Бойся змея подводного!

01 сентября 1976 года, 00:00

Бойся змея подводного!

Нет, речь пойдет не о герое легенд, «достоверных» рыбацких историй и полунаучных «открытий», речь не о Его Величестве Морском Змее.

Эти морские змеи вполне реальны, и, может быть, потому, что они сравнительно редко попадают в поле зрения герпетологов, их слава мрачна и зловеща.

...В 60 милях от побережья австралийского штата Квинсленд, где над водой возвышаются лишь несколько песчаных кос, среди бесконечных волн пенящегося прибоя и предательских рифовых ловушек работала группа подводных исследователей.

Для работы экспедиция выбрала июль — наихолоднейшее в этих краях время, когда вода особенно прозрачна, подводные угодья богаты пищей, а морские змеи готовятся к размножению и потому оживленны и подвижны. Еще не были опробованы резиновые костюмы, не отработаны приемы ловли с помощью щипцов на длинной рукоятке, позволяющей «дистанционно» справиться с будущим экспонатом, а встречи с морскими змеями начались. Вот как об этом писал участник экспедиции на судне «Морская охота» Кеннет Маклиш:

«Один из змеев (именно в мужском роде именуют их исследователи.— Прим. ред.) стремительно ринулся к поверхности. Он заметил нас и круто повернул навстречу. Окраска — зеленовато-серая — позволила безошибочно отнести его к довольно распространенному виду оливковых морских змей. Стала четко видна его голова, плоская, с большими темными глазами. В сумрачном подводном свете на морде мерещилась застывшая — вот уж змеиная! — ухмылка. Он шел на нас.

Что он сделает? И на что способен? Он проскользнул в шести дюймах от моей ноги. Челюсти сомкнуты, движения плавны — вдохнул воздуха и... повернул в глубину.

В другое прекрасное утро в поле моего зрения возникло незнакомое извивающееся, поблескивающее существо толщиной в руку, с четким темным рисунком на палевой шкуре и широкой хмурой мордой. Я нырнул и попытался защемить змея ловилкой — она скользнула вдоль его тела. Змей мгновенно повернул и заскользил, заструился к левой руке. Выхода у меня не было — ничего не оставалось делать. как только стиснуть его морду. Змей обвился вокруг руки. Я бросился к трапу, на палубу, сунул добычу в мешок и плюхнулся, едва переводя дух.

Следом поднялся наш герпетолог.

— Прекрасно, Astortia Stokessi. Здесь он редкость! Какой большой!

— Да, уж немаленький, — сказал я, растирая сведенные судорогой пальцы.

— Хотел тебя тяпнуть?

Я кивнул.

— Посмотрим, что было бы, если бы ему это удалось.

Натянув на картонную трубочку палец от резиновой перчатки, мы сунули ее A. Stokessi. Он немедленно вцепился в нее.

На трубочке осталась цепочка следов от зубов.

— Очень интересно, — с пониманием произнес герпетолог.

На другой день, обрядившись в акваланги, отправились обследовать новый участок дна. Бен Крапп, фотограф, настоящий ас-ныряльщик, футах в семидесяти прилаживался заснять парочку змеев, «танцевавших» над зарослями коралла. Один вдруг ринулся ко мне резкими, неровными бросками. Змей — или это была она? — будто спешил по неотложному делу. Я схватил первое, что оказалось под рукой — огромную морскую улиту, — и оттолкнул змея. Змей рванул ее, еще и еще... Оранжевое облако разлилось в воде и заслонило змея. В следующий миг, проскользнув у меня между ног, он впился в ласт. Раунд длился две минуты. Все это время Бен, как истый фотограф, продолжал снимать и снимать.

Наконец мой мучитель, содрогаясь, ринулся ко дну. По законам природы я, вторгшийся в его владенья, был наверняка поражен и обречен на гибель. Что, несомненно, и произошло бы, попади ему в зубы моя собственная кожа, а не резина».

Вскоре на борту накопился неплохой запас змей. Наступило время первых лабораторных исследований. Существует около 50 разновидностей морских змей, но всем им подводный образ жизни придал несколько сходных признаков. Тело морских змей сплющено с боков, хвост — плоская лента, ноздри не по бокам морды, а на ее верхушке. Дышат морские змеи атмосферным воздухом, и потому легкое — оно одно и у водяных и у наземных видов — тянется на три четверти длины тела, а в конце легкого существует особый мешок-запасник для воздуха. Сердцебиение отработано так, что эти существа могут замедлять пульс вдвое, когда уходят на глубину.

Немало интересовало исследователей, оправдана ли зловещая репутация морских змей как морских убийц?

...Ввиду «разноплановости» среды обитания этих «немилых» создании, непривычности ее для человека — а это мелководья, окаймляющие неисчислимые бухты и острова тропиков и субтропиков Азии, Австралии, Центральной Америки, Персидского залива, — долгое время повадки их, строение тела не были изучены.

Человек для змей — экзотическое существо, вторгающееся в их владения случайно, эпизодически — и, вовсе не входя в «меню» змей, он порой становится их жертвой. Ныряльщики за кораллами, искатели жемчуга, рыбаки побережий иной раз даже не чувствуют укуса — он безболезнен. Расплата для человека за встречу в подводном царстве наступает не сразу. Порой проходит несколько мучительных суток агонии, прежде чем, при прогрессирующем параличе легких, наступает смерть. Первоначальные опыты на лабораторных мышах не развеяли их мрачного ореола — подопытные погибали сразу. Ядовитость морских змей, по слухам, многократно превосходит ядовитость гюрз, эф, гадюк и кобр. Многократно — понятие растяжимое. Известны случаи, когда у рыбаков, периодически натыкающихся в своем улове на нежелательную добычу, вырабатывался своего рода иммунитет, как после введения противозмеиной сыворотки. Но чаще всего случаи смерти не расследовались; да и кто может сказать, погиб — спустя часы или сутки — человек от укуса морской змеи или от другого яда? Зачастую и местные суеверия не позволяют проникнуть в тайну гибели людей.

Ядовитые железы располагаются у морских змей в передней части рта. Угри и мелкая рыбешка — основа рациона морских змей у побережья Австралии — погибают от сильного яда в течение нескольких секунд — так что не успевают удрать в коралловые кущи.

Время от времени рыбакам и исследователям попадаются огромные скопления «гадов морских». Несколько лет назад в Малаккском проливе наблюдали «пояс» из змей шириной метра в три и длиной в 60 миль! Считают, что такие скопления связаны с периодом оплодотворения, когда морские змеи особенно агрессивны и опасны.

Одни виды морских змей откладывают яйца в прибрежном песке. Другие — как Laticauda Semifasciata — до недавнего времени в период размножения тысячами скапливались в открытых морю пещерах острова Гато, на Филиппинах. Сейчас число их значительно уменьшилось из-за почетного места в восточной гастрономии. Японские рыбаки отлавливали их в несметном количестве, и после доставки — живыми, в мешках — в коптильни острова Рюкю, пускали этот тончайший деликатес в дело. Такой промысел существует и сейчас, но, увы, в значительно уменьшившемся объеме. Небезобидных L. Semifasciata, как видно из этого примера, не только не опасаются, но и, напротив, истребляют.

Другие виды отлавливают из-за красивой и прочной кожи, используемой для сумок, поясов, галстуков. И конечно, таинственные и опасные создания входят в состав приворотных зелий и лекарств, используемых в народной медицине.

Рубрика: Без рубрики
Ключевые слова: змеи
Просмотров: 19368