Спорт, ты — болезнь!

01 августа 2008 года, 00:00

Задачи медицины «обычной», которая занимается предупреждением и лечением различных болезней, то есть патологией, и современной спортивной медицины — противоположны. Последняя направлена в основном на молодых, здоровых людей и призвана расширять их физиологический потенциал — скорость, силу, выносливость, энергетику и способность к быстрому восстановлению. И хотя физические нагрузки, зачастую на пределе возможностей, не проходят бесследно для организма, многие при этом готовы поставить на карту собственное здоровье ради торжества победы и места на пьедестале. Фото вверху FOTOBANK.COM/GETTY IMAGES

Говоря о спортивной медицине, необходимо сначала вспомнить самые важные моменты истории спорта, чтобы понять, как далеко она продвинулась с давних времен. Известно, например, что болезни сердца, легких, искривления позвоночника, переломы костей и вывихи лечили задолго до античной эпохи в китайских врачебно-гимнастических школах. Методика, которую смело можно назвать «философско-гимнастической», описана в книге «Кунг-фу» более чем за 600 лет до н. э., а применяют ее китайские врачи и по сей день наряду с прочими классическими восточными приемами лечения.

В Древней Греции и Древнем Риме, где физическая культура была важным делом в воспитании молодежи, а подготовка к спортивным состязаниям — повседневной жизнью, деятельность спортивного врача не выделялась из общей медицинской практики, хотя применение, например, лечебной физкультуры известно еще до Гиппократа. В Древней Индии элементы физической культуры являлись составной частью религиозно-философских представлений. И по сей день весьма популярна хатха-йога — одна из древнейших систем физической культуры, основанная на выполнении статических упражнений или поз — асан. Мышечное усиление или расслабление в йоге сочетается с разнообразными психологическими установками для сосредоточения. Стоит посмотреть, как готовятся сегодня спортсмены, например легкоатлеты, к выполнению того или иного упражнения, как глубоко погружаются в некое подобие транса, как достигают внутренней мобилизации сил, фактически используя древние или сходные с ними методики. Например, рекордсменка мира в прыжках с шестом Елена Исинбаева всегда что-то «нашептывает» своему шесту, будто читает мантры. Наблюдая за такими действами, становится понятно, что суть всех процессов едина: концентрация воли приводит к мобилизации всех ресурсов организма. Проводя подобную аналогию, легко прийти к выводу, что экстремальные состояния, в которые вводят себя и современный спортсмен, и шаолиньский монах, и йог, — весьма близки по сути. Но вопрос заключается в том, чем расплачивается человеческий организм за те секунды концентрации, когда он может преодолеть видимые барьеры своих физических возможностей?

Провокация и реабилитация

В 1928 году на Олимпийских играх в Санкт-Морице впервые было сформулировано основное отличие спортивного врача от остальных медицинских специалистов. Дело в том, что главная задача большого спорта, так называемого спорта высоких достижений, состоит в том, чтобы искусственно создать «суперчеловека». А это нередко наносит организму серьезный урон.

Даже мастерство, которым владеет немецкий боксер Маркус Бейер — чемпион мира по версии WBC в весе до 76,2 кг, не может гарантировать страховку от получения травм головы и рассечений кожи. Фото: AFP/EAST NEWS

Иными словами, суть работы спортивного врача состоит, во-первых, в постоянном внимании к работе опорно-двигательного аппарата, который подвергается серьезнейшим нагрузкам в ходе спортивного состязания. Во-вторых, в комплексном подходе к «спортивной работе» организма: ведь болезни или травмы в спорте могут быть вызваны многими факторами — от физиологических до психологических. Следовательно спортивная медицина должна использовать достижения смежных направлений и специальностей: психологии, кардиологии, пульмонологии, ортопедической хирургии, физиологии, биомеханики и травматологии. Это междисциплинарная область медицины, призванная не только устранять последствия спортивных травм, но и готовить организм спортсмена к таким условиям, чтобы исключить саму возможность получения травмы. Задача почти невыполнимая, но, тем не менее, считается, что профилактическая деятельность спортивного врача едва ли не важнее, чем клиническая.

Запредельные нагрузки, которые испытывает спортсмен, идущий, скажем, на установление мирового рекорда, изнашивают его мускулатуру и нервную систему и делают спортсмена «пенсионером» примерно к 35 годам, а в некоторых видах спорта и еще раньше. Вот тут спортивная медицина и делится на два направления: «провоцирующее» человека на результат и «реабилитирующее», которое нейтрализует последствия. Причем реабилитация бывает самая разная: от физиологической, ликвидирующей последствия травм, до психологической. (Ведь поражение или уход из большого спорта для спортсмена — несомненная психологическая травма, о чем написаны сотни книг и снято множество фильмов.) Так что судьба спортсмена получается парадоксальной. С ним все происходит так же, как в кино и вообще в любом шоубизнесе: сначала строят красивую декорацию, потом во время съемок ее взрывают, делая эффектные кадры, а потом уж начинают «подметать»... Задача проста: обойтись без человеческих жертв. Как это ни печально звучит, удается это далеко не всегда.

Насколько отличается эта медицина от неспортивной, которая использует, например, ту же самую лечебную физкультуру или оздоровительный бег трусцой исключительно для поддержания здорового состояния организма, повышения его работоспособности, причем без экстремального для человека воздействия? Конечно, такими методами — назовем их общеоздоровительными — тоже можно пользоваться в спорте, но лишь в качестве второстепенных, поддерживающих средств. Правда, Гиппократ говорил, что лечит природа, а медицина — лишь слуга природы, имея в виду, наверное, что любое воздействие на организм должно активизировать собственные скрытые компенсаторные и регенеративные силы. Но в профессиональном спорте давно уже ушли от таких лозунгов. Сейчас, скорее, лозунги звучат мичуринские: «Мы не можем ждать милостей от природы!»

В автогонках, особенно таких как суперпрестижные и технически «продвинутые» «Формула-1» и американская серия «Карт», болиды давно уже не похожи сами на себя. Классическая автомобильная схема «рама — руль — четыре колеса», конечно, остается в силе, однако, по сути, все детали по отдельности — это уже далеко не та машина, которую мы привыкли видеть на улицах и автострадах. Внешний вид — не самое главное. Вопрос в том, что современный спорт «выжимает досуха» все соки из металла, углепластика и прочих суперсовременных материалов, из которых построен этот самый болид. Нагрузки, призванные помочь достигнуть сумасшедших скоростей, таковы, что до недавних пор считалось вполне нормальным делом, когда двигатель в гоночном режиме мог существовать всего одну гонку! Но важно другое: напряжение на организм спортсмена в соревновательном режиме вполне сопоставимо с износом двигателя. Получается, что спортсмена тоже должно хватать лишь на одну гонку?.. Только вот заменить детали машины и «составные части» человека — не одно и то же.

Спортивные травмы

Валерий Харламов
Легендарный хоккеист пострадал, что называется, за свое спортивное мастерство, которое сравнивали с высоким искусством. В ходе суперсерии 1972 года, в которой встречались сборные СССР и НХЛ, для общей победы Канаде надо было выиграть три оставшихся матча в Лужниках, что казалось тогда невероятным. Второй тренер сборной НХЛ Джон Фергюсон в шестом матче серии подозвал к себе главного бойца Бобби Кларка, указал тому на Харламова и сказал: «Этого парня надо бы потрогать клюшкой за щиколотку». Получив установку, Кларк ударом клюшки сломал Харламову ногу. Фергюсон позже признался: «Просто мы уже поняли, что если он продолжит играть, то нам ничего не светит...» Для Валерия суперсерия-72 была завершена, а для сборной СССР — проиграна. Хоккеист долго лечился в ЦИТО и стараниями Зои Мироновой сумел продолжить свою карьеру до 1981 года.

Ирина Роднина
В 1972 году фигуристы Ирина Роднина и Алексей Уланов стали олимпийскими чемпионами в Саппоро. Однако вскоре отношения между партнерами разладились, Уланов принял решение составить новую спортивную пару со своей будущей женой — фигуристкой Людмилой Смирновой. Буквально сразу после психологической травмы Родниной пришлось пережить и физическую. На одной из тренировок Уланов уронил ее с поддержки, спортсменка ударилась головой об лед и получила серьезнейшую травму — ушиб мозга. Однако, несмотря на категорический запрет врачей, Роднина все же выиграла свой последний чемпионат с Улановым, а затем продолжила звездную карьеру в паре с Александром Зайцевым. По словам Родниной, она живет без двух позвоночных дисков, с порванными плечом и ахиллом, да и тот самый ушиб мозга напоминает о себе сильными болями.

Николай Тищенко
В полуфинале футбольного турнира Олимпийских игр 1956 года в Мельбурне против сборной Болгарии защитник сборной СССР Николай Тищенко неудачно упал и сломал ключицу. Замены в то время олимпийскими правилами не разрешались. Тищенко заморозили место перелома, туго прибинтовали руку к туловищу, и он остался на поле. Сам по себе этот факт уже был примером спортивного мужества, однако все вышло еще более удивительно: за несколько минут до окончания матча травмированный защитник принял участие в комбинации, закончившейся голом Бориса Татушина. Так Тищенко стал главным героем полуфинала. Однако несправедливость заключалась в том, что из-за перелома он не смог играть в финале, который сборная СССР выиграла. А по существовавшему тогда положению золотыми медалями награждались лишь те, кто выходил на поле в решающем матче.

Александр Карелин
Трехкратный олимпийский чемпион по греко-римской борьбе знаменит не только тремя золотыми олимпийскими медалями. В его карьере есть и такие факты: в 1988 году он впервые стал чемпионом СССР, хотя накануне получил сотрясение мозга. А на чемпионате Европы 1996 года получил тяжелейшую травму — отрыв большой грудной мышцы. Для борца это фактически означает конец участия в состязаниях, если не конец карьеры. Американцы потирали руки: после операции наш тяжеловес обязательно проиграет их фавориту Мэтту Гаффари. Карелин, тем не менее, сумел завоевать золотую медаль, что является уникальным достижением в истории этого вида спорта.

Сергей Перхун
Случаются в спорте и трагедии, когда травмы оказываются несовместимыми с жизнью. 28 августа 2001 года в чемпионате России по футболу ЦСКА играл с клубом «Анжи» из Махачкалы. В одном из эпизодов вратарь ЦСКА Сергей Перхун и нападающий «Анжи» Будун Будунов в прыжке столкнулись головами. Оба игрока получили тяжелые увечья, причем Перхун был унесен с поля в бессознательном состоянии, а далее по дороге в больницу он впал в кому, повлекшую клиническую смерть. Заключение врачей: остановка мозгового кровотока с последовавшей за этим гибелью клеток головного мозга.

Лекарство как болезнь

В большом спорте задачи стоят вполне четкие: медали, призы, достижения. Поскольку все это затрагивает и прямые финансовые интересы, чистоты в спортивных состязаниях в последнее время поубавилось. Одна из главных бед современного спорта — допинг. О нем уже писалось на страницах журнала, но обойти вниманием эту проблему, говоря о спортивной медицине, невозможно. Вот что сказал об этом руководитель антидопинговой инспекции Олимпийского комитета России Николай Дурманов:

В полуфинале зимних игр ESPN WinterХ Games японский лыжник Хироми Такищава получил сильнейшую травму. С горы его пришлось эвакуировать на специальных санях. Январь 2007 года, Аспен, Колорадо. Фото: FOTOBANK.COM/GETTY IMAGES

 — На самом деле надо не вылавливать спортсменов с помощью изощренного медицинского оборудования, а в первую очередь предложить им альтернативные медицинские программы. Потому что там, где нет нормальной спортивной медицины, обязательно будет допинг. Он займет эту нишу со стопроцентной вероятностью, ведь вообще без медицины элитный спорт в принципе невозможен. Более того, он без нее очень опасен.

Конечно, для наших соотечественников эта проблема пока еще не превратилась в национальную, как в Америке, где она особенно актуальна в так называемом стрит-спорте, который здесь по количеству занимающихся догоняет традиционные виды спорта. Но в США с допингом борются совершенно независимые организации. А в Италии и Франции борьбу с ним отдали на откуп силовым структурам: карабинерам и солдатам с автоматами наперевес.

Говорят, что перед Играми в Сиднее китайцы сняли с самолета 25 своих ведущих спортсменов. По всей видимости, и перед Афинами они сочли необходимым сохранить репутацию. Ведь Олимпиада для Китая — не просто Игры. Это черта к портрету сверхдержавы, к которому они так стремятся. Что же касается природы их побед — допинг если и играет в этом какую-либо роль, то, похоже, самую малую. Как еще может выступить страна, у которой 14 миллионов профессиональных спортсменов? Сотни баз, организованных самым лучшим образом, великолепные спортивные специалисты, которые знают все — от традиционной медицины до современной генной инженерии.

Спортивная медицина как система

В России спортивная медицина получила государственную поддержку с 1920-х годов, после того как в 1923-м нарком здравоохранения СССР Н.А. Семашко выдвинул лозунг: «Без врачебного контроля нет советской физической культуры». И хотя речь впоследствии все чаще шла о лечебной физкультуре, на деле все оказалось куда серьезнее. Наряду со многими областями жизни в стране начал формироваться «отряд», лучшим другом которого был товарищ Сталин. В 1923 году в Государственном институте физкультуры в Москве была открыта первая кафедра врачебного контроля (переименованная позднее в кафедру лечебной физкультуры и врачебного контроля). А в 1930 году Президиум ЦИК СССР принял постановление, согласно которому руководство врачебным контролем было возложено на органы здравоохранения. Это и стало принципиальной основой государственной системы медицинского обеспечения спорта. Открылся Центральный научно-исследовательский институт физкультуры, а в нем — лаборатория врачебного контроля. Затем на базе Центральной клинической больницы МПС была открыта первая Клиника здорового человека, где изучали особенности заболеваний у спортсменов. В 1951 году Минздрав СССР занялся организацией врачебно-физкультурных диспансеров (ВФД) во всех республиках, областях, крупных городах и районах страны. Именно они и заложили основу принципиально новой системы медицинского обеспечения спорта, при которой шло не только лечение и наблюдение, но и строгий отбор будущего «поколения победителей». Все было частью системы выхода спорта страны на серьезный международный уровень. Это требовало широких научных исследований по медицинским проблемам спорта, а исследования нуждались в «материале» — в миллионах физкультурников, как это ни странно звучало в истощенной войной стране. В 1963-м появилась Федерация спортивной медицины СССР. Так она становилась самостоятельным направлением. Сейчас в России функционирует огромная сеть врачебно-физкультурных клиник, диспансеров, где врачи занимаются самыми разными областями спортивной медицины. Конечно, коммерциализация, ворвавшаяся в наше общество в конце 1980-х — начале 1990-х годов, повлияла и на их работу, но главные государственные медицинские и научные центры сохранили и специалистов, и базу деятельности. Спортивная медицина считается формально клиническим разделом медико-биологической науки. Однако фактически, как мы уже отмечали, она — вполне самостоятельная отрасль знания.

«Запчасти» и «механики»

И все же традиционная спортивная медицина сегодня в первую очередь занимается тем самым «подметанием» — лечением травмированных спортсменов.

Не так давно было проведено исследование состояния здоровья победителей и призеров крупнейших международных соревнований. Так вот: 98 чемпионов из 100 побеждали, имея за плечами тяжелейшие травмы. Например, олимпийский чемпион гимнаст Сергей Харьков стал, как говорится, наглядным примером едва ли не всех уникальных возможностей ЦИТО (Центрального института травматологии и ортопедии им. Н.Н. Приорова). Вначале ему имплантировали в голень 20-сантиметровую металлическую пластинку, поскольку от непомерных нагрузок у гимнаста расслоилась кость. Затем произошел разрыв и омертвение бицепса — пришлось вшивать в сухожилие кусок лавсана, чтобы рука обрела подвижность. На следующих соревнованиях у Сергея оторвалась большая грудная мышца, которую «собрали» заново. Потом — тяжелый вывих стопы. Ее вправляли специальными спицами и подавали в сустав кислород. Вслед за этим — разрыв ахиллова сухожилия... Тем не менее после лечения чемпион продолжал и выступать, и побеждать! Вопрос только в том, что именно будет чувствовать «переломанный» спортсмен к пожилому возрасту. А знаменитую гимнастку Елену Мухину так и не смогли вернуть к полноценной жизни после страшной травмы — перелома позвоночника. Долгое время она оставалась инвалидом и умерла в 46 лет. Как и не смогли в мае этого года предотвратить смерть 19-летнего футболиста подмосковного клуба «Сатурн» Кирилла Спасского. Умер он своей, точнее сказать, ненасильственной смертью — сердце не выдержало нагрузок.

Автогонки всегда связаны со смертельным риском. Как уберечь голову и другие части тела во время столкновений на трассе? Фото: P/FOTOLINK

Директор Московского центра спортивной медицины заслуженный врач России Зураб Орджоникидзе говорит о том, что «сверхнагрузки делают кости спортсмена хотя и твердыми, но чрезвычайно хрупкими. Значительно изменяются мышцы и сухожилия, нередко при травме просто-напросто разлетаются на кусочки, как детские воздушные шарики». Вот почему к лечению спортивных травм требуется особый подход с использованием определенных технологий. Спортивная медицина постоянно пополняется новыми средствами и способами лечения. Например артроскопия, которая заменила привычную операцию на суставах. Или ударно-волновая терапия, когда на поврежденный участок тела воздействуют акустическими волнами определенной энергии и частоты. Или эндопротезирование — замена изношенного или безнадежно поврежденного сустава на искусственный, что избавляет от постоянной боли, позволяет нормально ходить и вести полноценный образ жизни. Причем речь идет не только о тазобедренном и коленном суставах, но и плечевом, локтевом и голеностопном. А при оперативном лечении тяжелых переломов костей и выполнении остеосинтеза применяют «запчасти» — современные легкие и прочные металлические конструкции. Понятно, почему наработки спортивной медицины используются и в других областях экстремальной медицины: военной, космической, медицине катастроф.

В мире существует множество научных и клинических центров спортивной медицины. В России это в первую очередь ЦИТО, в рамках которого работает Центр спортивной и балетной травмы и реабилитации. Ежегодно в ЦИТО проводится 600—700 операций, лечатся до 1500 больных. С 1998 года институт возглавляет заведующий отделением спортивной и балетной травмы доктор медицинских наук, профессор Анатолий Орлецкий. Признанный во всем мире специалист в области спортивной и балетной травмы, он, кроме того, является консультантом Олимпийского комитета России.

Есть и другие известные центры: Национальная академия спортивной медицины в США, Клиника спортивной травмы в Великобритании, Канадская академия спортивной медицины, Исследовательский центр спортивной травматологии в Норвегии, национальные спортивно-медицинские центры в Китае.

Впрочем, хороших спортивных специалистов, например, в России немного. Ведь проблемы, которые испытывает сейчас государственная система отечественного образования, сказались и на спортивной медицине. Многие констатируют, что в настоящее время ни одно из образовательных учреждений в стране не готовит кадров, способных реально решать вопросы обеспечения медико-биологической подготовки спортсменов. Не существует соответствующих современным требованиям программ подготовки врачей по специальности «спортивная медицина». И мало профессионалов, способных создать учебные программы. Современная спортивная медицина практически превратилась в текущую работу врачей, обслуживающих команды, для которых главное — тактическая работа. То есть готовность спортсмена к старту.

Сегодня в России действуют сразу четыре ведомства, отвечающие за масштабное развитие спорта в стране. Это вновь созданное Министерство по делам спорта, молодежи и туризма, Росспорт, Олимпийский комитет России и парламентский орган — Комиссия Совета Федерации по делам молодежи и спорта. Спортивная же медицина фактически не попадает под их юрисдикцию, оставаясь частью системы Минздрава. Получается раздробленность, преодолеть которую можно только системным подходом. Предлагаются различные варианты решения проблемы, но пока все упирается в еще одну классическую цитату: «Земля наша богата, порядка в ней лишь нет».

Рубрика: Медпрактикум
Ключевые слова: спортивная медицина
Просмотров: 7474