В последние минуты каменного века

В последние минуты каменного века

В последние минуты каменного века

Археологи делят каменный век на два главных периода: на древнекаменный — палеолит и новокаменный — неолит. Длительность палеолита — сотни тысячелетий. Неолит продолжался лишь несколько тысяч лет. По сравнению со временем палеолита это были считанные минуты. Но какие...

Археологи делят каменный век на два главных периода: на древнекаменный — палеолит и новокаменный — неолит. Длительность палеолита — сотни тысячелетий. Неолит продолжался лишь несколько тысяч лет. По сравнению со временем палеолита это были считанные минуты. Но какие...

Двенадцать тысяч лет назад на обширных пространствах Переднего и Среднего Востока, что тянулись от Средиземного моря до южной кромки песков Каракумов и гор Гиндукуша, жили многочисленные племена собирателей, охотников и рыболовов. Крупных животных здесь было мало, зато горные районы изобиловали дикорастущими злаками и фруктовыми деревьями. Приходилось приспосабливаться. Растительная пища заменяла животную, собирательство становилось важнейшим занятием. Но климат становился все суше, а численность населения росла. Надо было что-то предпринять, чтобы не погибнуть с голода. И люди стали переходить к занятию земледелием и скотоводством, начали не только использовать, но и выращивать растения, приручать и разводить животных. По своим последствиям это оказалось подлинной революцией в истории развития человечества. По наименованию эпохи, когда совершилась эта революция, — неолита — ее обычно называют неолитической.

Впервые люди стали производить больше, чем было необходимо для удовлетворения своих самых главных потребностей. Повысился жизненный уровень, резко возросла численность населения. Изменилось сознание людей — человек впервые выступил как преобразователь природы.

За пять тысячелетий до хеттов

Неолитическая революция была самой медленной из всех революций. На Переднем Востоке, например, она длилась три тысячи лет — только в VII тысячелетии до нашей эры там появляются первые поселки, жители которых в основном занимались выращиванием злаков и разведением домашних животных.

В конце VI тысячелетия до нашей эры возникли первые земледельческие поселения на Балканском полуострове. В V тысячелетии земледелием занимаются уже почти на всей территории современных Югославии, Болгарии, Греции, Румынии, Венгрии.

Это стремительное — относительно, конечно, — распространение навыков земледелия и скотоводства по территории Евразии породило немало споров. Раньше считали, что почти в каждом уголке земного шара люди каждый раз наново изобретали и земледелие и скотоводство. Поэтому даже вопроса не возникало, откуда они появились в Европе: разумеется, они были «придуманы», когда люди почувствовали в этом потребность.

Но многие усомнились в такой точке зрения.

— С потребностями все ясно, но вот стоило ли древним европейцам открывать заново то, что уже было открыто на Переднем Востоке? Скорей всего жители Европы позаимствовали опыт соседей, — утверждали некоторые исследователи.

— А как европейцы могли это сделать? — не сдавались оппоненты. — Передний Восток? Но где там раньше всего появилось земледелие? В Сирии и Палестине, отделенных от Балкан морем, непреодолимым для людей того времени. В горах Ирака, от которых до Европы сотни километров. Их связывает Малая Азия? Но назовите там хоть одно земледельческое поселение этого времени.

...Что знали исследователи о древней истории Малой Азии еще несколько лет назад? Что во II тысячелетии до нашей эры здесь находилось могущественное государство хеттов, цари которого оспаривали у египетских фараонов власть над всем Ближним Востоком. До нас дошли развалины хеттских городов, их дворцы и храмы, их своеобразная письменность — свидетельства высокой и своеобразной культуры. Но хетты — сами народ пришлый, их предки в Малой Азии не жили. А что было до хеттов — в IV тысячелетии до нашей эры, в V, в VI? Об этих временах никаких твердых данных у науки не было. И считалось, что Малая Азия в своем культурном развитии отставала от более передовых областей Ближнего Востока и поэтому не могла передать их опыт Европе.

...И вот несколько лет назад в научных журналах появляются сенсационные сообщения: в Малой

Азии обнаружены следы мощных земледельческих поселений VII тысячелетия до нашей эры!

Первое поселение было открыто на холме Хаджилар в Турции. Восемь тысяч лет назад здесь находился небольшой поселок ранних земледельцев, огражденный от врагов стеной из сырцового кирпича. В печах, в зернохранилищах и просто в домах археологи находили зерна пшеницы. И еще — на поселении исследователи собрали великолепную коллекцию женских глиняных фигурок. Здесь были и матери с детьми на руках, и богиня, восседающая на леопарде, и девушка в объятиях юноши — и все скульптуры поражали своим динамизмом и пластическим мастерством.

Граница неизвестного была отодвинута на три тысячи лет. О культурном отставании Малой Азии в неолите говорить уже не приходилось: ее территория оказалась включенной в ту область, где впервые охотника сменил скотовод, а собирателя диких злаков — земледелец.

Вскоре начались раскопки другого поселения — на горе Чатал-Гуюк.

В последние минуты каменного века

Самые, самые, самые...

Поселение Чатал-Гуюк (так и назвали его археологи) было расположено на искусственных террасах на склоне горы и обнесено стеной с одними-единственными воротами. Люди жили в глинобитных домах, прижавшихся друг к другу, как ячейки в пчелином улье. Добраться до своего дома житель Чатал-Гуюка мог только по плоским крышам. И внутрь дома он мог попасть только с крыши по деревянной лестнице — наружных дверей в домах не было. Возможно, своеобразная планировка была вызвана оборонительными соображениями — в таком случае мы должны признать, что она оказалась довольно эффективной: судя по всему, поселок ни разу не захватывал неприятель. В домах вдоль стен были сделаны глинобитные возвышения. На них сидели, работали и спали. Полы устилали циновки из соломы.

Поселение Чатал-Гуюк существовало необычайно долго, люди жили здесь непрерывно... более тысячи лет.

Такое длительное процветание могло обеспечить только земледелие вместе со скотоводством. И действительно, как показали раскопки, жители Чатал-Гуюка занимались и тем и другим. В состав их стада входили коровы, овцы, козы, свиньи.

Из растений культивировали пшеницу, ячмень, горох, чечевицу. Охота и собирательство имели только подсобное значение. Итак, подтверждалось, что уже в VII тысячелетии в Анатолии жили люди, основным занятием которых было земледелие. Но открытия в Чатал-Гуюке поведали не только об этом.

...Обитатели Чатал-Гуюка часто хоронили умерших в круглых гробницах-святилищах. И в первом же святилище было сделано поразительное открытие. Когда стены его очистили от песка и глины, оказалось, что они были сплошь покрыты многослойными фресками. В их существование было трудно поверить — ведь время строительства святилища отделяло от наших дней девять тысячелетий! И однако же они были перед глазами археологов — рисунки, выполненные белой и черной красками на стенах, оштукатуренных сырой глиной: высокие, стройные люди с луками в руках охотились на леопардов. Самая древняя настенная живопись в мире?

Фрески оказались и во всех остальных святилищах: разноцветные треугольники, а в них рога быков и кресты — символы плодородия, изображения женщин. Потом фрески стали находить даже в жилых домах.

Расчищая стену одного святилища, археологи заметили на ней странный рисунок: какая-то пятнистая полоса, состоящая из отдельных прямоугольников, а рядом — несколько линий и кружочков, напоминающих изображение горы с двойной вершиной, извергающей камни. Фреска долгое время оставалась непонятной. Потом ее догадались сопоставить с планом уже раскопанных кварталов Чатал-Гуюка. Сходство было разительным. Неизвестный художник изобразил на фреске план своего родного поселения. Самый древний план в мире!

Но почему он это сделал? Может быть, поводом для такого рисунка послужила какая-то чрезвычайная и необычная причина? Ответ на этот вопрос помогла дать вторая часть фрески — та, что напоминает извержение «двугорбого» вулкана. Недалеко от поселения есть гора Хасан-Даг, у которой, как и на фреске, две вершины. На этой горе жители Чатал-Гуюка добывали вулканическое стекло — обсидиан, которое шло для изготовления различных орудий.

Сейчас этот вулкан считают потухшим, но известно, что еще во II тысячелетии до нашей эры он был действующим. По-видимому, предполагают исследователи, этот вулкан был священной горой для жителей Чатал-Гуюка, обиталищем богов. И естественно, извержение вулкана рассматривалось как гнев богов, грозящий поселку. Это событие и было запечатлено на стене святилища. Если это предположение верно, мы имеем дело с уникальным — и опять-таки самым древним — свидетельством очевидца VII тысячелетия до нашей эры об извержении вулкана.

...Вопрос о времени появления глиняной посуды — один из важнейших вопросов археологии. Считалось, что глиняную посуду «изобрели» одновременно с земледелием, а может быть, даже несколько раньше. Раскопки в Чатал-Гуюке показали, что первые земледельцы поселения еще не знали керамики. В Чатал-Гуюке глиняную посуду начали изготовлять в самом конце VII тысячелетия до нашей эры. Сначала она была очень плохого качества и не могла вытеснить из обихода посуду, сделанную из дерева, камня и кости. Во время раскопок была найдена деревянная ложка — опять-таки самая древняя в мире, которая засвидетельствовала, что уже девять тысяч лет назад ложки были в употреблении и по своей форме они ничем не отличались от всех своих последующих сестер.

При раскопках в домах Чатал-Гуюка нашли большое количество бус — они, видимо, были излюбленным украшением жителей поселения. На изготовление бус шли самые различные материалы: сланец, белая паста, красная охра, кабаньи клыки, кость, звериные зубы, мел, обожженная глина, ископаемый уголь, кальцит, алебастр, яшма, обсидиан, апатит, змеевик, красный, зеленый, голубой, серый и черный известняки, раковины из Средиземного моря и т. д.

А некоторые бусы были... металлические. Из меди и свинца. Металл в каменном веке? Но ведь считалось, что даже самое примитивное использование металла начинается гораздо позднее, спустя несколько тысячелетий, и это подтверждают абсолютно все данные, а их накопилось уже достаточно много. В чем же тут дело? Вероятно, процесс освоения металлов был гораздо более длительным, чем это казалось нам до сих пор. Несколько тысячелетий ушло на то, чтобы человек познакомился с металлами и научился использовать их свойства. Жители Чатал-Гуюка делали, конечно, только самые-самые первые шаги. Для них ископаемая руда, которую они иногда находили, была, наверное, всего лишь необычным видом камня.

Так ли это — пока не ясно. Но бесспорно — изделия из металла в жилище человека появились почти одновременно с первым глиняным горшком.

От Альтамиры до Олимпа?

Когда археологи раскапывали слои поселения, относящиеся к началу VII тысячелетия до нашей эры, их внимание привлекла планировка святилищ: все они, а их было открыто больше двадцати, находились друг около друга, в окружении жилых домов.

Это наталкивало на вывод, что здесь был храмовый центр поселения. Но храмовый центр в столь раннее время? Это предположение звучало неправдоподобно. И однако дальнейшие исследования подтвердили его.

...Не только древнейшие в мире фрески были открыты в гробницах-святилищах. Там на стенах, кроме фресок, были рельефы, самые древние из известных до сих пор. Рельефы лепили из сырой глины и раскрашивали минеральными красками. Сделанные из непрочного материала, они, конечно, не могли быть особенно долговечными, и их часто подправляли, реставрировали.

В одной из гробниц был открыт рельеф двух леопардов — самца и самки. (Кстати, сходство изображений с оригиналом было очень велико — древние скульптуры с успехом передавали даже пятнистую шкуру животных. С точки зрения современного искусства, им, пожалуй, даже следовало бы бросить упрек в излишнем натурализме.) Под ним археологи обнаружили другой, за ним третий, четвертый... Сорок рельефов с леопардами — один под другим! И все они были совершенно одинаковыми.

Такое постоянство могло говорить только о том, что рельефы, как и фрески, для жителей Чатал-Гуюка имели не только художественное значение — иначе они не стремились бы так упорно дублировать разрушавшиеся изображения.

Вскоре еще одно открытие было сделано в гробницах-святилищах. Небольшие статуэтки из камня, алебастра и глины. Чаще всего это были довольно грубо сделанные фигуры женщин, реже мужчин, еще реже — животных.

Итак, три группы изображений: фрески, рельефы, статуэтки. И когда их сопоставили, обнаружилось очень большое сходство сюжетов — большинство их было связано с религиозными представлениями. Перед исследователями действительно был древнейший в мире храмовый комплекс первых земледельцев!

В последние минуты каменного века

Жители Чатал-Гуюка зависели прежде всего от земледелия. Понятно поэтому, что и их религия входила в круг типичных земледельческих религий. (Единственное, что тут может вызывать удивление, это ее неожиданно развитой характер.) Наибольшим почетом пользовалось женское божество — богиня-мать, олицетворявшая плодородные силы природы. Эта богиня изображалась то сидящей на почетном месте в окружении посвященных ей животных, то беременной, то дающей жизнь. Ее муж, вероятно, был покровитель скотоводства — его символом являлся бык: огромные, сделанные из глины бычьи головы были найдены в гробницах. И когда исследователи начали анализировать эти символы, родилось предположение, на первый взгляд фантастическое...

В конце прошлого и начале нынешнего века раскопки Артура Эванса на Крите открыли забытую цивилизацию (О культуре Крита см. очерк «Нить Ариадны». «Вокруг света», 1971, № 7.). Перед глазами предстал мир доэллинского искусства, в котором едва ли не главным сюжетом был образ быка.

Ученые не могли не задуматься над истоками этого «бычьего культа». Как-то само собой напрашивалось сравнение с испанской корридой, известной всему миру и уходящей своими корнями в седую древность. Тем более было известно: между древним Критом и Испанией существовали торговые и культурные связи — бесстрашные критские мореходы доплывали до Гибралтарского пролива. Не могли ли они занести к себе на родину обычай почитания быка, поразивший их в Испании, древней Иберии? Или, наоборот, иберийцы заимствовали обычай у критян?

Но гипотезы эти, показавшиеся слишком смелыми, нашли мало сторонников.

И вот в святилищах Чатал-Гуюка были найдены глиняные головы быков и их изображения, которые, несмотря на разделяющие тысячелетия, сразу же вызвали в памяти древний Крит. Совпадения? Но если бы дело было только в быке...

Вспомним найденные в Чатал-Гуюке статуэтки богини плодородия, изображавшейся в виде зрелой женщины-матери, с подчеркнуто тяжеловесными формами обнаженного тела. Они слишком напоминают такие же статуэтки, обнаруженные в более поздних неолитических поселениях Греции, чтобы можно было говорить о простом совпадении. Может быть, это свидетельство каких-то пока неясных для нас культурных связей и влияний?

Вспомним о знаменитой наскальной живописи верхнего палеолита, найденной впервые в конце прошлого века в испанской пещере Альтамира. Только там мы встречаем такие многофигурные композиции, какие открылись и на стенах святилищ Чатал-Гуюка. Вспомним палеолитические женские статуэтки, найденные в Европе и Сибири... Может быть, действительно традиции пещерного искусства сохранились, чтобы вновь удивить мир в Чатал-Гуюке?

Может быть, действительно, сохранив традиции искусства своих предков древнекаменного века, жители Чатал-Гуюка и другие их современники развили эти традиции, приспособили к своим представлениям о мире, к своей жизни?

И может быть, правы те ученые, которые полагают, что, в конце концов, жители этих поселков переступили через порог своих огороженных стенами селений и расселились по Балканам, принеся с собой свою культуру, свои обычаи и своих богов?

...Так ли было на самом деле, сейчас сказать трудно. Пока ясно одно. На протяжении тысячелетий Греция, весь Балканский полуостров и Малая Азия были связаны многими нитями. На протяжении тысячелетий Малая Азия, опережавшая Грецию в своем развитии, влияла на ее культуру. И поэтому действительно не исключено, что на плодородных равнинах Малой Азии в головах людей, которые впервые стали хозяевами своей судьбы, но сами не осознавали этого, родились боги, которые, меняясь от поколения к поколению и все же сохраняя в чем-то свои древние черты, в далеком будущем заселят Олимп, чтобы потом обогатить человечество мифами и искусством древней Эллады.

...Нащупывается нить, один конец которой, может быть, уходит в пещеры первобытных охотников, а другой — тянется до Олимпа.

Человечество всегда было единым, и в прошлом так же, как в настоящем. Несмотря на разделяющие его моря и пустыни, языки, обычаи и культурные различия, несмотря на все и всяческие преграды и препятствия.

И поэтому глубоко символично, что изображения зверей и охотников в пещерах Испании, которые выводились рукой человека, только недавно ставшего «разумным», и фрески святилищ Чатал-Гуюка, созданные первыми на земле земледельцами, и шедевры Фидия и Праксителя, и искусство наших дней, впитавшее в себя в переработанном и переосмысленном виде опыт мастеров древней Эллады, — все это звенья одной цепи, и без каждого предыдущего звена невозможно последующее, а все вместе они составляют то, что именуется человеческой культурой.

А. Хазанов, кандидат исторических наук

 
# Вопрос-Ответ