На подводных рубежах

На подводных рубежах

«Зачем вы занимаетесь подводным плаванием?» Этот вопрос может быть обращен ко многим. Подводное плавание завоевывает все новых и новых приверженцев. Фигура человека в маске и ластах перестала быть диковинной и на черноморских пляжах, и на тихоокеанском побережье, и на песчаных дюнах Балтики. Какую же цель преследуют эти люди, опускаясь под воду?

Вы скажете, что подводное плавание — прекрасный отдых, обогащающий человека новыми яркими впечатлениями. Вы скажете, что подводное плавание — замечательный спорт, закаляющий здоровье, повышающий работоспособность. Все это верно. Но... Впрочем, приведем сначала несколько фактов.

В декабре 1958 года кафедра физики моря Московского государственного университета и Ленинградский арктический и антарктический научно-исследовательский институт направили совместно экспедицию на станцию «Северный полюс-6». Ученые должны были исследовать теплообмен воздуха и воды, разделенных льдом. Для этого нужно было пробить в четырехметровой ледяной толще лунку и, погрузившись под воду, укрепить мачту с самопишущими приборами. И вот два молодых ученых В. Савин и Ю. Пыркин в специальных гидрокомбинезонах опустились под лед.

Темнота полярной ночи. Температура воздуха — 40 градусов, воды + 1,8 градуса. Люди работают на глубине до 18 метров, а под ними на 4 тысячи метров простирается бездна океана. Это был первый опыт погружения с аквалангом под лед в таких высоких широтах.

Вот что пишет о своих наблюдениях в океане под ледяной крышей Виктор Гаврилович Савин: «Стоило опуститься на несколько метров ниже горловины лунки, и все кругом погружалось во мрак, а светлое окошечко лунки сливалось с темной поверхностью льда. Многое приходилось делать на ощупь».

После окончания своей героической работы молодые ученые-спортсмены сделали заключение: «Применение акваланга в высоких широтах позволило значительно сократить время установки и наладки подводной аппаратуры, а также сделать целый ряд исправлений в последующих конструкциях приборов и установочного оборудования. Но самое главное — это возможность видеть самим приборы в действии и работать с ними непосредственно в воде».

Волны разрушают подводные части гидротехнических сооружений, и они требуют периодического ремонта. Обычно эту трудоемкую работу выполняют водолазы. В состав экспедиции Московского инженерно-строительного института имени Куйбышева, выехавшей на Черное море для обследования молов и пирсов Сочи, Новороссийска и Туапсе, были включены инженеры-аквалангисты.

У аквалангиста большое преимущество перед водолазом. Вода в районе порта мутная, дно покрыто слоем ила. Сантиметров за десять ничего не видно, А тут водолаз в своем тяжелом скафандре неуклюже топает по зыбкому грунту. Вода мутнеет еще больше. Приходится ждать, пока осядет ил. Что ни шаг, то новая вынужденная остановка. В 1952 году водолазы затратили на обследование сочинского мола полгода. Аквалангисты, которые свободно «парят» в воде, не касаясь дна, выполнили ту же работу за месяц и несколько дней. Кроме того, они отсняли под водой цветной фильм, который дает полную картину состояния гидротехнических сооружений. Экспедиция убедительно доказала: инженер-гидротехник должен быть первоклассным подводным пловцом.

...Возможностью передвигаться под водой по образу и подобию рыбы, разумеется, не преминули воспользоваться ихтиологи. На Черном море в районе Карадэга работала экспедиция Института морфологии животных Академии наук СССР под руководством профессора Б.П. Мантейфеля. Очень любопытные наблюдения сделали участники экспедиции Д.В. Рудаков и Д.С. Павлов.

Спасаясь от преследования, рыбы плывут стаей за вожаком. Это было известно давно. Сейчас удалось установить, что происходит, когда стаю настигает хищник. Стая моментально разделяется на две примерно равные группы. Одна из них сворачивает влево, другая — вправо. Хищник пролетает вперед, как бы прочерчивая палочку буквы «ф». Хитрые рыбы описывают петли, словно дорисовывая окружность этой буквы, и продолжают спокойно плыть позади незадачливого преследователя. Такой «остроумный» маневр, выработанный у рыб инстинктом самосохранения, ученые назвали «строем обороны».

Удалось подсмотреть поведение рыб и в другие моменты их жизни. Вот рыбы расположились на отдых. И не просто сбились в стаю, а повернулись хвостами к одному центру. Теперь с любой стороны хищник попадает в их поле зрения. Началась охота за пищей. Стая рассеялась. Но каждая рыбешка не теряет из виду свою соседку. Как только одна из них находит корм, тотчас все устремляются к ней.

Экспедиция затем продолжила работу в Азовском море. Там наблюдения проводились в момент лова рыбы. Аквалангисты вели подводную киносъемку движущегося за судном трала.

...Лаборатория аэрометодов Академии наук СССР с помощью ученых-аквалангистов исследовала дно Черного, Азовского и Каспийского морей. В результате появились уникальные карты распределения водной растительности, найдены полезные ископаемые морского дна. Научные сотрудники тихоокеанской экспедиции Института биофизики изучали жизнь морских животных, отсняли под водой две тысячи метров цветной пленки.

Подводный спорт породил новую отрасль науки — подводную археологию.

Всем известна битва Александра Невского с псами-рыцарями на Чудском озере. Произошла она в 1242 году. Летопись сохранила свидетельство, что головной Полк русских воинов был сосредоточен у Вороньего камня. С тех пор очертания берегов изменились, и легендарный камень оказался на дне озера. Аквалангистам удалось точно установить место Ледового побоища. У подножия Вороньего камня они обнаружили остатки древнерусского пограничного укрепления. Под водой с натуры были сделаны зарисовки сохранившейся каменной основы оборонительных валов. Находки аквалангистов помогли через семь веков восстановить детали исторического сражения.

Подводные разведчики обнаружили недалеко от Сухуми затопленный античный город и порт Колхиды — Диоскурий. Вместе с советскими спортсменами участие в этих интересных поисках принимал английский писатель Джеймс Олдридж. В районе станицы Таманской подводные археологи раскапывали древнегреческие города Пантикапей, Гермонассы и Фанагорию.

Летом прошлого года аквалангисты произвели первую археологическую разведку затопленных древних поселений на дне озера Иссык-Куль. Другая группа подводных разведчиков направилась на озеро Светлый Яр и разоблачила миф о существовании на дне этого озера града Китежа.

Мы кратко изложили лишь несколько эпизодов из «подводной жизни» последних месяцев. О чем говорят эти примеры? О том, что подводное плавание перестало быть просто развлечением и просто спортом. Оно стало делом, сулящим принести большую пользу нашей науке, нашему хозяйству. Масштабы подводных работ растут с каждым днем. И у тех, кто хочет заглянуть в «голубое царство», большой выбор подводных профессий.

Конечно, освоение «седьмого континента» — в первую очередь дело ихтиологов, археологов, гидрологов. Для них овладение навыками подводного плавания просто необходимо. Но успех их работы во многом зависит от энергичной помощи всех энтузиастов подводного спорта. Чтобы принести пользу, подводному пловцу не обязательно участвовать в научной экспедиции. Вспомним хотя бы ценную инициативу моряков Северного флота. Они решили создать «фонд семилетки» — поднять со дна моря металлолом для строительства тракторной колонны «Балтийский матрос». Правда, условия высоких широт вынуждают работать в вентилируемых водолазных скафандрах. Но в теплых широтах этим полезным для страны делом могут заняться аквалангисты.

Изучение подводных миров только начинается. Это «голубая целина», для покорения которой требуется еще много сил и времени. Здесь дел по горло. Поэтому каждый человек, умеющий обращаться с маской, ластами и аквалангом, должен найти себе место на подводных рубежах науки.

Б. Зюков

Рисунки В. Дувидова

 
# Вопрос-Ответ