Допущены к показу

01 апреля 2008 года, 00:00

Милан — эпицентр итальянской моды. Жизнь в этом городе, идущая по модному календарю, от сезона к сезону, от марта к сентябрю, формирует будущих дизайнеров не хуже, чем учеба в IED — Европейском институте дизайна.

IED был основан в 1966 году журналистом Франческо Морелли. Изначально институт задумывался как «творческая мастерская в области культуры и инноваций». Тогда Франческо даже представить себе не мог, что со временем школа разрастется до сегодняшних размеров. В 1973-м открылось отделение IED в Риме, в 1987-м в качестве филиала возникла знаменитая школа автодизайна в Турине. Потом открывались подразделения в Венеции, Мадриде, Барселоне и даже Сан-Паулу. Теперь в эти города съезжаются со всего мира. В Турин — учиться проектировать новые автомобили, в Венецию — осваивать дизайн яхт или украшений из муранского стекла, в Милан, Мадрид, Барселону — дизайн одежды и познавать все то, что кроется за привычным словом «мода».

У миланского IED нет одного главного здания: он разбросан по всему городу. Интересующее нас отделение моды находится не в центре, а на окраине — в парковой зоне. Само здание похоже на общеобразовательную школу, и только вид студентов говорит, что это не так. Во-первых, все что-то на чем-то рисуют — кто в блокноте, кто и на асфальте, как в детстве. Во-вторых, каждый старается выделиться из толпы однокурсников. Одни — необычной прической, другие — украшениями, сделанными своими руками, собственноручно изготовленной одеждой, сумкой или всем этим вместе. Входящих в здание встречают манекены в одежде «от студентов» разных курсов. В аудиториях все время многолюдно, и лишь на время обеда здание школы пустеет: все расходятся по близлежащим кафе. Желающие сэкономить достают из сумок сделанные дома или купленные в бистро сэндвичи, располагаются в школьном дворике или на ступеньках отдельно стоящего театра. Институтский театр— это своего рода местная достопримечательность. Иногда здесь проводятся публичные лекции, но чаще сцена используется по прямому назначению. Студенческие спектакли, концерты, презентации, а главное — показы — все проходит здесь.

Внешне здание отделения моды, скорее, напоминает обычную школу
Осень—зима

«Вы приехали удачно: начало декабря — это разгар семестра. Студенты полностью втянулись в учебный процесс», — говорит хрупкая Сара Аццоне, вице-президент института. Она садится рядом с нами в кресло, где обычно располагаются абитуриенты во время собеседования. Сара начинает рассказ о школе, не дожидаясь вопросов. Мне остается только слушать и рассматривать ее безупречный, по-милански стилизованный наряд: серые гольфы, собранные в гармошку, — произведение одной из студенток второго курса отделения трикотажа, черная классическая юбка до колен, рубашка цвета только что выпавшего снега, ярко-зеленый пуловер и зеркально-черные ботильоны. Отдельного внимания заслуживает прическа — простая и в то же время идеально подходящая к ее образу. Короткое каре с челкой, каштановые волосы, незаметный макияж — Сара мало отличается от самих студентов.

«Хотя официально год у нас не делится на семестры. Правда, у студентов есть рождественские каникулы и летняя пауза. Но отдыхают только младшие курсы — третьекурсники очень заняты и все свободное время тратят на отшив дипломных вещей. А пятеро лучших за лето должны создать целую коллекцию, чтобы представить ее на нашем главном модном событии. Ровно за два дня до начала миланской недели моды, 20 сентября, мы устраиваем My Own Show. Окажись вы на нем, мы бы посадили вас с главным редактором итальянского Vogue Карлой Соццани, с Саверио Москино, Джоном Ричмондом, Джорджио Армани… Ребята-участники сами все делают — берут на себя режиссуру, разрабатывают и строят декорации, рисуют приглашения, подбирают музыку, а иногда даже пишут ее самостоятельно. Никакой помощи профессионалов, все студенческими руками и головой».

В этом году в шоу участвовали два выпускника мадридской школы — Бенте Бьор из Норвегии и испанка Марта Пиа Пири Алварель, итальянка Марта Форгиери из барселонского отделения IED и Алессандро Вижиланте из Милана — оба сейчас, после выпуска, работают над женской линией Moschino. Возможно, весной их снова можно будет увидеть, но уже не в студенческом шоу, а в «настоящем» показе в рамках весенней недели моды в Милане. Еще была девушка из Бразилии — Джованна Понтес Кассис, выпускница IED в Сан-Паулу. Уже на третьем курсе ее пригласили работать в бразильское отделение Valentino Fashion Group. «Я очень тонко чувствую мужскую линию кроя, — говорит Джованна. — Поэтому для выпускной коллекции я решила сделать акцент на мужской одежде. Хотя, признаюсь, на втором курсе, когда нам надо было переделать базовую модель мужского пиджака, я с трудом представляла, как это сделать».

На трехгодичную программу в IED приходят совсем молодые люди, только окончившие школу. От них не требуется предъявления портфолио, достаточно собрать пакет документов, пройти собеседование и заплатить за первый год обучения. Первокурсники еще не очень хорошо представляют себе, чем они хотят заниматься в будущем. Учебный процесс построен таким образом, что за время обучения каждый имеет возможность попробовать свои силы в пошиве мужского пиджака, классических брюк, вечернего платья, мини-юбки, кардигана, топа, в создании трикотажа, ткани, в декорировании… В результате к середине второго курса студенты определяются со специализацией — мужская одежда или женская. Эти два основных направления — своего рода база, на которой строится все дальнейшее обучение.

Создать дизайн-проект яхты можно и в одиночку, а воплотить — только в паре
Программы и цены

В IED обучаются около 9 000 студентов 95 национальностей 80 различным курсам по дизайну, 30 из которых преподаются на английском языке, а остальные на итальянском. Стоимость трехлетней программы в Милане, Риме, Турине и Барселоне на английском — 8 500 евро в год, в Милане на итальянском — 9 200 евро в год, в Риме и Турине на итальянском — 8 800 евро в год, в СанПаулу на португальском — 19 275 реалов. На факультете моды в Милане есть следующие направления: коммуникация, дизайн одежды, маркетинг, стайлинг, дизайн ювелирных украшений, обувь и аксессуары, текстильный дизайн. На факультете общего дизайна — сценография, дизайн интерьера, индустриальный дизайн. На факультете визуальных искусств: фотография, графический дизайн, иллюстрация и мультимедийная анимация, цифровой и звуковой дизайн, видеодизайн и виртуальный дизайн. Кроме того, существует факультет рекламы и коммуникации. В IED совсем не обязательно учиться три года. Для людей с высшим образованием есть годичная программа, для особо занятых — работают короткие летние или вечерние курсы по выбранной специальности. Занятия на вечерних курсах проводятся только на местном языке: в Италии — на итальянском, в Испании — на испанском. В январе 2007 года по инициативе путешественника Джованни Сольдини в Венеции был открыт новый курс — дизайн яхт. Из 300 желающих обучиться специальности приняли шестерых. В Турине, столице итальянского автопрома, находится самая известная школа автомобильного дизайна — одно из подразделений IED. На сегодняшний день это единственное учебное заведение в мире, которое уже несколько лет подряд участвует в международном автосалоне в Женеве. IED стала первой школой, которая недавно открыла специальный курс, посвященный дизайну еды: ее подаче и упаковке. С каждым днем нестандартная подача пищи становится все более востребованной, а людей, умеющих это делать профессионально, — единицы. Из европейцев известна разве что голландка Мари Вогельзанг (в ее ресторанчике кофе подают с ложечкой из сахара, которая тает при помешивании). Курс дизайна еды читают в Риме.

В модели GREEN CAB студенты индустриального дизайна объединили автомобиль и мотоцикл
Конкуренты

Впрочем, «уже на первом курсе можно выделить пару учеников, которые наверняка добьются успеха, — говорит координатор учебного процесса Франческо Понтес. — Взять хотя бы участников My Own Show этого года. Они выделялись на фоне всех остальных с самого начала. Бывает и наоборот. До третьего курса человек только раскрывается, а потом выплескивает то, чему научился. Вот это мы считаем настоящим результатом». «Но это не значит, что остальные студенты, с более стандартным взглядом на вещи, не востребованы, — уточняет Сара Аццоне. — Наоборот, миланскому миру моды, да и вообще миру моды, очень нужны люди, которые разбираются в одежде и стиле, но не станут навязывать свою точку зрения. Одним словом, нужны хорошо обученные исполнители».

В студенческой среде людей, которые хотели бы стать исполнителями, нами замечено не было. Сплошь амбициозные барышни и некоторое число столь же амбициозных юношей. Создать собственный бренд, открыть бутик — минимальный набор задач основной массы студентов. Включая тех, кто приехал сюда из Казахстана. Все, с кем довелось поговорить, собираются, как минимум, вернуться в Алма-Ату со своим брендом и открыть бутик имени себя, а еще лучше — остаться в Милане и со временем сделать то же самое тут.

По словам студентов IED, на исполнителей учат в другом модном учебном заведении Италии — Istituto Marangoni. «Там следят за всем», — говорит Акмарал, которая год проучилась в Марангони, а потом перевелась в IED. «Как рисуешь, что рисуешь. Тебя постоянно направляют, привязывают к итальянскому стилю, итальянскому восприятию. Полностью запрещают вносить что-то из своей культуры — хотя бы на уровне сочетания цветов. Индусы там учиться вообще не могут. Сбегают после первого же семестра. У них же такое потрясающее чувство цвета. Но им не дают самовыражаться, загоняют в рамки.

Эскизы китайских и японских студентов отличаются точностью линий и тонкостью оттенков
Так же, как и корейцев с японцами, которые делают необыкновенные эскизы и все как один владеют каллиграфией. Их заставляют рисовать по-европейски, отнимают индивидуальность. Моего терпения хватило на год. Потом я перевелась на второй курс в IED. Здесь больше свободы. По крайней мере, от меня зависит выбор тетрадки и ткани для будущей модели. В Марангони это было невозможно». Впрочем, и в Европейском институте есть свои ограничения. Независимо от отделения — индустриальный дизайн, мода, визуальные искусства, фотография, кино или PR, — первое, что прививают студенту — отстраненный взгляд на вещь. Ребят учат изначально уделять меньше внимания смыслу, но больше работе над материалами и цветом. Надо пытаться создать что-то простое, но в то же время необыкновенное... «Мы, конечно, не настаиваем на выборе однотонных тканей, — говорит Лука Минора, старший модельер марки Costume National, который преподает в IED моделирование. — Но всегда приветствуем, если так происходит. Лучше подчеркнуть силуэт отделкой, чем выбрать разноцветную ткань. Графичность всегда в цене».

«До сих пор вспоминаю одну девушку из Болгарии, которая хотела у нас учиться. Она прислала очень необычное портфолио. С неожиданным сочетанием цветов, фактур. Это было красиво, ее работы и сейчас стоят у меня перед глазами, — вспоминает директор по маркетингу и человек, который осуществляет первый фильтр всех запросов на обучение в IED, Мауро Каваньяро. — Но мы отклонили ее запрос. Если бы к нам обратился Энди Уорхол, мы бы его тоже не приняли. Слишком уж эпатирует. Такие качества могут понадобиться для создания яркой коллекции «от кутюр», а наш приоритет — прет-а-порте».

Конкуренция, о которой так любят здесь упомянуть, наблюдается не только на уровне учебных заведений. «Когда я сюда приехала, я думала, что в институте царит дружеская атмосфера, что мне легко будет найди друзей, а уж единомышленников еще проще, — говорит Яна Бояньска, студентка третьего курса отделения модного дизайна. — А оказалось, что вокруг меня одни конкуренты. Если на первом году обучения я была очень открытым человеком, всегда рассказывала, о чем думаю, какие идеи мне приходят в голову, то уже на втором я стала более осторожной. Я заметила, что мои решения воплощаются другими людьми, моими же однокурсниками». Случаи воровства идей в IED действительно присутствуют, об этом говорили студенты как с отделения моды, так и с остальных. Но это уже издержки профессии.

Вероника дель Агостино (отделение фотографии) — сама себе модель, стилист и фотограф

Престижная альтернатива

Главный конкурент IED — Институт Марангони. Со дня открытия в 1935 году он выпустил больше 30 000 выпускников. Это, конечно, не значит, что все они стали успешными дизайнерами, но цифра говорит сама за себя. Оба института одинаково престижны на модном рынке не только Италии, но и всей Европы. Только обучение в Марангони почти вдвое дороже, чем в IED. Например, год учебы по трехгодичной программе там стоит 19 000 евро, тогда как в IED — 9 000 евро. В отличие от IED Марангони находится в самом центре Милана, практически на площади Дуомо. Интерьер школы выполнен в темных тонах, но за счет игры света в помещении неожиданно уютно. На специальной стене из телеэкранов транслируются дефиле выпускников, в коридорах вместо картин висят дигитальные фактуры ткани, студенты сидят на дизайнерских стульях и рисуют не на бумаге, а на вакомах — цифровых планшетах, расписание занятий вывешено не на доске объявлений, а на плазме при входе в здание. Там же с помощью магнитных карточек контролируется посещаемость. Опоздание больше чем на 10 минут считается прогулом. При большом количестве пропусков студент исключается, причем деньги за обучение не возвращаются. Учиться в Марангони непросто и из-за нетрадиционной формы обучения. Весь учебный процесс проходит в атмосфере Open Space — это значит, что во всем здании нет аудиторий и дверей. Одну группу студентов от другой можно отличить лишь по цвету учебной зоны. Впрочем, это помогает создать единое творческое пространство и, возможно, способствует вдохновению. Милан, Лондон, Париж — три главных мировых центра моды. В каждом из них у Марангони есть свой филиал. В Милан обычно едут почитатели итальянского стиля в одежде и желающие в будущем работать в Италии в большом модном доме, в Париж — просто любители моды, а в Лондон — амбициозные люди, желающие открыть свой бизнес и стать знаменитыми.

Пока это лишь заготовка, но скоро она превратится в мужской комбинезон
Мэтры

В IED есть основной преподавательский состав, который не меняется годами. История моды и искусства, основы моделирования, принципы взаимодействия цветов, конструирование — все базовые предметы ведут одни и те же люди из года в год. Напротив, специальные дисциплины — прерогатива приглашенных преподавателей. Как правило, они приходят сюда на год, чтобы вести определенный курс. Например, основы модного PR и журналистики в этом году читает редактор моды итальянского Vogue Сара Майно, курс по аксессуарам и обуви ведут Луиза Бецци, консультант по стилю Tod's, и Марко Рикетти из Hermes.

Лекции, семинары, работа в ателье, мастер-классы, фэшн-съемки (как для глянцевых журналов), показы — все это входит в трехлетнюю программу обучения в IED. Она соответствует многообразию требований, которые предъявляет сегодняшняя мода к дизайнерам. И столь же разнообразны профили преподавателей: от историков одежды до ведущих дизайнеров, предлагающих субъективный, но при этом более живой взгляд на ремесло.

Судите сами: несколько лет назад в школе преподавал Алессандро дель Аква. Он выпустил целый курс, год просидев с ребятами в ателье и помогая им придумывать новые юбки, топы, платья. «Это был взаимный обмен идеями, — рассказывает Сара Аццоне. — Студенты учились у Алессандро, а он — у них. Вы не представляете, какой накал творческой мысли был тогда в нашем ателье. Студенты просили дополнительных практических занятий и не хотели расходиться. Они были готовы работать до глубокой ночи». После защиты дипломных работ Алессандро взял к себе несколько ребят — они и сейчас работают с ним.

Когда осенью прошлого года в школу приезжал Стефано Пилати, креативный директор Yves Saint Laurent, в зале не было ни одного свободного места, даже стоячего. Стефано просто рассказывал о себе, о том, как надо себя вести с известными людьми, как им понравиться. «Будьте сами собой — это ключ к сердцу другого человека, даже если он совсем не похож на вас», — эта фраза запомнилась многим студентам.

Джорджио Армани обращался в IED, чтобы ему порекомендовали студентов, способных «освежить» линию Armani Jeans. В результате — уже три года линия выпускается при содействии учащихся IED.

Путь к успеху

Сегодняшний успех итальянской моды напрямую связан с грамотной маркетинговой политикой, которую вел в 1970-х годах бизнесмен Беппе Моденезе. С его помощью Милан смог превзойти и Рим — итальянскую метрополию «от кутюр», и Флоренцию, прежнюю вотчину Alta Moda Pronta — аналога французского pre^ t-a`-porter. И если римская мода существовала прежде всего для голливудских див и знати, то в Милане с самого начала она была тесно связана с промышленностью и дизайном. В 1979 году Беппе Моденезе организовал на территории миланской ярмарки первую неделю моды, в которой приняли участие более 40 дизайнеров. С тех пор в Милане дважды в год — весной и осенью — стартует марафон показов коллекций одежды. Только после закрытия миланской недели моды эстафетная палочка передается Парижу, Лондону и Нью-Йорку. Тогда же, в 1970-х, миланские кутюрье начали самым тщательным образом изучать потребительский рынок. Джорджио Армани, к примеру, создал линию одежды для чиновников — великолепно сшитые деловые костюмы. Но без привычной подкладки. Чиновникам необыкновенно понравился столь свежий подход к классической одежде, а марка Armani стала очень популярной. Почти то же самое, но с женской линией, проделал Джанни Версаче в 1980 году. Его одновременно изысканная и практичная коллекция Real Clothing стала классикой. «Реальная одежда» от Versace, кстати, служит образцом для студентов IED: роскошно — и в то же время вполне носибельно. В 1980-е годы Италия вышла на первое место среди европейских стран по экспорту модной одежды. В 1990-е ее позиции еще более упрочились, а крупные Дома моды превратились в настоящие «империи». Сегодня основные бутики и шоу-румы сосредоточены на улицах Джезу, Борго Нуово, Монте Наполеоне и на авеню Аргентины. А великие Valentino, Versace, Armani имеют свои демонстрационные залы и даже целые театры как в центре, так и в средневековых замках в окрестностях города. Впрочем, приобрести фирменные изделия можно и в так называемых «аутлет-виллиджах» (фабричных деревнях близ Милана): считается, что сюда ежегодно съезжается четверть туристов, посещающих страну. По мнению Дениса Крупина, который занимается продвижением нескольких российских брендов в Италии, сегодня Милан вполне можно считать мировой столицей моды. «Жесткая мода», как говорят профессионалы — это словосочетание очень хорошо характеризует итальянский стиль. Итальянцы четко соблюдают модные тенденции. Если в моде черное — все будут ходить в черном. Причем этому подвержены все поколения. Дети, старики, студенты, служащие — социальный статус неважен. «Посмотрите на здешних карабинеров с уложенными гелем волосами, грузчиков в наглаженных одеждах, врачей в белоснежных и голубых халатах, машинистов, кондукторов, а потом представьте людей тех же профессий во Франции. Вы сразу же почувствуете разницу и поймете, почему столицей моды уже давно можно считать не Париж, а Милан. Конечно, если сравнивать недели моды в этих столицах, то они одинаково важны и дополняют друг друга. С точки зрения индустрии, уверяю вас, все давно отшивается в Китае и других странах, где это раз в 5 дешевле. Зато, если говорить об обуви, то равных обувщикам-итальянцам нет. Ни один китаец не сделает ботинок так же хорошо». Впрочем, в современном мире вряд ли можно по-прежнему проводить столь четкие различия между «национальными стилями». Так, креативным директором французской марки Kenzo уже несколько лет является Антонио Маррас — сицилиец, живущий у себя на родине и творящий в мастерской на первом этаже собственного дома. Антонио Берарди, выпускник британской St. Martin’s School, тоже сицилиец. Сейчас он работает в Лондоне, а до этого жил в Милане. Антонио считает, что сегодня «недостаточно создать красивую коллекцию. Важно также учитывать промышленный процесс и законы рынка. А лучше итальянцев никто этого не сделает».

Вдохновение от Капучино

На Монте Наполеоне, самой элегантной улице Милана, есть кафе Emporio Armani. Там подают лучший в городе капучино — во всяком случае, так считают студенты IED. Скорее всего, лучший он из-за атмосферы. В свободные от занятий дни они приходят сюда утром, заказывают чашку кофе и часами наблюдают за посетителями. «Это отличное место, здесь за столиками сидят не люди, а ходячие идеи для моей новой коллекции, — рассказал Паоло, студент 2-го курса отделения моды. — Я едва успеваю делать эскизы. — Он показал блокнот, где на каждой странице карандашный рисунок новой вещи. — Черный — мой любимый цвет. А сочетание серого, белого и черного я вообще считаю гениальным. У меня в руках всего лишь простой карандаш, но с его помощью я могу передать настроение, цвет, фактуру. Одним словом — все». Вдруг Паоло замолчал: в кафе зашла женщина в очень строгом черном пальто, лиловых колготах, лаковых туфлях на огромной платформе, с розой в руках, алой помадой на губах. Точнее, ее ввел под руку седовласый пожилой господин с красным кожаным портфелем. Паоло стал очень быстро что-то рисовать в своем блокноте, то поднимая, то опуская голову, кофе его остывал, а я собралась уходить. «Не загораживайте мне вид», — сказал он мне вместо «до свидания».

«Этих студентов видно издалека, — поделился со мной бармен. — Многих я знаю в лицо, но даже тех, кого вижу впервые, всегда смогу выделить из толпы. Во-первых, у всех них отрешенный взгляд, многие украшают себя портняжным метром. Они вешают его на шею, как бусы или шарф. Я до сих пор не понимаю, делают они это специально или просто забывают снять его после практических занятий в ателье. Еще у студентов всегда с собой куча кусочков ткани, кружев, бумажек, карандашей, ручек, фломастеров — словом, разного мусора. И они никогда не разговаривают друг с другом, сидя здесь. Даже стараются занять столик в разных углах, чтобы не видеть, что делает конкурент, а главное — не показывать, что делает сам».

Еще студентов можно увидеть на миланских неделях моды. Их пускают туда бесплатно, правда, в самом конце, на оставшиеся или стоячие места. В школу присылают приглашения на все показы, и студенты в обязательном порядке должны посещать шоу «классиков» — Versace, Prada, Armani, Dolce & Gabbana, а в идеале вообще все. Но времени на все не хватает, только на первом курсе, когда учебный процесс едва начался, есть возможность посетить осеннюю неделю моды в полном объеме — набраться вдохновения на все годы нелегкой учебы. «Первокурсников мы иногда даже отправляем на бэкстейдж, чтобы они увидели не только финальную картинку, но и то, как эта картинка делается, что происходит за кулисами. Как модели готовятся к выходу, как работают визажисты и парикмахеры, что говорит режиссер — всю эту суету надо прочувствовать, чтобы иметь полное представление о будущей профессии», — считает Сара Аццоне. Как правило, они приходят группками и либо эпатируют сочетанием, казалось бы, несочетаемых вещей, либо, наоборот, поражают элегантностью и точным подбором аксессуаров.

Интерьеры отделения моды зачастую украшены дипломными работами
Весна—лето

Для третьекурсников это горячая пора. В мае надо представлять на суд строгого жюри дипломную работу — как минимум три, а лучше четыре модели одежды. До этого надо все подготовить, согласовать со своим куратором, в школьном ателье или у себя дома самостоятельно сшить задуманные вещи, провести кастинг и выбрать для прохода по подиуму профессиональных моделей. Все, как у «взрослых». Только у тех есть помощники и деньги, а студент IED делает все своими силами. Школа берет на себя лишь расходы на моделей, визажистов и парикмахеров. Каждый студент помнит о том, что это шанс попасть в My Own Show осенью — именно во время общего показа, в котором участвуют все выпускники, жюри отбирает сильнейших: сначала в каждом из филиалов, а затем — лучших из лучших. Победителям институт предлагает производственную базу для отшива коллекции, позволяя работать на отличном оборудовании у Valentino, Moschino, Etro, Armani.

К счастью, это не единственный шанс проявить себя. Givenchy, Prada, Marni, Dolce & Gabbana — с этими монстрами моды студенты IED входят в контакт уже во время учебы. Обо всем заботится специальный отдел по трудоустройству. Дома моды присылают свои запросы в эту службу, а уж задача службы найти подходящего кандидата для стажировки или работы. Поэтому руководство знает студентов не просто по имени. На каждого составлено досье, со всеми работами, оценками и комментариями специалистов. Кроме того, с каждым кандидатом, перед тем как отправить его в крупную модную корпорацию, проводится строгое собеседование. На одно место претендуют не меньше трех студентов, и на ответственные посты отправляют лучших.

Весна—лето — горячее время не только для студентов, но и для абитуриентов. Уже в апреле мотивационное письмо на английском или итальянском языке и CD с портфолио — для тех, кто хочет повысить квалификацию на годичных курсах, — должны лежать на столе приемной комиссии. В этом году филиал IED откроется в Москве. По словам Мауро Каваньяро, «он задуман как самостоятельное учебное заведение при поддержке Посольства Италии в Москве и Культурного центра Италии». Учебный процесс будет построен, как в Милане, но покроет только первый год трехлетней программы. По мнению итальянцев, в России сложно учиться на модельера. Потому что модная жизнь практически отсутствует — нет и богатого прошлого, сопоставимого с итальянским. В Милане совсем другая картина. Производители лучших тканей, высококлассные ателье, хранители старинных ремесел, современные дизайн-студии, лучшие Дома мод и целые фэшн-династии, мультибрендовые шоу-румы и винтажные бутики, редакции авангардных журналов и модные фотографы — здесь есть все. И пропитаться этим миланским духом не помешает ни одному, даже самому талантливому студенту. Поэтому сразу после окончания первого года, во время которого нужно хорошо освоить итальянский, надо быть готовым к поездке в столицу моды Милан на учебу.

Фото Тофика Шахвердиева

Ключевые слова: учебные заведения, мода
Просмотров: 12220