Путешествие с тиграми

01 января 1960 года, 00:00

В 1950 году мне с группой товарищей довелось отправиться на север страны, чтобы принять участке и работе конгресса Национального фронта.

Путешествие затянулось — только спустя два года, одолев около четырех тысяч километров, мы вернулись домой. Нам приходилось под бомбежками и обстрелами пробиваться через занятые противником районы, пересекать бурные реки и крутые горы, переносить голод и жажду, наводнения и болезни. Немалую опасность представляло тогда во вьетнамских джунглях и всякого рода дикое зверье, особенно тигры.

Сообщения охотников, легенды и сказки об этом полосатом хищнике да и «личное знакомство» с ним послужили материалом для этого рассказа, с которым, возможно, будет интересно познакомиться читателям «Вокруг света».

Знакомство с джунглями

После двухнедельного перехода мы, наконец, вступаем в джунгли. Кажется, за каждым деревом, под каждым листом, в каждом шорохе, даже в тишине, таится опасность.

Вдруг возглас:
— Что это? Смотрите!
Разглядываем сырой песок — следы! Кто-то считает отпечатки:
— Пять пальцев!
— Четыре, — возражает проводник. — Четыре вмятины поменьше — отпечатки пальцев, а одна посредине — отпечаток ступни. Пятый, большой, палец расположен у тигра высоко, как у собаки, и на земле не отпечатывается.

— У тигра?..
Так вот кто прошел здесь недавно!.. Приближается ночь. В лесу наступают сумерки.
— Нам надо еще перебраться через ручей, — говорит проводник. — На другом берегу пост, там и заночуем.
— Пост в джунглях? — удивляюсь я.
— Это всего лишь маленькая хижина, но здесь и такое жилье не часто встретишь.

Почти стемнело, когда мы перешли через ручей вброд. А вот и домик, окруженный высоким частоколом. Оказывается, бревна частокола пригнаны неплотно, а с одной стороны в нем и вовсе зияет дыра. Через нее, пожалуй, свободно пройдет бык, а не то что тигр. Одна из стен дома полуразрушена. В очаге дотлевают головешки, покрытые золой.

— А где же хозяин?
— Гуляет где-то, — спокойно говорит проводник.

— Так поздно в джунглях и один?
— Сейчас только пять часов. В лесу темнеет рано, но он давно живет в джунглях и тигров не боится.

После ужина ложимся. Все устали. Однако сон не приходит. Легко ли заснуть, когда от мрачного леса тебя отделяет лишь дырявый частокол!

А из леса вдруг доносится:
«Бфф!.. Бфф!..»
— Да, да, — подтверждает проводник. — Это «он», тигр. Только бояться не стоит.

Кому-то приходит в голову, что шум может испугать тигра.
— Раз, два, три! Тигр!!! — разносится оглушительный вопль.

Звук собственных голосов подбодряет нас, и мы успокаиваемся, хотя время от времени из леса доносятся таинственные шорохи. Скоро в проломе изгороди бесшумно появляется человек. Его обнаженные плечи блестят в свете костра. Это и есть хозяин хижины.

Мы, конечно, забрасываем его вопросами: неужели он не боится, слышал ли рев тигра, где он пропадал? Голос хозяина звучит успокаивающе:
— Вот, ходил рыбу ловить. Ну, а рык тигра я слышал, конечно. В лесу это частенько случается. Спите спокойно и набирайтесь сил. Завтра я провожу вас до следующего поста.

И он направляется к костру готовить ужин. Нас будит панический крик:
— Тигр! Смотрите, тигр!

Спросонья в непроглядной черной тьме не сразу замечаем светящиеся зеленые точки. Напряженное молчание прерывается смехом нашего хозяина.

— Да это же гнилушки. У тигра вовсе не зеленые глаза. К тому же глаза животных сверкают лишь отраженным светом. Ложитесь-ка лучше спать!

Да, первая ночь в джунглях далась нам нелегко...

Две красные точки во мраке

— Почему я не боюсь тигров? Да потому, что здесь они не нападают на людей, — так начал свой рассказ наш проводник, когда мы утром двинулись дальше. — Вам еще предстоит идти через районы, где тигры нападают на людей, вот там будет страшновато.

Тигр ищет добычу только ночью: у него превосходное зрение и чуткий слух. Стоит тигру услышать малейший шорох, как глаза его устремляются по направлению шума. Замечает он вас гораздо раньше, чем вы его, и беспрепятственно удаляется. Поэтому встретиться с ним довольно трудно. Но уж если на вашу долю выпадет такой случай, то постарайтесь сохранить спокойствие. Тут все дело в том, кто кого первым испугает.

— Есть, правда, еще одно средство против тигров, — лукаво улыбаясь, продолжал проводник. — Самое верное и самое древнее средство. Мне о нем еще моя бабушка рассказывала. Хотите послушать?

«Как-то распахивал крестьянин поле со своим буйволом. А тигр следил за ними из-за кустов.

Очень удивляло тигра, что огромный буйвол покорно слушается маленького человека. В полдень крестьянин распряг буйвола, пустил его пастись в тени деревьев и отправился обедать. Тогда тигр спросил буйвола:
— Почему это ты такой большой, а подчиняешься какому-то маленькому существу?
— Так ведь это существо — человек, и у него есть разум.
Вот вернулся человек, тигр ему и говорит:
— Человек, а человек, как бы мне тоже раздобыть разум? А то звери меня не слушаются. Приходится за ними гоняться, прежде чем поймаешь кого-нибудь на обед. Ты покажи мне свой разум. Может, я тоже такой найду?

— Рад бы, — отвечает человек, — только вот забыл я его дома.
— А ты сходи за ним.
— Ладно. Только, смотри, не съешь моего буйвола. А чтоб вернее было, привяжу-ка я тебя пока что к дереву. Да ты не беспокойся: я вернусь и сразу тебя отвяжу.
Тигр согласился.

Тогда крестьянин взял крепкую веревку, сплетенную из волокон тростника, и крепко-накрепко привязал тигра к дереву. Потом он развел под деревом большой костер и начал подпаливать тигра, приговаривая:
— Вот какой у людей разум, вот, смотри, запоминай. Будешь знать, как гоняться за лесными жителями, поедать и старого и малого!

С большим трудом удалось тигру в конце концов разорвать истлевшие веревки и удрать в лес. Но следы от веревок остались на его теле и по сей день.

Может, помня о разуме человека, и не любит тигр встречаться с ним, особенно днем».

— Славная сказка! — дружно заговорили мы. — Только как же тогда охотиться на тигра, если его днем и не встретишь?
— В том-то и дело, что на них всегда охотятся ночью, — ответил проводник.
— Но ведь это гораздо опаснее!
— Если у вас есть фонарь, считайте себя в безопасности. Ведь свет привлекает внимание животных, вы видите глаза всех обитателей джунглей. Так вот, если при свете фонаря вы заметите две красные точки, горящие во тьме как уголья, прикиньте, на какой высоте они от земли. Если метра полтора — это глаза оленя, если метр — значит, на вас смотрит тигр. В первый раз вам будет страшно, но возьмите себя в руки — свет ослепляет тигра, и он вас не видит. Прицельтесь немного пониже глаз и стреляйте. Если не промахнетесь, то попадете в сердце тигра.

Все хохочут:
— Только и всего? А вдруг в голову?
— Тоже уязвимое место у тигра. Правда, шкура будет испорчена, но если вам нужны кости для приготовления «као хо кот» (Као хо кот — тонизирующее лекарство, которое изготовляется из костей тигра.) стреляйте в голову.

Но ведь выгоднее сохранить и шкуру тигра: она тоже стоит дорого. Но если вы только раните тигра — берегитесь. Он может в ярости броситься на вас. Поэтому как только выстрелите, прячьтесь за дерево. Бывает, тигр кидается на дерево с такой силой, что когти его застревают в стволе. Упадет ли раненый тигр на землю, или убежит, рыча от ярости, назавтра вы сможете отыскать его последнее убежище по каплям крови. Внезапно проводник замолчал, прислушался.
— Тигр побывал совсем рядом с нами, — говорит он. — Это было совсем недавно. Чувствуете его запах?

Действительно, пахло чем-то неприятным. Проходим немного дальше. Проводник прав: на песке видны совсем еще свежие отпечатки лап. А мыто почти уверились, что разговор о тиграх — шутка! Придется, видно, всерьез изучать повадки хищника.

Проводник, заметив, что мы приуныли, подбадривает:
— Ничего, вы его, может, и днем подстрелите.
— А разве можно?

Как на тигра днем охотились

— Перед революцией французские власти устраивали для богатых американских туристов охоту на тигра. Ведь известно, что это любимая забава всех «искателей приключений». Но мистеру американцу вовсе не хотелось ходить по топкой грязи, ночевать в лесу, страдать от москитов и зеленых пиявок. Ему хотелось бы подстрелить тигра без всякого риска.

Туристским бюро такая охота приносила большие деньги, а нам, местным жителям, всевозможные злоключения и неприятности. Прежде всего надо было отыскать обиталище тигра, затем раздобыть для приманки дикого буйвола. Но так как охота на дикого буйвола тоже не легка, а ждать американские туристы не любят, то зачастую приходилось убивать домашних буйволов. Буйвола притаскивали к тигриному водопою и накрепко привязывали к дереву. Теперь оставалось установить, когда тигр придет лакомиться. Мы старались определить, через какие интервалы он обедает. После этого можно было безошибочно установить время очередной трапезы. Ведь, как известно, тигр недоеденную тушу обычно не оставляет и далеко от нее не уходит.

Наконец наступал долгожданный момент.

Прибывал американский охотник. В сопровождении отряда из двенадцати человек он отправлялся к месту, где находилась растерзанная туша буйвола. Под грохот барабана мы танцевали и пели, чтобы отпугнуть тигра и заставить его отойти подальше: надо было успеть подготовить засаду. Устраивали ее в яме, метрах в десяти от буйвола. Яму покрывали сверху зелеными ветками деревьев. В этой «крыше» оставляли небольшое отверстие для ружейного ствола.

Под шум и грохот американец спокойно пробирался в убежище. Мы отходили, не переставая петь и бить в барабан, чтобы оповестить тигра о нашем отступлении.

Как только тигр замечал, что бой барабанов еле слышен, он возвращался к прерванной трапезе. Из зарослей показывалась сначала его голова, затем медленно появлялось полосатое желтое тело. Тигр останавливался, оглядывался по сторонам и, убедившись, что ему ничего не грозит, приближался к туше. Его зоркие глаза останавливаются на зеленой крыше засады. Но вкусная еда помогает забыть обо всем...

Голова и грудь тигра отлично видны — удобная мишень для охотника. Остается только прицелиться и выстрелить. Гремит выстрел... Тигр делает страшный прыжок, иногда высотой до пяти-шести метров, и падает, царапая когтями землю. Сжимая в руках двустволку, американец попирал ногой труп «царя джунглей» и улыбался в объектив фотоаппарата. Эффектный снимок!

Я первый раз стреляю в тигра

Ну что же, тигра, конечно, можно убить и таким образом, но мы хотим быть настоящими охотниками и решаем охотиться ночью.

Приступаем к сборам. Я сооружаю фонарь, используя сухие батарейки, — его можно будет прикрепить к голове куском резины. Нас охватывает охотничий азарт: мы слышали столько рассказов о тиграх, знаем некоторые их повадки, встречали их на своем пути, но ни разу не охотились на них.

Как только над лесом начинают спускаться сумерки, втроем отправляемся в чащу, уговорив проводника не сопровождать нас. Он соглашается, но берет с нас обещание, что если будет грозить опасность, мы три раза подряд выстрелим в воздух.

Вооружены мы «до зубов»: на троих — две винтовки, револьвер и самодельный фонарь. Кидаем жребий, кому охотиться первым. Повезло моему товарищу. Сохраняя полное молчание, шагаем по лесу. Луч фонаря освещает только стволы деревьев. Внезапно прямо над нашими головами появляются две горящие красные точки. Тигр? На дереве? Вряд ли. Тем не менее товарищ мой прицеливается, но вдруг опускает ружье. Красные точки растворяются во мраке.

— Ты что, тигра пожалел? — спрашиваем у него.
— А если это пантера! — объясняет он. — Мне только сегодня рассказывали, что где-то здесь бродит пантера. А ты знаешь, как охотиться на пантеру? Нет? И я тоже не знаю. Вот и подумал, что если мы ее раним, она сверху бросится на нас.

Продолжаем наш путь. Неожиданно с дерева падают листья и опускаются прямо у наших ног. Направляем луч света наверх — на нас смотрят два блестящих глаза... Только на этот раз они зеленые.

«Бух!» — прорезает тишину звук выстрела. Раздается стон, зеленые точки на мгновение остаются на месте, затем перемещаются. Зверь, видимо, ранен.

Гремит второй выстрел. Зверь снова меняет место. Неясно виден его силуэт, вроде похож на лисицу. Но ведь если выстрелить еще раз, поднимется тревога. Товарищу моему жаль добычи, он готов забраться на дерево, чтобы достать ее. Но дерево слишком высокое, к тому же зверек снова скрывается в густой листве.

Свет батарейки постепенно слабеет. Сквозь листву проникают лунные блики. Приходится отложить охоту до другого раза. Возвращаемся обратно с пустыми руками.

Зато во сне удача сопутствует нам, и мы славно охотимся на тигров. Ведь это так просто, когда ты находишься в полной безопасности в доме на сваях.

Ночью костер, разложенный под нашим домом, гаснет. Холодный ветер проникает через щели и пронизывает до костей. Я спускаюсь по лестнице, чтобы разжечь костер. Навстречу мне бросается желтая тень. Тигр! С проворством, которого я сам от себя не ожидал, одним прыжком одолеваю лестницу, хватаю карабин и кидаюсь вниз. Ура! Тигр не успел уйти далеко: вон он прячется в траве, метрах в сорока от меня.

«Бух! Бух!» — два раза подряд стреляю в хищника.

Товарищи просыпаются и с зажженными факелами бегут вниз. Раздается злобное рычанье. Эхо повторяет звуки.

«Наверняка ранил», — думаю я. Гордости моей нет границ!

Мы обыскиваем окрестности, но найти следы крови не удается. Начальник поста, разбуженный выстрелами, говорит смеясь:
— Этот тигр уже несколько дней бродит вокруг нашего дома. Он, видно, совсем отощал от голода и пришел красть кур из нашего курятника.

А рычал он от голода и еще потому, что вы его спугнули.
Приятели, до этого смотревшие на меня с завистью, теперь хохочут во все горло.
— Привет доблестному спасителю кур и петухов! — кричат они. — Да здравствует «великий охотник»!

«Бон! Бон! Тран-нхой!»

На следующий день мы подходим к новому посту. Группе приходится разделиться. Мне и моему товарищу достается полуразрушенная хижина: в ней обвалилась часть стены, двери нет. Устраиваемся на ночлег. Вдруг слышим:
«Бон! Бон! Тран-кхой! Бон! Бон! Тран-кхой!»

Это кричит птица, и крик ее означает: «Бон! Бон! Спасайтесь!»

По народным поверьям, в эту птицу переселилась душа человека, и она предупреждает обитателей леса о приближении тигра. На самом же деле птица следует за тигром потому, что питается остатками мяса, которые застревают у тигра в зубах. Она склевывает их, когда тигр во сне открывает пасть.

Крик птицы беспокоит меня: ведь от джунглей нас отделяет лишь полуразвалившаяся стена. Вдруг замечаю, что мой товарищ проделывает какие-то странные манипуляции.
— Что ты делаешь? — спрашиваю я.
— Протягиваю веревку, чтобы остановить тигра, — отвечает он. — Тигры здесь людей не трогают, а свиней они истребили много. Вот я и боюсь, как бы они не обознались и не перепутали нас с ними.
— Да ведь твои веревки и курицу не остановят!
— Знаешь, тигр очень подозрителен, и если он встретит что-то неожиданное, то он отступит.
— Ну, а мне вот говорили, что тигр никогда не нападает на людей, которые спят в противомоскитных сетках.

Протянув веревки, мы заворачиваемся в сетки. И тут снова слышим:
«Вон! Бон! Тран-кхой!» На этот раз совсем рядом.

Не говоря ни слова, подымаемся и привязываем наши гамаки к крыше.

Тигр в западне

На следующее утро мы попросили проводника помочь нам купить свинью. Надо сделать запас продовольствия: предстоит пересечь пустынную гористую местность. Ранним утром отправляемся за свиньей в соседнюю деревню. Купив свинью, привязываем ее к палке. Палку кладут на плечи двое товарищей.

Едва мы входим в джунгли, как наш проводник начинает лупить бедную свинью. Она поднимает отчаянный визг.
— Зачем вы ее бьете? — спрашиваю я.
— Чтобы громче визжала, — отвечает проводник. — Тогда тигр услышит и последует за ней. Как-то в прошлом месяце мы купили свинью, и всю дорогу, пока мы несли ее через лес, тигр шел за нами. Домой мы вернулись усталыми и не стали прятать свинью, а оставили ее на пороге дома. Ночью тигр подкрался и унес свинью в джунгли. Мы погнались за ним, но потеряли след. Только на следующий день отыскали обглоданные кости свиньи. В другой раз тигр утащил буйвола. Целый километр мы преследовали тигра, пока, наконец, не наткнулись на труп быка, у которого тигр уже успел отгрызть заднюю ногу.

— Неужели тигр может протащить быка целый километр? — спрашиваем мы.

— Конечно! Тигр настолько силен, что хватает буйвола за глотку и забрасывает его к себе на спину. Или, вонзив в горло быка когти, волочит тушу, пятясь задом. А опытный тигр, одной лапой схватив буйвола за горло, другой бьет по ляжке. Обезумев от боли, бык несется вперед, погоняемый тигром. «Доехав» таким образом до укромного местечка, тигр приканчивает свою жертву и приступает к трапезе.

— А почему тигры не нападают на оленей, косуль и других диких животных? Ведь это, наверное, гораздо проще?

— Вовсе нет, — отвечает проводник, — у оленя очень хорошее обоняние, и стоит ему почуять тигра, как он стремительно убегает, а угнаться за ним тигр не может. Да и у кабанов нюх неплохой. Но если уж встреча с тигром неминуема, кабан не сдается. Хвост — к дереву, клыки — к врагу, он яростно борется за свою жизнь. Бывают случаи, когда тигр терпит поражение.

Вот почему тигр предпочитает рыскать вокруг деревень и таскать домашних животных. При этом он не гнушается любой добычей, тащит все, что ему попадается на пути: быков, свиней и даже кур. Как-то раз мне довелось видеть тигра, который старался выудить рыбу из ручья.

С этими словами проводник снова ударяет свинью палкой: свинья визжит пуще прежнего. А проводник замечает:
— Тигр уже наверняка следует за нами. А пока мы идем по лесу, там, у нас дома, устраивают для него засаду.

Мы смотрим на него с недоумением, но когда возвращаемся домой, оказывается, что он прав: нам не позволяют заходить в дальний угол двора, а связанную свинью оставляют неподалеку от дома.

Ложимся спать, но в ожидании визита тигра не можем уснуть. До полуночи все спокойно. Начинает казаться, что тигр или потерял наш след, или просто боится прийти за свиньей. Засыпаем.

«Оаф! Хум...»

Кажется, будто грозное рычание тигра раздается прямо у самого уха. Воздух оглашает пронзительный визг свиньи, ржание лошадей, крики тревоги.

Схватив ружья и фонари, мы бежим на рев.

В углу, там, где двор отделяет от джунглей лишь низкая ограда, зияет яма. В нее и угодил тигр. Он предпринимает самые отчаянные попытки выбраться из ямы, но она слишком узка и глубока, да к тому же тигр напоролся на острые бамбуковые колья, вбитые в дно.

Берегитесь — тигры-людоеды!

И вот настал день, когда очередной проводник предупредил нас:
— Завтра вы вступаете в опасный район, там водятся тигры-людоеды.
Кто-то недоуменно спрашивает проводника:
— Всего тридцать километров пройдем за сегодня. Почему же здесь тигры не нападают на людей, а там нападают?

— Вообще-то тигры уже лет пятьдесят как перестали нападать на людей, — отвечает проводник. — Но с первых дней войны все изменилось. После боя не всегда успевали подобрать убитых. Потом тигры стали нападать и на живых. Они быстро поняли, что человека убить куда проще, чем зверя. Один удар когтистой лапой по горлу — и, конец!

Закончив это «ободряющее» сообщение, проводник торопит нас: необходимо прийти на пост до захода солнца.

Вечером, спустившись с гор, мы подходим к домику, скрытому среди густой зелени. Хижина окружена высоким частоколом из толстых заостренных кольев. Нас приветливо встречают пожилой мужчина и мальчик.

После ужина мы спрашиваем у хозяина дома, водятся ли здесь тигры-людоеды.
— Нет, — коротко отрезает он.

Мы удивлены: ведь проводник уверял нас в обратном.

Располагаемся на ночлег, но перед сном все разговаривают. Спать не хочется. Лампа отбрасывает на стены красноватые блики. Внезапно замечаем, что хозяин с сыном застыли на месте как статуи, а глаза их устремлены в черную тьму джунглей. Кажется, будто кто-то гипнотизирует их.

— Это ОН! — говорит отец дрожащим голосом.
Ребенок, побледнев от страха, прижимается к мужчине.

Мы же ничего не слышим. Проводник шепчет:
— Он услышал рычание голодного тигра. У здешних жителей очень острый слух.
— Но ведь хозяин сказал, что здесь нет тигров-людоедов. Чего же он боится?
— А об этом я вам расскажу завтра.

Бамбук — на плечо!

На следующее утро хозяин дома дает каждому из нас по заостренной бамбуковой палке и командует:
— Бамбук — на плечо! — Затем объясняет: — Теперь спокойно отправляйтесь в путь.

Повинуемся, однако не понимаем, как поможет при встрече с тигром эта тонкая бамбуковая палка.

Проводник, заметив наше недоумение, объясняет:
—| Бамбук, конечно, не спасет в единоборстве с тигром, но может уберечь от его нападения. Ведь тигр обычно кидается на спину жертвы и хватает ее за горло.

Если тигр видит человека с бамбуковой палкой на плече, он ни за что не нападает на него, потому что боится, как бы острие бамбука не пропороло ему грудь.

Кое-где тигра можно испугать криками и выстрелами, но здесь шли бои, и поэтому лучше идти в полной тишине. Тигры сразу сбегутся на выстрелы. Они уже давно подметили, что именно после выстрелов легко найти добычу.

Мы вступаем в джунгли; справа, слева от тропы — бесчисленные отпечатки тигриных лап, больших и маленьких. Из чащи доносится временами неприятный запах: тигр где-то неподалеку. Ускоряем шаг и к двум часам дня выходим из лесу. Подходим к небольшому селению — здесь мы сможем отдохнуть. После обеда спрашиваем проводника:
— А почему наш хозяин вчера сказал, что здесь нет тигров-людоедов?
— Да просто раньше жители лесов почитали тигра, как верховное существо. Его иначе и не называли, как «господин» или «владыка». И до сих пор многие не хотят говорить о тигре: верят, что это принесет им несчастье. Кроме того, многие впервые попавшие в джунгли люди настолько пугаются, что теряют самообладание и поэтому легко могут стать добычей хищника.

На следующий день к полудню мы приходим в большое село.
Молодая девушка — хозяйка дома — помогает нам варить рис. От нее мы узнаем, что жители этой деревни очень напуганы тиграми-людоедами.

— Здесь очень много тигров, — жалуется девушка, и голос ее дрожит. — Говорят, что от тигров погибло уже много людей.
Мой товарищ, человек экспансивный, восклицает:

— Необходимо немедленно их истребить!
— Мы и делаем все, что возможно, — отвечает она. — Ставим ловушки, роем ямы... Иной раз нам удается убить тигра, но их еще много бродит вокруг. Кроме того, здесь очень опытные тигры, и никакие ухищрения не могут их обмануть, даже ночная охота не помогает. Мы всегда настороже, но всего нельзя предусмотреть. Больше всего мы боимся, когда работаем в поле. Поэтому приходится кому-нибудь стоять на страже.

— А вы не хотите перебраться в другое место? — спрашиваем мы.
— Видите ли, мы уже давно живем здесь, а если перебраться в другой район, придется потратить много времени, чтобы очистить землю от деревьев и зарослей. А ведь мужчины воюют... Кроме того, и это самое главное, здесь мы можем помогать нашим бойцам: давать им приют, кормить их. — Девушка доверчиво смотрит на нас. — За эти годы у нас очень обострился слух. Мы часто слышим звуки выстрелов, доносящиеся издалека. И нам кажется, что бои уже идут в нашей старой деревне. Мы верим, что день победы близок. Тогда мы сможем покинуть джунгли и вернуться в свои родные места. А тигры нам не так уж и страшны. Ведь человек все-таки сильнее их.

Путешествие закончено. Никогда мы не сможем забыть жестокой борьбы нашего народа против своих угнетателей, не забудем мы и трудный путь через джунгли.

Всякий раз, когда мы вспоминаем о нашем путешествии, в памяти встают и те приключения с тиграми, о которых я вам уже рассказал.

После окончания войны мы принялись за восстановление страны с такой энергией, что тиграм снова пришлось отступить в джунгли. Так что, если вам случится побывать в нашей стране, тигров вы сможете посмотреть за железной решеткой зоопарка или в цирке, где они, покорные воле человека, демонстрируют свое искусство.

Ле Мин Хиен, вьетнамский кинооператор и художник

Перевод Л. Беспаловой

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 5047