небе, пока новые вершины — Соколица на левом, польском, берегу и Голица на чехословацком — не отвлекают нашего внимания. Редкие сосны, способные удержаться на кручах и устоять при зимних ветрах, торчат на самых их макушках. Отроги гор подбегают к воде, поджимают Дунаец с обеих сторон.

«Любуйтесь нашими стенами, смотрите на загадочные письмена природы», — словно дразнят они людей.

И впрямь загадка-то пока не раскрыта. Одни специалисты считают, что Пиенины — остатки гигантской известняковой кровли, которая покрывала в далекой древности кристаллические массивы. Другие отдают предпочтение «морской» версии. Они полагают, что «зона утесов» — обломки гигантских рифов, сорванных с основания и сдвинутых к северу от древнего моря в эпоху крупных горообразовательных процессов.

Около часа продолжается плавание-скачка по извилистому Дунайцу. Кто знает, с какой скоростью!

Но вот громады утесов все дальше отходят от реки. Ущелье расширилось. Справа впадает в Дунаец маленькая речка Лесница, а в сотне метров от ее устья — небольшая деревушка с тем же названием.

У здешних жителей появилось недавно новое занятие. Пиенины — горы и скалы, леса и реки — по взаимному соглашению Чехословакии и Польши сделаны природным заповедником. Лесничие, экскурсоводы — таковы новые профессии горалей. А кому, как не им, знать родные горы!

...Дунаец вырвался, наконец, из объятий Пиенин. Теперь путь его на север, к Висле. Здесь, недалеко от Щавницы, расстаемся с этими загадочными и красивыми горами и мы.

К. Тарасов / Фото автора

Просмотров: 5293