Пергам без алтаря

01 августа 1990 года, 00:00

Раскаленное шоссе терялось в просторах безжизненной равнины. И словно исполин возникла впереди громада холма, который одиноко господствовал над всем бескрайним степным пространством. У подножия горы зеленели оливковые и лимонные рощи и уступами теснились дома с плоскими крышами. Это была Бергама — небольшой турецкий городок, расположенный в двух часах езды от побережья Эгейского моря. ...В начале осени 1878 года жители Бергамы с любопытством смотрели на загорелого европейца в широкополой шляпе. Немецкий инженер Карл Хуман приехал в Турцию по приглашению султана строить мосты и дороги. Но, кроме этого, Хумана интересовали древние руины ушедших малоазийских цивилизаций, в ту пору почти неизвестные европейским ученым и совсем не интересовавшие самих турок. Хуман нанял в Бергаме сорок землекопов и вместе с ними поднялся на гору. Он первым ударил заступом в сухую, потрескавшуюся землю...

Начав раскопки на голом месте, немецкий инженер открыл один из самых главных памятников эллинистического искусства — Большой алтарь Зевса. Под слоем земли оказалось множество крупных обломков плит с рельефами. К концу сезона из них выстроился повествовательный цикл о битве богов и гигантов. Этот сюжет имел прямое отношение к истории Пергамского царства.

Правители древнего Пергама вынуждены были постоянно отражать набеги галлов — своих главных врагов. Победы над ними отмечались сооружением памятников. По повелению Эвмена II был построен в центре города Большой алтарь Зевса, высота которого превышала девять метров. Его украшала мраморная рельефная лента с изображением сцен битвы богов и гигантов. По греческой мифологии, гиганты — сыновья Геи-Земли и Урана-неба — вознамерились захватить власть над миром и восстали против Зевса и небесных богов. На пергамеком алтаре были изображены такие моменты битвы, когда победа богов уже не оставляла сомнений: Зевс повергает гигантов, они гибнут в жестоких мучениях. Эти сцены прославляли пергамцев как спасителей всей греческой культуры от варваров...

Что же осталось в древнем Пергаме после того, как Хуман вывез свои находки в Германию, где они были собраны, отреставрированы и остались навсегда? Этот вопрос я задавал себе, когда в Берлинском музее рассматривал выдающийся памятник мирового искусства, и поэтому, когда оказался в Турции, решил отправиться по пути Хумана.

Миновав узкие улочки турецкой Бергамы, машина стала медленно преодолевать подъем по серпантину дороги, где не разъехаться и двум телегам. Знак на верхней стоянке показывал, что мы на высоте 270 метров от нижней точки подъема.

На тысячелетних камнях, расчищенных уже после Хумана несколькими поколениями немецких археологов, я не увидел ни одной надписи, ни одной запрещающей таблички или загородки. Никто не ограничивал передвижения по остаткам пергамских домов и святилищ. Археологи давно уже ушли с вершины горы. Они постепенно спускались вниз и работают теперь на нижних террасах античного города.

Не без волнения идем по руинам здания библиотеки. В ее недрах хранилось когда-то около 200 тысяч папирусных свитков — больше пергамской в то время была только знаменитая александрийская библиотека. С Пергамом, кстати сказать, связано изобретение особого материала для письма. В годы войны с Римом жители Пергама, лишившись возможности закупать папирус в Египте, использовали для письма телячью или баранью кожу тонкой выделки. Новый материал стал называться пергаментом и под этим названием гораздо позднее был известен на Руси. Перед зданием библиотеки замечаю остатки постаментов. Мне объясняют, что тут некогда стояли статуи галлов работы пергамского скульптора Эпигона, которые дошли до нас в мраморных римских копиях.


Реконструкция Пергама

Одна из стен библиотеки переходила в почти отвесный склон. Стоять здесь было жутковато: внизу простиралась долина. По крутой тропе спускаемся с верхней площадки на последние ряды расположенного на склоне амфитеатра. На каменных ступенях находим долгожданную прохладу. Дальше спускаемся к еще одному островку античного мира — протяженной колоннаде. Тропа свернула в оливковую рощу, и через несколько минут мы оказались на мощенном плитами проспекте с колоннами по сторонам. Дорога привела в Асклепион — древнейшую пергамскую лечебницу, основанную в четвертом веке до нашей эры. Название ее символично. Легендарному греческому врачевателю Асклепию, способному будто бы воскрешать из мертвых, в римской мифологии соответствовал Эскулап.

Пергамские последователи Асклепия успешно исцеляли людей необычным, но с некоторых пор весьма модным способом. Они помещали страждущих в тиши и замкнутости своего загородного святилища и методично, изо дня в день, внушали пациентам, что они здоровы. Делали они это не так, как сейчас, а скрытно. «Глас бога» доносился до больных через потаенные отверстия в стенах лечебницы. Говорят, даже у обреченных появлялась вера, и их организм сам справлялся с недугом.

Основателем пергамской больницы, как удалось установить по письменным источникам, был горожанин по имени Архиас. Во II веке до нашей эры особенную известность получил пергамский врач Гален, который отличался непревзойденным красноречием. Сначала он лечил «методом самовнушения» только гладиаторов, а потом и всех, кто нуждался в помощи. Больные стекались к нему со всех сторон света, и со временем Асклепион стал походить на небольшой город со своим одеоном — залом для медицинских консилиумов — и несколькими храмами.

Блестящее время расцвета Пергама прервало землетрясение. В начале третьего столетия нашей эры все — от Большого алтаря Зевса на акрополе до святилища Асклепия у подножия холма — обратилось в руины. В конце прошлого века культура и искусство Пергама были заново открыты, став достоянием всего мира.

После смерти Александра Македонского созданная им огромная империя развалилась на части. Полководцы умершего от неизвестной болезни завоевателя не желали уступить власть друг другу, и между ними вспыхнула война. Отправляясь в поход, правитель Фракии диадох Лисимах передал на хранение в небольшой малоазийский город Пергам царскую казну в 3 тысячи талантов. Но Лисимаху не следовало слепо доверять своим союзникам. Пергамец Филетарий отрекся от своего покровителя и, захватив казну, объявил независимость Пергамского царства.

Маленький Пергам, хранивший независимость в течение полутора столетий, не мог похвастаться ни политическим значением, ни военной мощью. Он вошел в историю как последний оплот высокой древнегреческой культуры и искусства. Особенно прославилась пергамская скульптурная школа. Рельефы Большого алтаря Зевса, стоявшего на акрополе Пергама, некоторые римские историки причисляли к семи чудесам света.

А. Тарунов

Измир — Бергама

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 9031