Иозеф Бринке. Жажда

01 марта 1960 года, 00:00

«Джип» подскакивает на ухабистом испещренном выбоинами шоссе. Собственно, это не шоссе, а лишь намек на него — узкая полоса пыли и мелкого щебня, убегающая к раскаленному горизонту.

В автомобиле двое. Один — молодой, худощавый, в очках и цветной клетчатой рубашке — ведет машину. Второй — постарше, широкоплечий, в комбинезоне защитного, цвета — сидит рядом. Оба низко надвинули на загорелые лица шляпы с загнутыми кверху полями. Проникающая повсюду пыль придает автомобилю и костюмам мужчин красноватый оттенок, покрывает толстым слоем лица, забирается в глаза, в нос, в рот. Машина и люди все больше и больше сливаются с однообразной пустыней.

Солнце стоит высоко над горизонтом и палит так безжалостно, словно хочет уничтожить последние признаки жизни на этой выгоревшей земле. Пучки сожженной, пожелтевшей травы давно приобрели неестественный коричневатый оттенок. Только низкие эвкалипты пока держатся. В период ливней они всосали много влаги и теперь проживут до следующего дождя, который пробудит край от мертвого сна.

Жара становится невыносимой. Пот струится по лицам, смешивается с пылью, превращая ее в темную кашицу. Мокрые рубашки прилипают к телу.

Дорога ухудшается. «Джип» подскакивает, петляет, обходит крупные камни, которых становится все больше.

— Этому, кажется, не будет конца, Брайан. — Сидящий за рулем так резко нажимает тормоза, что машина со скрипом останавливается.

— Зачем тормозишь, Гарри? В лагере ждут нас.
— Знаю. Вода закипает в радиаторе.
Гарри вышел из машины, чтобы набрать воду из жестяного бачка, укрепленного на заднем сиденье.
Сиденье было пусто.

— Брайан!
Брайан оглянулся, встретил испуганный взгляд. Как это могло случиться? Брайан пожал плечами. Вероятно, во время езды веревки ослабли, и бачок скатился. Что толку размышлять об этом! Главное, они остались без воды. Брайан не впервые попадал в такое положение — ведь он геолог и уже давно скитается по пустыне. Гарри стоял, прислонившись к «джипу», и пытался закурить сигарету. Руки у него дрожали. Первая спичка сломалась. Вторая и третья тоже. «Плохо! — подумал Брайан. — Важнее всего сохранить спокойствие. Не поддаваться панике. Надо же выбраться, черт возьми!»

Хоть было бы не так жарко! Брайан отер носовым платком лицо, но только размазал пыль. Может, вернуться, поискать бачок? Он тут же отверг эту мысль. Как знать, когда он скатился? Да и вода все равно вытекла; крышка закрывалась неплотно. Хорошо бы сейчас льду, самого обыкновенного льду, плавающего в лимонаде, который подают в салоне в Алис-Спрингс ...

Брайан громко засмеялся над самим собой.
Гарри недоуменно взглянул на него.
— Что будем делать? — тихо спросил он.
— Не знаю. Дай карту.

Гарри подал сложенную карту в прозрачном футляре. Брайан разложил ее на капоте машины. Гарри не отрывал от него взгляда, но Брайан молчал, осматривал в бинокль окрестности и изучал карту. Наконец Гарри услышал:
— Дело обстоит не так уж плохо. В двадцати милях на северо-запад отсюда есть животноводческая ферма Три-Триз. Там и вода. А до конечной цели... — Он замолчал и спичечной коробкой отмерил по карте расстояние. — До нее неполных сто двадцать миль. Будь у нас вода, мы добрались бы до места завтра в полдень!

— Но у нас ее нет, — робко возразил Гарри. — В мешке всего около галлона.

Брайан попытался улыбнуться. Это он и сам знает. Вот бы доехать до Три-Триз! Двадцать миль, в сущности, недалеко — самое большее два-три часа езды. А на ферме — артезианский колодец и воды вдоволь.

Подумать только: не хватает воды! Проклятая страна! Песок, камни и кустарник. И нигде не увидишь сверкающей струйки. Каменистые русла маленьких речек не наполнялись водой вот уж сколько лет. Фермеры, наверно, не помнят такой длительной засухи. Тоненькая струйка воды, вытекающая из артезианского колодца! С какой опаской следят за ней люди... А когда она иссякнет, наступит конец. Фермы опустеют. Дома и насосы занесет песок. Природа отберет у человека все, что он с таким трудом вырвал у нее. С людьми уйдет жизнь, и снова останутся лишь камни, песок и кустарник...

Брайан посмотрел на часы. Он решился. Другого выхода не было.

Они долили полупустой радиатор питьевой водой, и «джип» тронулся.

Дорога оказалась отвратительной. Приходилось часто останавливаться и убирать камни. Первая скорость, вторая, метр-другой — и остановка. Они тащились черепашьим шагом.

Наконец Брайан увидел в бинокль Три-Триз. Это была одна из тех животноводческих ферм, что разбросаны на юге Северной территории и что живут только благодаря артезианским колодцам.

Ферма приобретала все более отчетливые очертания. Уже ясно вырисовывались два низеньких домика и стоящий неподалеку от них ветряной насос. Людей не было видно.

— Вероятно, они в помещении. — Гарри так прибавил газу, что мотор взвыл.

Через полчаса — за это время пришлось снова доливать воду в радиатор— «джип» остановился около домика. Гарри выскочил из машины.

— Эй, есть здесь кто-нибудь? —
Он постучал в дверь.
Никто не отозвался.
— Пойду взгляну, а ты осмотри второй дом.
Уже через несколько минут оба вернулись.
— Ничего не пойму! Никого нет, и все-таки кажется, будто люди только что вышли. В очаге еще горячий пепел.
— Я тоже никого не нашел. — Брайан помолчал. — Странно, очень странно... Пойдем-ка посмотрим, как обстоит дело с водой.

Около насоса — громоздкого сооружения из труб, на верхушке которого были укреплены лопасти ветряного двигателя, — стоял большой жестяной бак. Он был прикрыт крышкой, чтобы вода не испарялась. Брайан приподнял крышку — бак был наполнен до половины, но вода больше не поступала. Брайан взглянул на лопасти насоса. Дул слабый ветер, и лопасти медленно вращались. Не быстро, но ровно настолько, чтобы накачивать воду. «Ага, приводная труба закрыта!» — сообразил он. Попытался повернуть вентиль, но не смог.

Помоги, — коротко бросил он Гарри, следившему за его движениями. Но и вдвоем они не справились.
— Проклятие! — выругался Брайан. — Кто так завернул? Погоди, принесу инструмент.

Он повернулся и застыл на месте. Метрах в двадцати от него стоял человек с винтовкой в руках. «Откуда он взялся? И почему с ружьем? Может, принял нас за беглых преступников?» Брайан поднял руки над головой в знак того, что он не вооружен.

— Вам нечего бояться, отложите в сторону винтовку. Я инженер-геолог, а это, — Брайан кивнул на Гарри, остолбеневшего от изумления,— мой коллега. Мы едем в Марбл-Крик, наш лагерь, и у нас кончилась вода. — Брайан сделал шаг вперед.

— Ни с места! — Дуло винтовки в упор смотрело на Брайана и Гарри. — Садитесь на землю!

Они сели. Только тогда Брайан опомнился от неожиданности и стал рассматривать незнакомца. Это был высокий мужчина средних лет, с густой черной бородой и жестким выражением лица. Одет он был как большинство фермеров: тяжелые сапоги, толстые полотняные брюки, защитного цвета рубашка, смятая широкополая шляпа.

— Я наблюдал за вами, когда вы подъезжали. И сразу подумал: вода. — Фермер криво улыбнулся. — Вы не первые за нею приходите. Вчера здесь были туземцы. Целая шайка, человек тридцать. Хныкали, что их женам и детям нечего пить. Я прогнал их. А если придут еще раз, перестреляю. — Он ловко зажег одной рукой сигарету, которую, не спуская глаз с Брайана, вынул из кармана рубашки; второй он по-прежнему крепко сжимал винтовку. — Воды нет во всей округе, только у меня немного. И я ее никому не дам: ни черным, ни белым. Кто знает, сколько еще продлится засуха. Я не хочу подыхать. Не хочу, понимаете?!

Брайан посмотрел на мужчину. Тот ответил ему взглядом, полным ненависти.
— Нет, господа. Воды вы не получите. Уберетесь так же, как вчерашняя сволочь, которая ворует у меня скот.

Брайан предвзято относился к местным жителям — дикари... Но сейчас почувствовал, что окажись они здесь, он был бы на их стороне. Вместе они справились бы с этим парнем. Вдвоем его не взять. Голыми руками против винтовки? Оружия у них нет. Возможно, правда, револьвер валяется где-то под сиденьем.

Они возили его с собой только потому, что так предписывалось правилами. Надобности в нем не было. Для змей достаточно хорошей палки. А от стаи динго спасал быстроходный «джип».

...Уйти без воды? Нет, надо попробовать договориться!
— Нам нужно всего два-три галлона, чтобы доехать до Марбл-Крик. Можем взять вас с собой. В лагере воды всем хватит.
— Не старайтесь понапрасну. Я сказал: не получите!
Брайан видел, что человек непоколебим. Да, попали из огня в полымя! Вода под самым носом, а невозможно взять ни капли.

— Так разрешите хотя бы воспользоваться вашим радиопередатчиком, чтобы связаться с лагерем.

Брайан удивленно посмотрел на Гарри. Молодец! Ему и не пришло в голову, что на уединенной ферме может быть передатчик.

— Умники какие! Если бы он был в порядке... А то сижу и жду, когда вернутся мои люди. Они ушли со стадами на север, здесь уже не было ни воды, ни корма. Я и так потерял половину стада. Впрочем, вам-то какое дело? — Он вытер вспотевший лоб тыльной стороной руки.

— Может, мы поможем вам? — нерешительно предложил Брайан.
— Лучше себе помогайте. — Мужчина указал рукой на запыленный «джип».

Брайан взял Гарри за руку. Они медленно направились к машине. Незнакомец исподтишка наблюдал за ними.
Теперь за руль сел Брайан.

«Джип» тронулся. Человек отступил к насосу. У Брайана возникло безумное желание нажать педаль газа и повернуть машину прямо на этого парня.

Человек словно прочел его мысли. Он встал на бак, не выпуская из рук ружья. Брайан уменьшил скорость. Он не спускал глаз с хозяина фермы. Тот не выдержал, отвел глаза и глухо проговорил:
— Поезжайте, прошу вас, поезжайте, пока ничего не случилось. Револьвер не ищите. Вместо него на заднем сиденье мешок с галлоном воды. Марбл-Крик там, — и он махнул рукой в сторону песчаных холмов, высившихся на горизонте.

Тормоз. Сцепление. Камни. Щебень. Из радиатора поднимается пар.
Кипит! Гарри хватает мешок. Вода растекается по капоту, впитывается в дорожную пыль. Вид тонких струек невыносим. Гарри прикладывает горлышко мешка к пересохшим губам. Пьет длинными, жадными глотками.

Брайан поднимает глаза от карты. Вырывает мешок.
— Хватит, образумься! Последняя вода!
— Это бессмысленно, Брайан, право...
— Что бессмысленно?
— Все, что мы делаем. Все равно не доедем.
— Иди к черту! Чем ближе к лагерю, тем лучше.

Вечерело, жара спадала. Дорога стала ровнее. Порой они могли даже ехать на третьей скорости. Гарри уснул. Брайан не трогал его: пусть отдохнет, все равно от него сейчас никакого толку.

Брайан старался думать только о дороге. «Видишь этот камень? Его надо объехать. Так, все в порядке.— Но мысли настойчиво возвращались к воде. — Что делать, когда придется остановиться? Воды в мешке на самом донышке. Выпьем воду из радиатора, а дальше? Конец! Конец!»— стучало в голове.

Брайан закурил. Сигарета успокоила его. Возможно, что их даже не найдут. Впрочем, это уже не имеет значения. Его некому оплакивать. А Гарри? Того ждут жена и ребенок. Вспомнилось, как они прощались, когда Брайан в последний раз был у них. Она стояла в пестром платье возле деревянной, выкрашенной в желтый цвет калитки их домика в Алисе. «Присмотрите за Гарри, — говорила она, — он бывает иногда так опрометчив!»

Брайан загляделся на простиравшуюся перед ним дорогу. Нигде ни цветочка, только пыль и пожелтевшая трава... Ему вдруг страшно захотелось очутиться в Алисе, сесть в парке на скамеечку и поглядеть на пастельные краски цветочных клумб.

Гарри проснулся. Вытащил смятую коробку сигарет, закурил.
— Хочешь, сменю тебя?
— Я не устал. До лагеря,— Брайан посмотрел на карту, — девяносто миль. Вон у тех холмов остановимся. Гарри курил быстро, нервно. Отбросил недокуренную сигарету, закурил новую.
— Чего ты с ума сходишь?
— Смотри! Там, где деревья!
Брайан обернулся. Возле небольшой группы эвкалиптов стояло несколько темных фигур. Туземцы. Они уже заметили их и бежали к машине. Гарри помахал им.
— Зачем ты машешь?
— Может, они что-нибудь знают о воде, — возразил Гарри.
— Ерунда! Вспомни, что рассказывал тот парень.
Люди стояли в нескольких метрах от дороги. Их было семеро. Высокие, худые, с заросшими лицами. На обнаженных тощих телах выступали ребра. В руках они держали дротики и копья.
Брайан встал, оперся о ветровое стекло.
— Говорит кто-нибудь из вас по-английски? — спросил он.
Вперед выступил старик с растрепанными волосами и всклокоченной бородой.
— Нам нужна вода. Вот столько, — Брайан показал на сплющенный мешок, который они привязали к переднему амортизатору, чтобы вода была хоть чуточку прохладнее.
Старик кивнул.
— Это плохо. Очень плохо! Дождя долго не будет. Вода есть только на ферме. Там плохой человек, никому не дает. Вам он даст, — продолжал старик, — вы белые.
Брайан покачал головой.
— Нет, нам он тоже не дал. А до Марбл-Крик еще далеко...
— Без воды туда не доехать. Без воды будете бредить, потом умрете.

Старик вернулся к группе мужчин. Что-то долго объяснял им.
— Зря потеряли десять минут, — заметил Брайан, включая мотор.
— Погоди, старик что-то хочет сказать, — остановил его Гарри.
— У нас есть вода. Мы ходили за нею до самого Нурл. Это долгий-долгий путь. У нас ее мало, но мы с вами поделимся.
— Слышишь, Брайан?! Они дадут нам воду!
— Это он всерьез? — Брайан был недоверчив, особенно по отношению к туземцам.
Старик понял.
— Вода там, под деревьями.
Двое туземцев побежали к эвкалиптам. Брайан выключил мотор. Принесут ли? Минуты ожидания показались вечностью. Наконец парни вернулись.

Они положили большие мешки из дубленой кожи к ногам старика. Гарри и Брайан вышли из машины. Брайан поднял один из мешков. Открыл его. Мешок был полон воды!

Спасены! Брайан все еще не мог осознать происшедшего. Шагая как-то механически, он подошел к машине, вытащил из рюкзака большой нож и протянул старику. Тот взвесил его на руке, провел пальцем по острию.

Гарри доливал радиатор и переливал воду в полотняный мешок на амортизаторе.
— А у вас осталось? Что же будет теперь с вашими женщинами и детьми? — вспомнил вдруг Брайан.

— Мы сходим еще раз в Нурл. Мы знаем дорогу, а вы заблудитесь.

Странные люди! Отдают последнюю воду незнакомым чужестранцам, белым, которые согнали их с пастбищ... Отдают воду людям, которые презирают их, а сами снова пойдут за десятки миль...

Сплющенные мешки лежали на капоте машины. Пора ехать, если они хотят засветло добраться до холмов. Брайан подошел к старику. Они стояли друг против друга. Он — высокий, сильный, полный жизни, старик — сгорбленный, высохший, морщинистый. Брайан подумал, они живут рядом, в одной стране, и все-таки их разделяет пропасть в несколько столетий. Что сделал он, Брайан, чтобы этот старик мог жить по-людски? И что сделали другие белые? Вытеснили в пустыню, заставили жить в страхе перед голодной смертью, испытывать вечную жажду...

Брайан протянул старику руку. В глазах старика появилось недоумение. Он колебался. Потом поднял свою худую темную руку и протянул ее Брайану.

Перевод с чешского Р. Разумовой

Рубрика: Рассказ
Просмотров: 3336