Битва на дамбе

01 марта 1960 года, 00:00

Дождь лил уже пятые сутки. А метеорологи вновь обещали «значительные осадки, дожди ливневого характера».

Поздним вечером 15 июня 1959 года началось очередное селекторное совещание. Во всех уездах провинции Гуандун люди, затаив дыхание, слушали сообщение товарищей из Хойяна.

Сквозь шорохи и потрескивания доносился хрипловатый голос:
— За вчерашний день на метр с лишним нарастили дамбу реки Дунцзян. Работало более ста тысяч человек. Начиная с полудня, волны перехлестывают через верх дамбы. Вода все прибывает. Течение бешеное. Коммунисты и кадровые работники мобилизованы на эвакуацию населения в безопасные районы... Алло! Алло! В переговорную проникла вода, она поднимается, мы вынуждены перейти в другое место...

— Алло! Алло! Хойян! Хойян!..
Несколько сот тысяч местных жителей, бойцов, командиров и кадровых работников не первый день яростно сражались с разбушевавшейся рекой. Им удалось эвакуировать население из угрожаемых районов в низовьях реки. Почти сто тысяч жителей уездов Хэюань, Боло, Хойян и Дунвань успели укрыться от наводнения на холмах и в верхних этажах высоких зданий. Но вода все прибывала. И вот, переплеснув через дамбу, вода разлилась на тысячу ли. Под ее напором дамба стала обваливаться. Река затопила большой участок обработанной земли, десятки деревень.

В эту ночь на гуанчжоуском аэродроме было многолюдно и шумно. Отовсюду подвозилось продовольствие, одежда, топливо — все, в чем могли нуждаться люди, пострадавшие от наводнения.

Десять самолетов, выделенных для оказания помощи, принимали грузы. Утром вместе с руководителями Гуандунского провинциального комитета партии мы вылетели для осмотра районов, залитых водой.

На бреющем полете наш самолет пронесся над Хойяном и Боло. Как острова, из разлива поднимались горные пики. На склонах холмов, почти скрывшихся под водой, виднелись полузатопленные сады. Оба берега реки Дунцзян, дамбы, окаймлявшие их, исчезли под водой.

Вот внизу показался какой-то городок. Его здания будто плыли по волнам. А большей частью от домов на поверхности воды оставались только коньки крыш.

Самолет низко пролетел над холмом, где укрывались спасавшиеся от наводнения. На склоне его догорали костры-ориентиры. Неподалеку группы людей собирали сброшенные с самолетов тюки с продовольствием.

Но вот затопленная долина Дунцзяна осталась позади. Под крылом нашей машины протянулась равнина. На ней золотится созревший рис. И всюду, как осколки стекла, поблескивают многочисленные водохранилища, запруды, озерца, до краев наполненные дождевой водой. Даже страшно было вообразить, каких разрушительных размеров достигло бы здесь наводнение, не будь за последние годы сооружены все эти ирригационные объекты, вобравшие в себя значительную часть воды.

А между тем метеопрогнозы и сводки гидрометрической службы предупреждали о паводке еще больших размеров. Ливни в провинциях Гуанси, Хунань и Цзянси, где расположены верховья рек Вэйцзян и Сицзян, не прекращались. Через четыре-пять дней волна паводка должна была достичь Си-Бэйцзянской дамбы.

«Всем, всем, всем! Считать себя мобилизованными на борьбу с наводнением. Мы должны сделать все, чтобы победить разбушевавшуюся стихию», — таково было решение экстренного совещания, созванного Гуандунским комитетом КПК в местечке Синаньчжэнь уезда Наньхай, на территории которого находится Си-Бэйцзянская дамба.

И снова, как несколько дней назад на Дунцзяне, приведены в готовность огромные массы людей. Днем и ночью многотысячные колонны шли к дамбе — ведь здесь решалась судьба миллионов жителей долины реки Сицзян.

Строившийся много десятилетий 72-километровый земляной вал извивается по берегу реки Бэйцзян в ее среднем и нижнем течении и продолжается на левом берегу реки Сицзян. Он предохраняет от затопления несколько миллионов му плодородной земли в восточной части междуречья, города Гуанчжоу и Наньхай.

Один старый житель Гуанчжоу рассказал мне об ужасном бедствии, постигшем город во время наводнения 1915 года. За одну ночь многие районы города оказались затопленными. Исчезли под водой фанзы, высокие здания также не выдерживали напора течения и обваливались. В тот год пострадало от наводнения более трех миллионов человек, материальный ущерб исчислялся астрономическими цифрами.

После освобождения народная власть из года в год отпускала значительные средства на реконструкцию и ремонт Си-Бэйцзянской дамбы. Она выстояла при огромном наводнении 1951 года. В 1958 году дамба была надстроена почти по всей длине каменной стеной в рост человека. Гуандунцы назвали ее местной «Великой стеной». Недалеко от Лубао и Синаньчжэня были сооружены крупные шлюзы, пропускающие более двух тысяч кубометров воды в секунду. Толщина земляного вала была доведена до тринадцати-шестнадцати метров, высота — до шести с половиной.

Теперь земляная плотина должна была пройти новое, невиданное по своей трудности испытание.

Утром 17 июня вместе с товарищем Лю Тяо-лунем, начальником штаба работ на Си-Бэйцзянской дамбе, я выехал на плотину.

Мы обгоняли машины, нагруженные камнем, цементом, мешками с песком и другими строительными материалами. Грузовики шли сплошной вереницей, взметая фонтаны брызг и ревя моторами на раскисшей от ливней дороге. По обочинам шли люди: маршировали бойцы строительных батальонов НОА, еще дальше мы обогнали колонну строителей, прибывших из Гуанчжоу. Впереди шагали отряды служащих городских учреждений и студентов. Людская лавина быстро текла к реке.

Мимо нас на предельной скорости пронеслось несколько грузовиков, низко осевших под тяжестью груза. Я едва успел разглядеть надписи на дверках кабин, гласившие, что машины принадлежат транспортной автоколонне. Накануне после обычного трудового дня работники автоколонны отправились всем коллективом в театр. Но посмотреть пьесу им не удалось: шоферы были срочно мобилизованы на борьбу с наводнением. И вот они не выпускают из рук баранку руля уже более тридцати часов: на дамбе срочно нужны строительные материалы.

Ныряя по ухабам, наша машина неслась к реке. Молодой радист, сидевший рядом со мной на заднем сиденье, непрерывно переговаривался со своими товарищами, находившимися на разных участках дамбы. Он то и дело сообщал начальнику штаба сведения о состоянии плотины и о подходе подкреплений.

Наконец машина остановилась у подножия дамбы.
Мы находились в наиболее опасном месте, недалеко от слияния двух рек. В прошлом воды Бэйцзяна и Сицзяна именно здесь взламывали плотину, затопляя огромные пространства.

Река билась о дамбу, отступала, покрывшись клоками пены, и снова бросала на плотину разгулявшиеся волны. По всему телу плотины рассыпались сотни людей. Они укрепляли обвалившиеся участки дамбы, подносили наверх песок и камень. Звуки команд, плеск волн, грохот прибоя сливались воедино и заставляли людей ускорять ритм работы.

Особенно выделялись люди с яркими рейками — работники гидрометрического отряда. Они прыгали в воду, ныряли, осматривая подводную часть плотины. Словно врач у постели больного, заботливо изучали состояние внутренних частей земляного вала, чтобы в случае необходимости подать сигнал тревоги.

Благодаря гидрометристам штаб по борьбе с наводнением постоянно получал сведения о состоянии дамбы и соответственно планировал работы по ее укреплению. Ни одна самая маленькая течь не могла укрыться от зорких глаз наблюдателей на всем протяжении Си-Бэйцзянской дамбы. Уже за первые сутки удалось своевременно ликвидировать несколько серьезных размывов. Кто знает, к чему мог привести каждый из них, не будь они вовремя замечены дозорными!

...Борьба со стихией продолжалась уже двое суток. Дождь лил по-прежнему. Вода все прибывала, а главный вал паводка был еще впереди.

Предшествовавшей ночью с верховьев Сицзяна сообщили, что в окрестностях Лючжоу вода поднялась на шесть с лишним метров, а в Пинлэ — почти на восемь. Гидрометрический пост в верховьях Бэйцзяна докладывал, что вода в реке поднялась на три с лишним метра.

По подсчетам гидрологов, расход воды ниже слияния Бэйцзяна с Сицзяном в ближайшие дни составит 45 тысяч кубометров в секунду. Да и морские приливы, достигающие в это время лета наивысшего уровня, могут поднять воду в устье Сицзяна.

«Положение чрезвычайно серьезное. Необходимо ускорить темпы подготовки к встрече паводка. Выиграть время — значит победить» — таков был вывод.

Штаб получил экстренное сообщение об опасности прорыва на Куйганском участке.

Вскочив в машину, мы помчались туда.

На Куйганском участке течение реки особенно сильно. Сицзян, уровень которого в этом месте на шесть метров выше уровня долины реки, бешено бьет в стенку дамбы. Прежде река неоднократно подмывала здесь земляную плотину, затопляя десятки деревень и сотни тысяч му крестьянских полей. Дело в том, что на этом участке дамба насыпана из грунта, легко пропускающего воду.

В последние годы основание дамбы было доведено до двадцатиметровой толщины, сама дамба выросла почти на два метра за счет сооруженной наверху толстой каменной стены. И все-таки еще до подхода основного паводка дамба дала течь. Попытки преградить воде путь мешками с песком, скрепленными цементом, ни к чему не привели. Не помогли и несколько джонок камня, высыпанного в реку. Вода текла все более широкой струей.

Сотни людей стремительно двинулись к месту прорыва. Сюда же мчались десятки грузовиков и джонок. Несколько человек прыгнули в воду, чтобы отыскать промоину. Через полчаса, проведенных в ожесточенной схватке с течением, они, наконец, нашли брешь. Когда люди с трудом выбрались на сушу, для заделки течи все было готово. Возле воды уже аккуратно сложили мешки с песком, нагромоздили целые горы камня. Вскоре перед промоиной выросла защитная стена, и на Куйганском участке воцарилось относительное спокойствие.

Повсюду люди героически сражались со стихией. Я видел людей, которые ныряли, чтобы достать со дна Бэицзяна камни, обрушившиеся с размытого участка каменной стенки.

Когда вода промыла брешь в дамбе возле Шиц-зяо, товарищи Ян Цзэ-си, Лю Бэй-шуй и Мо Чжи-по, не раздумывая, бросились навстречу струе воды и загородили щель своими телами.

Мне довелось увидеть, как десятки бойцов НОА прыгали в разбушевавшиеся волны, спасая унесенные рекой щиты, прикрывавшие участок земляной плотины. Набегавшие волны укрывали их с головой, а через несколько секунд они вновь устремлялись навстречу опасности.

Прошли еще одни сутки героической обороны. Ночью 23 июня сообщили, что фронт большого паводка дошел до среднего течения Сицзяна и Бэицзяна. Через двенадцать часов — утром 24-го — волны паводков одновременно подойдут к месту слияния Сицзяна и Бэицзяна и со страшной силой обрушатся на дамбу. Наступил решительный момент сражения со стихией.

Ночь выдалась особенно темная. Молнии, время от времени разрывавшие небо, делали тьму еще непрогляднее. Только на долину Бэицзяна не осмеливался распространить свою власть ночной мрак. Тысячи факелов и фонарей ярко освещали дамбу и мутные воды реки. Ночь над рекой расступилась.

За пять предыдущих суток в ненадежные места дамбы было уложено более 60 тысяч кубометров камня и несколько десятков тысяч корзин с песком и гравием. В эту ночь сотни людей сооружали последний участок каменной стены. Тысячи людей использовали каждую секунду, чтобы еще больше укрепить земляную плотину.

Сражение с рекой вступило в стадию рукопашной схватки. Над рекой стоял неумолкающий рев волн, бьющихся о берег. Издали слышался грохот воды, обрушивавшейся в ворота шлюзов. Земля дрожала. Ливень все яростней налетал на людей. Репродукторы, передававшие распоряжения штаба, пришлось включить на полную мощность. Дорога каждая секунда! Тысячи людей, сбрасывая стеснявшие движения плащи, еще быстрее бежали к дамбе, неся на плечах корзины, мешки с песком и гравием.

Внезапно дождь кончился. В разрывах свинцовых туч мелькнула синева небес. Посерел восточный край неба. В едва забрезжившем свете стала видна длинная лента выросшей за ночь каменной стены. Последний этап строительства был завершен. И вот волна паводка, одновременно вырвавшаяся из Бэицзяна и Сицзяна, бешено ударила по телу дамбы.

Огромные волны с пушечным грохотом сталкивались друг с другом. В водяных воронках мелькали стволы вырванных с корнем деревьев, словно спички, взлетали над волнами толстенные бревна. Но дамба стойко выдержала удары гигантских валов. И усмиренная река отступила, устремляясь к океану...

Когда ярко разгорелась заря, напор воды стал ослабевать.

Тысячи людей на плотине перевели дух. Из громкоговорителей полилась звонкая мелодия песни. Над фанзами за дамбой поднялись первые дымки. В соседней рощице появилась группа ребятишек: это воспитательница детского сада вывела своих подопечных на утреннюю зарядку. Из деревень выходили крестьяне. Едва вернувшись с дамбы, они спешили на поля, где их ждал богатый урожай.

Жизнь быстро входила в обычную колею.

Ван Чжэнь-хуа

Перевод В. Искольдского

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 4712