Здравствуй, Ханшаг!

01 марта 1960 года, 00:00

Параллельные каналы рассекли глухие болота Ханшага

Надолго запомнили солнечный день 19 августа венгерские парни и девушки из Шопрона и Дебрецена, из Будапешта и кишальфельдских сел. В этот день в центре Ханшага их руками были соединены участки осушительного канала.

Что же такое Ханшаг?

Шутливая молодежная «энциклопедия» определяет его местоположение так: «Ханшаг лежит в нескольких тысячах километров от Африки и в двадцати пяти — от станции Хедьешхалом».

Точнее?
На северо-западе Венгрии зеленеет на карте котловина Кишальфельда — Малой Венгерской низменности. Реки Рабца, Репце, Иква, множество мелких речек и ручьев накинули на нее голубоватую сеть. С этой сетью переплетается еще одна — тонкие штрихи, обозначающие болота.

Вот эти болота, растянувшиеся на пятьдесят с лишним километров с запада на восток, и почти на двадцать — с севера на юг, и есть Ханшаг.

Ханшаг выглядит довольно приветливо: летом здесь серебрятся под солнцем травы, перемежающиеся болотами с зарослями желтых кувшинок и белых лилий, их сменяют невысокие лески из ивы и тополя. Но дороги обходят Ханшаг: редкая из них пойдет в глубь этого зеленого треугольника, пойдет, да и отступит. У окраин болот остановились и населенные пункты. Ханшаг — комариный, болотный край — словно отталкивал от себя человека. Лишь иногда забредали сюда охотники или приходили резать камыш крестьяне.

Поля пшеницы и сахарной свеклы, зеленые квадраты кукурузы, сады и виноградники цветущим кольцом окружали пустую землю Ханшага. Когда-то и на месте этих полей были болота. Канал, проложенный в середине прошлого века, осушил половину болот, и могущественные князья Эстерхази получили еще один источник дохода — поля, богатые луга, сено с которых сбывали на рынках Вены.

А остальные сто тысяч хольдов земли Ханшага — пятьдесят семь тысяч гектаров — так и оставались до последнего времени дикими, необжитыми.

Между тем Венгрия — страна самой высокой в Европе плотности сельскохозяйственного населения. Здесь распаханы все мало-мальски пригодные для обработки земли. Несколько десятков тысяч гектаров неосвоенных земель в хозяйстве этой страны значат без преувеличения почти то же, что сотни тысяч гектаров целины в Советском Союзе.

Неудивительно поэтому, что освоение болот стало в Венгрии всенародным делом. В 1957 году молодежь области Дьер, где находится Ханшаг, вызвалась «приручить» его.

На следующее лето забелели на болотах палаточные городки. Когда осенью подвели итоги, оказалось, что вынуто сто тысяч кубометров земли: почти тридцать километров канав и каналов прорезали болота, оттянули из них воду. А летом пятьдесят девятого года лагеря молодых строителей возникли в самом сердце Ханшага.

Тысяча двести человек — юных, голосистых, веселых — поселились в болотном царстве. Большинство из них не было мелиораторами — ведь они приехали на летние каникулы из университетов и техникумов, из училищ и институтов. И хотя каждый приезжал всего на две недели, сразу было видно, что сюда пришли хозяева.

Грубоватое для слуха слово «Ханшаг» они превратили в ласковое, мягкое «Хань». Но оттого, что смягчили название, болота не стали приветливее к беспокойным пришельцам.

Вот как характеризовала молодежь местные условия:
«Хань — самый восточный отрог тропической зоны. Погода крайне изменчива. Жара часто доходит до сорока градусов. Но не менее часто идет дождь. Иногда они действуют сообща».
Однажды над лагерем появилась огромная грозовая туча. Молния осветила палатки, и хлынул дождь. Да какой! Через несколько минут лагерь на полметра был залит водой. Насквозь промокшие, мчались ребята от канала спасать жилье. Ветер рвал парусину, снизу вода подмывала колышки. Пришлось в течение нескольких часов, пока бушевала буря, держать растяжки и шесты палаток руками. Когда, наконец, глянуло солнце, изнуренные парни с недоверием посмотрели на небо. Неужели все? Больше не будет?

А злейшие враги — комары и слепни?

Видно, именно из-за всех этих трудностей — и больших и малых — особенно весело звучали над Ханшагом смех и песни.

Работа была нелегкой. При первом нажатии лопаты появлялась подпочвенная вода. Чем дальше вглубь, тем жиже становилась почва, тем меньше забирала лопата; и все-таки вместо положенных по всем нормам двух кубометров они ухитрялись вынимать за смену и по десять. Всего за прошлое лето вынули сто сорок тысяч кубических метров земли. Вынули и перенесли ее с помощью лопат и рук — ведь зыбкая болотная почва не выдерживает машин.

Молодежь очень ясно представляла значение своей работы.
— Такая земля не должна пропадать, — опершись на лопату, говорит товарищам студент-филолог в минуту короткого отдыха.

— Такую землю на хлеб можно мазать, — подтверждает тракторист из государственного хозяйства Ханшагтанья.

По субботам и воскресеньям сюда приезжали также молодые рабочие. За прошедшее лето» на Ханшаге побывало больше десяти тысяч человек!

Результаты их труда можно видеть уже сейчас. Осушенные за два года земли — около трех с половиной тысяч гектаров — были засеяны рожью, травами.

В восточной части Ханшага семикилометровая дорога прорезала самые неприступные болота.

Новые земли вошли в фонд нового госхоза. Этот госхоз — второй по величине в Венгрии после Хортобадьского — объединил недавно девять мелких хозяйств, и теперь в его владении двадцать пять тысяч гектаров.

Но это лишь первые шаги к покорению Ханшага. Через несколько лет от основного канала ответвятся боковые; десять тысяч гектаров плодородной земли будут включены в жизнь силами молодежи.

А пока...
— Аривидерче, Ханшаг! — напевал долговязый физик из Будапешта, изучая осенним днем расписание поездов на полустанке. — До скорой встречи будущим летом, Ханшаг!

Л. Павлов

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 4273