Ледники Кодара

01 апреля 1960 года, 00:00

Фотоочерк

Ледники в Забайкалье? Несколько лет назад географы с улыбкой отвергли бы такое предположение. Однако в последние годы в отчетах геологов все чаще стали попадаться упоминания о встреченных ими ледниках в одном из самых высоких хребтов Северного Забайкалья — хребте Кодар. Весной 1958 года старший научный сотрудник Института географии Академии наук СССР В.С. Преображенский, просматривая аэрофотоснимки, обнаружил на них отчетливые изображения десятков ледников. Решено было послать в этот район специальную экспедицию. В состав ее, кроме В.С. Преображенского, вошли студентка четвертого курса географического факультета МГУ Таня Александрова и я, ее однокурсник.

Когда мы прилетели в расположенную у подножия Кодара Чарскую котловину, мы встретили здесь настоящий уголок пустыни, затерявшийся среди болот и таежных массивов. Взволнованное море барханов, редкие кустики бледно-зеленой полыни. А на горизонте повсюду виднеются затянутые серебряным покровом снегов высокие горы.

В долине Верхнего Сакукана знойное лето сменилось ранней весной: лиственничная горная тайга с яркой молодой зеленью только что появившейся хвои, еще не растаявшие речные наледи. Догнав здесь весну, мы постепенно стали приближаться к вечной зиме — к ледникам седого Кодара.

Наконец долина реки Верхний Сакукан осталась позади, и, пройдя перевал на высоте 2 тысяч метров, наш отряд вышел к ледникам.

Наш караван из 17 северных оленей, за которыми присматривали два каюра-эвенка, остановился на небольшой сопке неподалеку от ледников. Здесь на высоте 2 450 метров над уровнем моря мы соорудили самую высокую в Забайкалье метеоплощадку: надо было выяснить метеорологические условия существования кодарских ледников.

Очень важны также наблюдения за снежным покровом на ледниках, ведь снег — основной источник их питания. На следующий день мы принялись рыть шурфы для изучения снежной толщи. Работа эта довольно трудоемкая. Как-то мы подсчитали, что из одного шурфа глубиной в 4,5 метра было выброшено около 24 кубических метров снега, то есть почти 12 тонн.

Однажды нас застигла непогода. Густой туман закрыл все вокруг, повалил снег. Порывы ветра яростно встряхивали палатку, и тогда начинали жалобно звенеть сосульки, повисшие на палаточных растяжках. Мы коротали время и целые дни пили чай по-сибирски. А когда метель улеглась и вновь выглянуло солнце, все кругом засверкало миллионами драгоценных камней.

Ледники Кодара небольшие, но их немало. Закончив обследование одного, отправляемся к другому. Иногда по нескольку дней приходится пробираться сквозь тайгу, часто переходим вброд бурные горные реки. Особенно запомнилось верховье реки Ледниковой.

Долина ее так густо поросла кедровым стлаником, что мы вынуждены были по очереди прорубать в этих зарослях дорогу. Навьюченные олени едва продирались по узкому коридору. Полтора километра такого пути совершенно измотали людей и животных. Как сладки после этого минуты короткого отдыха и какими необыкновенно вкусными кажутся лепешки, испеченные тут же на костре нашим каюром Ириной Алексеевной!

И вот отряд на другой стороне Кодара, на новых ледниках. Нас интересует любая деталь. Все подмеченные особенности заносим в полевые дневники. Ведь о забайкальских глетчерах ничего не известно, и после обработки собранных материалов мы должны дать науке подробные и точные сведения.

И. Тимашев

Просмотров: 5921