Янтарный кабинет

01 августа 1990 года, 00:00

Окончание. Начало см. в № 5, 6, 7/90.

Замок Хартенштайн (между Цвикау и Ауэ) принадлежал князьям Шёнбург-Хартенштайн. У этого древнего аристократического рода были крупные земельные владения не только в Саксонии, но и в Австрии. Старый князь придерживался монархических взглядов, хотя и был министром обороны Австрийской Республики. Он выступал против союза Австрии и Германии. Сын же его был убежденным нацистом. Он жил в саксонских владениях, лично общался с Гитлером и был тайным посредником между Гитлером и австрийским канцлером Дольфусом при подготовке к «присоединению» Австрии. Именно младший князь предоставил замок Хартенштайн для размещения ценностей.

Из Калининграда нам сообщили, что по этому адресу действительно была отправлена часть вещей: возможно, старинные хроники, возможно, и части Янтарной комнаты. К несчастью, в 1945 году при бомбардировке замок сгорел. В 1950 году расчистили его руины, и появилась возможность пробраться в подземелья. Однако надежда найти какие-то следы Янтарной комнаты оказалась тщетной.

Впрочем, подземные помещения в Саксонии чаще всего абсолютно не годятся для хранения подобных предметов: здесь слишком высокая влажность. И хотя мы все-таки осмотрели множество здешних подземных сооружений и шахт (и хотели бы еще раз поблагодарить за помощь саксонских горняков!), у нас создалось впечатление, что вряд ли кто-то мог додуматься хранить произведения искусства в этих буквально сочащихся подземными водами туннелях и погребах! Итак, столь многообещающий след не привел нас к цели. Причину своей неудачи мы узнали позже. А сейчас — короткий экскурс на север ГДР.

Перекресток

Когда Красная Армия с боями входила в Восточную Пруссию, началась эвакуация людей и ценностей в Померанию. Так называемая Передняя Померания после 1945 года вошла в состав земли Мекленбург. Эти северные округа современной ГДР — Росток, Шверин и Нойбранденбург — мы и решили основательно проверить. Тут, правда, нет ни пещер, ни глубоких шахт, однако в любом из живописных холмов нетрудно было выкопать небольшой бункер...

Мекленбург облюбовали многие крупные нацисты. В первую очередь здесь чувствовал себя как дома начальник партийной канцелярии Мартин Борман. Он поселился в этих местах вскоре после первой мировой войны, служил управляющим в имении богатых землевладельцев фон Тройенфельз. Переписку с семейством фон Тройенфельз он поддерживал до самого 1945 года и, обдумывая план бегства из Берлина, намеревался двинуться на север. Борман скупил в Мекленбурге огромные земельные участки, по его приказу в одном из лесов было оборудовано большое хранилище, предназначавшееся для имперской и партийной канцелярий. Почему бы ему было не подыскать заодно укромное местечко и для Янтарной комнаты?

Интересно, что в тот момент, когда из Кенигсберга должна была тронуться в путь Янтарная комната, в Мекленбурге побывал еще один нацистский фюрер: Генрих Гиммлер. Как раз в те дни он вел переговоры с представителями западных союзников СССР и нейтральных стран и одновременно подыскивал место, где можно было бы переждать послевоенное время. Известно, что Гиммлер сделал бургомистром небольшого мекленбургского городка одного из своих доверенных людей: бригаденфюрера СС и генерал-майора полиции Отто Раша.

Тут же, в Мекленбурге, приобрел для себя небольшой замок, как выяснилось, и Эрих Кох. От замка Коха до владений Бормана было меньше тридцати километров.

И наконец, именно в мекленбургских лесах — в северной части своих обширных владений — любил охотиться Герман Геринг, ценитель искусства и маршал авиации. Вот что сообщил нам один из свидетелей: 15 января 1945 года Янтарную комнату вывезли из Кенигсберга на грузовике «люфтваффе», который первоначально направлялся в Вильденхоф, но после остановки в каком-то замке на озере проследовал через Франкфурт-на-Одере в личное имение Геринга — Каринхалле. Человек, информировавший нас, рассказывал очень конкретно и достоверно, однако избегал ответа на вопрос, откуда ему это известно. В частности, он утверждал, что в конце марта 1945 года Геринг, отправляясь спецпоездом на юг, забрал с собой и ящики с Янтарной комнатой. А 15 августа 1985 года в одном из мюнхенских иллюстрированных журналов промелькнула публикация о том, что Геринг в конце войны приказал часть невывезенных из Каринхалле ценностей закопать, а другую часть затопить в озерах, и, таким образом, «...большие фрагменты знаменитой Янтарной комнаты царицы Екатерины Великой — тоже военный трофей Германии — погребены где-то на территории ГДР».

«Где-то на территории ГДР»!

Мы вновь проштудировали свой архив по произведениям искусства, которые присвоил Геринг. Судите сами: в феврале и марте 1945 года он отправил на юг два железнодорожных состава (!) с награбленным добром. Всякий раз, когда он уезжал из Каринхалле, к его спецпоезду цепляли багажные вагоны с драгоценностями, картинами и пр. Из Каринхалле то и дело выезжали грузовики «люфтваффе» с аналогичным грузом. Часть вещей прихватили с собой 27 апреля отступавшие через имение своего шефа высшие командные чины авиации. В эти дни здесь полыхало много костров...

В 1945—1946 годах тем не менее удалось разыскать кое-какие вещи — и в самом имении, и в Баварии, и в Австрии. Найденное возвращалось законным владельцам.

А в марте 1977 года английский аукцион «Сотби» устроил сенсационную распродажу. Некий офицер 2-й французской танковой дивизии, как оказалось, захватил из южного имения Германа Геринга (Берхтесгадена) — в качестве военного трофея личные записки Геринга и некоторые предметы из его «коллекций». Через тридцать лет после окончания войны предприимчивый французский экс-военный пустил «свой капитал» в оборот. Записки Геринга временно передали для расшифровки в Мюнхенский исторический институт. А мы... Нам только остается надеяться, что люди, знающие что-то конкретное о тайниках на территории Мекленбурга, наконец, откликнутся и помогут уберечь от гибели сокровища мировой культуры.

В ожидании новых сведений о Мекленбурге мы занялись разматыванием другой ниточки.

Тем временем на юге...

С годами у нас накопилось множество свидетельских показаний о загадочных находках и происшествиях на юге современной ГДР — в Тюрингии. Постепенно, одну за другой, мы проверили и эти версии. Очень любопытным показался нам рассказ о том, как в 1948—1949 годах ученики краткосрочных профессиональных курсов — а подобных училищ было тогда великое множество,— располагавшихся в одном из тюрингских замков, играли... янтарными камешками! И представьте, спустя почти двадцать лет, мы не только узнали время, место и обстоятельства, но и познакомились с одним из участников тех детских игр.

Рассказчик учился в замке Рейнхардсбрунн близ города Готы. Обследуя старинный замок, ребята нашли на чердаке какие-то янтарные плиты. Рядом валялись отдельные кусочки янтаря. Одна сторона камней была отшлифована, а на противоположной виднелись остатки гипса или клея. Ничего не ведая о ценности янтаря вообще и тем более не подозревая об обстоятельствах его появления в замке, мальчишки швыряли гладкие камешки в пруд, соревнуясь, чей камень лучше прыгает по воде...

Мы добились разрешения осушить систему прудов вокруг замка. И тут неожиданно выяснилось, что в начале пятидесятых годов в воду попали какие-то химикалии и пруды пришлось чистить: их осушили, вычерпали грунт... После очистки пруды стали глубже на целый метр. А куда увезли грунт? Этого, к сожалению, выяснить не удалось.
Тогда мы решили как следует проработать архивы Тюрингии.

Итак, замок Рейнхардсбрунн был сооружен в XI веке и принадлежал бенедиктинскому монашескому ордену. Однако со временем он стал собственностью Саксонско-Кобургско-Готских герцогов. Последний владелец замка, герцог Карл-Эдуард, был ярым сторонником нацизма. Его переписка с Гитлером — свидетельство теснейшей связи между фюрером и «его верным герцогом». После прихода нацистов к власти «коричневый герцог» стал главой немецко-английского общества, президентом Германского Красного Креста, членом рейхстага, группенфюрером СА, почетным фюрером СА Тюрингии и пр. и пр. Разумеется, мы нашли документальные подтверждения рассказам: сюда действительно прибывали ценности из Восточной Пруссии — 126 ящиков разместили в замке герцога. Но ни о содержимом этих ящиков, ни об их дальнейшей судьбе никаких сведений, ни единого упоминания...

Между тем сюда, в Тюрингию, вел и еще один след, оставленный «вторым человеком империи» — Германом Герингом. Его аппетиты, как известно, не знали границ. При этом Геринг отчаянно не любил делиться — ни с государством, ни с самим фюрером. Планируя ограбление советских музеев, Борман и Ламмерс (Ганс Генрих Ламмерс (1879— 1962 гг.) — начальник имперской канцелярии, ближайший советник Гитлера по юридическим вопросам. В 1949 году осужден на 20 лет, но освобожден досрочно в 1952 году. Через десять лет умер в ФРГ.) передали полноту власти на местах искусствоведу фон Хольсту, рассчитывая таким образом обеспечить приоритет будущего музея в Линце и оградить «Прерогативу фюрера» от посягательств ненасытного главы «люфтваффе». Но они просчитались! Геринг тоже принял меры: он заключил своеобразное соглашение с Розенбергом, по которому Геринг обеспечивал «Штабу Розенберга» поддержку всех государственных органов, вермахта и всех служб в оккупированных областях, а Розенберг предоставлял Герингу право первым осматривать награбленное и производить отбор.

Для охраны своей главной ставки в Восточной Пруссии рейхсмаршал имел специальную дивизию со скромным названием «Герман Геринг». Когда в январе 1945 года началось наступление советских войск, из Пруссии начали срочно вывозить имущество «второго человека империи». В этих перевозках, по словам очевидцев, участвовала дивизия «Герман Геринг». Мы получили информацию и о том, что дивизия осуществляла эвакуацию Янтарной комнаты и что ее вывезли именно в Тюрингию, где для Геринга, как и для других высших чинов рейха, готовились особые убежища.

Разыскивая следы Янтарной комнаты в тюрингских архивах, мы нашли очень важный документ: оказывается, замок Рейнхардсбрунн с 1 февраля 1945 года был арендован... рейхс-канцелярией! Имперская канцелярия арендовала замок «коричневого герцога» не для хранения в нем ценностей, а для нужд сооружавшейся в Тюрингии главной ставки фюрера. Строительство подземных убежищ для высших военных чинов рейха началось здесь еще в начале 1944 года. Все крупные постройки в этой местности — замки, санатории, больницы и т. п.— были национализированы, а замок Рейнхардсбрунн арендован и зарезервирован.

В январе 1945 года началась эвакуация верхушки нацистского государства. В Тюрингию приехал цвет министерства иностранных дел, члены семейств руководства СС и партийных бонз. С 25 января 1945 года доступ в округ города Готы был закрыт.

Дальше события разворачивались таким образом.

31 января (в этот день началась переправа советских войск через Одер) министр финансов предложил эвакуировать правительство, руководство имперского банка и золотой запас. Гитлер дал согласие лишь на последнее. Отъезд правительства из Берлина, по всей вероятности, мог привести к катастрофе на фронтах, где становилось все труднее поддерживать боевой дух, да и «зимние квартиры» в Тюрингии еще не были готовы. Итак, из Берлина отправились 24 вагона, груженные золотом и платиной, валютой, иностранными акциями и бумажными имперскими деньгами. 12 февраля начальник генерального штаба Гудериан подписал приказ об эвакуации в район «Ольга» (кодовое название города Ордруф). В приказе отмечалось, что строительные работы не завершены и потребуется «импровизация на месте». В последующие недели генеральный штаб и большая часть армейского командования перебрались в Тюрингию.

9 марта началась подготовка к переезду главной ставки. Комендант главной ставки фюрера полковник Стреве выехал в Тюрингию с колонной «Ф» (так называемая «колонна фюрера»). Она состояла из четырнадцати мощных автомобилей, приспособленных к горным условиям, четырнадцати грузовых машин и не скольких вездеходов. Присутствие колонны «Ф» и части комендатуры главной ставки свидетельствовало о том, что очень скоро должен появиться и сам глава правительства. Полковник Стреве расположился поблизости от замка Рейнхардсбрунн. Замок получил кодовое название «Вольфстурм» («Волчья башня») — значит, он был зарезервирован лично для фюрера! В горе, рядом с замком проходил железнодорожный туннель (кодовое название «Эльстер»), куда должен был прибыть спецпоезд с Гитлером. Отсюда, не выходя из вагона, фюрер мог перебраться и в подземное сооружение «Вольфсберг» («Волчья гора») — оно располагалось всего в нескольких километрах.

Однако события на фронте развернулись не так, как планировали гитлеровские генералы. И вот 29 марта начальник генштаба получает новый приказ: освободить район «Ольга» и перебазироваться в район «Сераль» (Берхтесгаден), в Баварию. При соблюдении строжайшей секретности приказ был выполнен, а 7 апреля полковник Стреве, его штаб и колонна «Ф» перебрались обратно в Берлин.

Рассматривая все эти события, можно признать версию о том, что Янтарная комната попала не в Саксонию, а в Тюрингию. Кстати, разбираясь во всех перебросках и перемещениях в последние месяцы войны, мы неожиданно обнаружили и в Тюрингии след Эриха Коха, гауляйтера Восточной Пруссии. В Веймарском архиве был найден очень важный документ, в котором говорилось: «Гауляйтер Кох, Кенигсберг, отправил коллекцию произведений искусства в Тюрингию».

Но вот и еще одна архивная находка — «Перечень музейных предметов, представленных в земельный музей гауляйтером Кохом, Кенигсберг, 9 февраля 1945 года». С первого же взгляда ясно — собрание чрезвычайной важности! Оно включало картины, гобелены, изделия из серебра и другие ценнейшие предметы. Один гобелен отмечен дополнительной пометой «М. Д. Фос», затем нарисован треугольник и буква «Б». Этот гобелен явно предназначался для музея в Линце, директором которого уже был назначен Фос, а буква «Б» могла означать «Берлин», «Берхтесгаден» или «Борман». Перечислялись картины Рубенса и множество произведений XVI, XVII, XVIII, XIX веков...

В «коллекции» Коха нас обескуражило обилие работ русских мастеров: это как-то не вязалось с официальной культур-политикой в отношении «славянского вырожденческого недоискусства»! А потом мы нашли протокол одной из бесед Коха, разъяснявший сей удивительный казус. Кох осматривал киевские музеи, отбирая живописные работы для «своей коллекции», и в это время завязался своего рода диспут на актуальную тему: «Что же, собственно, следует считать живописью нордической расы?» Поскольку Коху нравились некоторые работы русской школы XVIII—XIX веков, то он заявил искусствоведам, что о чисто славянском искусстве можно говорить, только имея в виду XVII, XVI и более ранние века. С XVIII века, когда влияние европейского «нордического» искусства на Россию стало поистине огромным, вся здешняя живопись заимела целиком и полностью «нордический характер». Этот ловкий демагогический маневр позволил Коху выудить из киевских музеев все, что ему нравилось, и не запятнать своего реноме борца за чистоту расы.

Многие сотни предметов включало собрание серебра. Здесь были и столовые приборы, и целые сервизы, множество подсвечников, отдельные предметы и даже серебряный лом. Нас заинтересовали подсвечники: среди них попадались изделия в три и пять свечей с янтарными украшениями (Версия автора о том, что среди серебра, награбленного Кохом, находятся подсвечники из Янтарной комнаты, несколько противоречит описанию Янтарной комнаты, где сказано, что подсвечники были из позолоченной бронзы.).

Мы обратились ко всем фотографиям Янтарной комнаты, какие только удалось разыскать. На каждом из венецианских зеркал было по одному подсвечнику на три свечи, над двадцатью янтарными панелями по верхнему фризу шло еще 13 подсвечников на 3, 5 и 7 свечей. Общее их количество в Янтарной комнате почти точно совпадало с тем, что было обозначено в перечне как «детали подсвечников» (собственно подсвечники без крепежных частей). Но куда же в таком случае делись крепления?

На этот вопрос мы смогли ответить после того, как встретились с Анатолием Михайловичем Кучумовым, нашим советским коллегой и замечательным знатоком всего комплекса проблем, связанных с Янтарной комнатой. Анатолий Михайлович — давний участник ее розысков — обратил наше внимание на фотографии Янтарной комнаты в Кенигсберге. Крепления для подсвечников (без янтаря) находились на зеркалах, когда смонтированную директором Роде Янтарную комнату выставили для обозрения в музее кенигсбергского замка!

Анатолий Михайлович, кроме того, сообщил: отбывавший в Польше пожизненное заключение Кох — после того, как ему предъявили новые факты,— «вспомнил», что Янтарную комнату вывезли... вместе с «частной коллекцией». Припомнить, куда вывезли и то, и другое, Кох решительно не мог. Однако мы теперь уже и не нуждались в его воспоминаниях, ведь и без его помощи было найдено место назначения: Веймар! Впрочем, слова Коха подтвердили нашу версию.

Обстоятельства доставки коллекции в Веймар, по свидетельству очевидцев, были несколько необычны. Транспорт прибыл под командованием человека, который не был ни искусствоведом, ни музейным работником и был озабочен исключительно тем, чтобы как можно скорее сбыть ценный груз с рук долой. Он отказался передавать вещи попредметно, а довольствовался распиской Вальтера Шайдига, директора Веймарского собрания произведений искусства, в получении такого-то количества и вида посылок, без описания содержимого. Груз обозначили как «музейные предметы из Кенигсберга», и веймарские музейные работники фактически не имели понятия о том, что они приняли на хранение. «Предметы из Кенигсберга» отнесли в Веймарский земельный музей. Директор Шайдиг поручил позаботиться о прибывших вещах двум служителям музея, супругам Гитчер. В здании не было подвальных помещений, и поэтому ящики, чемоданы и прочее «из Кенигсберга» поставили в проходе между двумя залами на нижнем этаже. (Дальше свидетельства очевидцев расходятся: одни утверждают, что проход замуровали, другие это отрицают.)

Сколь легкомысленно было оставлять ценности в центре города, показал уже следующий день, точнее — следующая ночь, когда начались воздушные налеты. В Веймаре пострадали многие памятники архитектуры и культурные ценности. А 31 марта 1945 года воздушная мина угодила в здание музея. К счастью, помещения нижнего этажа не пострадали.

Как же могло случиться, что к ценнейшей коллекции проявили такое равнодушие, в то время как менее значительные экспонаты музея были эвакуированы и заботливо укрыты в штольне шахты? Мы видим только одно объяснение: по всей вероятности, груз из Кенигсберга предполагалось переправить дальше, чтобы укрыть в надежном месте, возможно — в новой ставке Коха в Зальфельде, которая к тому моменту еще не была готова. Ящики с Янтарной комнатой и другие ценности, прибывшие в замок Рейнхардсбрунн, вероятно, должны были отправиться в подземелья или бункеры главной ставки Гитлера — при переезде в «Вольфстурм». Но поскольку Гитлер (как и Кох) в эти места не явился, то ценности застряли на перевалочных пунктах.

В связи с розыском обнаружился еще один очевидец — Кайлювайт. Вот что он рассказал.

Во время войны он служил под начальством Канариса (Вильгельм Канарис (1887— 1945 гг.) — адмирал, шеф военной разведки — абвера. За участие в заговоре против Гитлера казнен 9 апреля 1945 года в концлагере Флоссенбюрг.), дослужился до чина обер-лейтенанта. Во второй половине 1944 года Кайлювайт готовился к переброске грузов (до этого он участвовал в вывозе культурных ценностей из-под Ленинграда) из Восточной Пруссии на запад. В начале января 1945 года была сформирована транспортная колонна из восьми грузовиков и одной цистерны. Для маскировки на машинах сделали надпись: «Взрывоопасно». Эта колонна сначала привезла в Кенигсберг ценности из польских церквей. А за несколько дней до начала январского наступления советских войск на грузовики из этой колонны погрузили в Кенигсбергском замке ящики с Янтарной комнатой и другие упакованные предметы. Под личным руководством Кайлювайта транспорт покинул замок. И, выезжая из замка, один грузовик зацепился бортом за ворота — «Альбрехтстор» — при этом развалился ящик с деталями Янтарной комнаты. Колонна отправилась в Западную Пруссию, где грузовики погрузили на железнодорожные платформы. По сведениям Кайлювайта, местом назначения транспорта был район Рудных гор — Шнееберг. Однако по неизвестным причинам транспорт переадресовали в Тюрингию. В Ильменау грузовики сняли с поезда. Дальше они двинулись в сопровождении конвоя в лес между Ильменау и Шлейзингеном. Здесь Кайлювайт оставался с колонной до тех пор, пока его не отозвали в начале февраля в Берлин.

Откровенно говоря, сначала этот рассказ показался нам не очень убедительным: господин Кайлювайт был первым, кто адресовал нас в Тюрингию. Но одна деталь его рассказа вызывала безусловное доверие — повреждение ящика с Янтарной комнатой при выезде из замка. Профессор Штраус, производя раскопки в Кенигсбергском замке, именно в воротах «Альбрехтстор» обнаружил раздавленные кусочки янтаря. О странной находке профессор сообщил лишь членам советской поисковой комиссии, а по возвращении в ГДР — только своему министру. Пресса про находку в воротах ни разу не упоминала. Даже сам профессор со временем забыл этот эпизод, а вспомнил только в 1980 году, перечитывая собственный отчет о розысках в замке.

16 ноября 1984 года западногерманский еженедельник «Цайт» опубликовал свидетельство искусствоведа Маргарете Кюн, преемницы господина Галля на посту директора Управления замками и садами: «Янтарную комнату вывезли на юго-запад, в Центральную Германию. Она там, в Тюрингии».

Эта скудная информация была достоянием общественности уже после того, как пресса ГДР и ФРГ рассказала о следах Янтарной комнаты в Тюрингии. Тем не менее фрау Кюн, живущая в Западном Берлине, уважаемый искусствовед — важный свидетель. Ведь почти с полной уверенностью можно предполагать, что к вывозу Янтарной комнаты приложило руку Управление замками и садами. Остается надеяться, что фрау Кюн вспомнит какие-то подробности этого дела...

Операция «Закат солнца»

Очевидно, прежний директор Галль знал о переправке Янтарной комнаты в Тюрингию (а возможно, и сам в этом участвовал) — иначе откуда бы узнала об этом его преемница фрау Кюн? Но о том, что Янтарную комнату увезли из замка Рейнхардсбрунн, ни Маргарете Кюн, ни даже директор Галль вполне могли и не знать.

Нам удалось найти двух очевидцев — из обслуги замка — которые помнили нечто конкретное. Жена бывшего привратника рассказала, что в проходе, под «залом предков», недели две-три стояли ящики с янтарными изделиями. Их привезли откуда-то с востока. Сказать определеннее, когда их привезли и увезли, она затруднялась. Но точно помнила, что и после мая 1945 года на полу в замке все еще валялось много янтарных осколков — во всех щелях между плитами. Вторым очевидцем была горничная. Она утверждала, что ящики с янтарем увезли буквально за несколько дней до появления американцев, а пролежали эти ящики в замке около двух месяцев. При погрузке в машину один ящик разбился. Янтарные плиты еще некоторое время валялись неприбранные. Кто поднял их на чердак (где через несколько лет их нашли ученики курсов), она не знала, но предположила, что их могли убрать солдаты или какие-то люди в штатском, которые жили в замке некоторое время. Она твердо помнила: все «гости» покинули замок 5 апреля 1945 года вместе с отступавшими войсками.

Возможно, полковник Стреве, комендант главной ставки Гитлера, приказал погрузить Янтарную комнату на грузовик из колонны «Ф» и захватил с собой в Берлин? Или отправил через Чехословакию в Альпы?..

Не исключено, что ящики из замка забрали те, кто доставлял их сюда. В пользу этой версии говорят несколько косвенных доказательств.

24 марта гауляйтер Кох имел беседу с Борманом. 25 и 26 марта Борман беседовал с гауляйтером Тюрингии Заукелем. Примерно через неделю ящики из замка были вывезены. А еще через неделю вывезли из Веймара «коллекцию Коха».

Этой операцией в Веймаре руководил некий А. Попп. В нашей картотеке уже были собраны сотни имен людей, причастных к «культур-грабительству», но фамилии «Попп» в ней не было. Мы проверили ближайшее окружение Коха. Безрезультатно! Затем «прочесали» видных нацистских деятелей и обнаружили целую группу с фамилией «Попп», даже с собственным генералом СС! Впрочем, генерала звали Эмиль. Однако этот Эмиль Попп оказался дальним родственником гауляйтера Саксонии Мучмана! Среди племянников Мучмана нашелся Альберт Попп, член нацистской партии с 1929 года, а с 1944 года — фюрер летного корпуса саксонского отделения партии. Один знакомый директора Веймарского музея случайно видел, как загружали привезенные в музей ценности. Мы разговаривали с ним через тридцать пять лет после окончания войны, однако этот восьмидесятилетний человек помнил, что начальником транспорта был летчик, а фамилия его была Попп!

Итак, А. Попп, сдавший директору Шайдигу в Веймаре на хранение «коллекцию Коха», был, без сомнения, Альбертом Поппом, племянником Мучмана.

Мы попытались разыскать Альберта Поппа. И. вот по одному из предполагаемых адресов мы натолкнулись на большую неожиданность: здесь после войны жил крупный чин СС, родом из Кенигсберга, каким-то образом связанный с исчезновением Янтарной комнаты! Это был обер-штурмбаннфюрер СС Георг Рингель, с которым мы уже встречались на страницах книги.

Вот вкратце история Георга Рингеля.

В 1959 году, когда журнал «Фрайе вельт» рассказал об исчезновении Янтарной комнаты, в редакцию пришло много писем. Прислал письмо и один молодой человек, который сообщил, что кое-что знает о судьбе Янтарной комнаты через своего отца. На встрече он поставил непременное условие — не называть его подлинной фамилии, поскольку его покойный отец, умерший в 1947 году, был замешан в нацистских преступлениях. Участники встречи остановились на псевдониме «Рингель».

Рингеля-младшего звали Рудольф. Мы занялись перепроверкой его рассказа, опросили других членов семьи, их родню, и выяснилось, что — за исключением некоторых незначительных неточностей — Рудольф помнил все очень обстоятельно.

Еще в 1944 году, когда семья Рингель жила в Кенигсберге, Рудольф вместе с отцом побывал в музее, где видел Янтарную комнату. А незадолго до смерти отец вспоминал, как они вместе осматривали замок и Янтарную комнату, и намекнул сыну, что кенигсбергские ценности вместе с Янтарной комнатой спрятаны в надежном месте и что лично он принимал в этом непосредственное участие. Через некоторое время после смерти Георга Рингеля семья собралась переезжать на другую квартиру. Рудольфу поручили разобрать вещи в подвале. В куче подмокшего угля он обнаружил кожаный офицерский планшет с бумагами. Бумаги отсырели и покрылись плесенью, многие листки склеились. Среди бумаг были разные эсэсовские пропуска с фотографиями отца и листки с машинописным текстом. На двух машинописных страницах, которые Рудольфу удалось прочесть, речь шла о Янтарной комнате. На одной страничке говорилось, что Георгу Рингелю поручалось эвакуировать Янтарную комнату в определенное место, которое было зашифровано буквами «BSCH», и указывалось, как следует замаскировать объект. Другой листок содержал сообщение о выполнении задания.

В планшете был еще план части города Кенигсберга. В плане были сделаны пометы, которые, по мнению Рудольфа, отмечали путь от замка к зданию на улице Штайндамм, где тогда размещалось гестапо. Кроме того, среди бумаг, которые еще можно было прочесть, Рудольф нашел расписку в том, что от оберштурмбаннфюрера СС Георга Рингеля и какого-то младшего офицера авиации принято 42 ящика, несколько коробок и мешков.

Рудольф не придал значения находке. Он думал, все ценности уже давно найдены. А кроме того, он испугался, что могут всплыть кое-какие факты о преступной деятельности его отца. Короче, мальчик сжег в печке планшет и бумаги.

Летом 1959 года Рудольф Рингель приехал в Калининград. Он искренне старался помочь разыскать бункер, но, к сожалению, безуспешно. Об этом сообщало АПН.

И вот теперь, после многолетних поисков, мы с уверенностью можем сказать: вывозом Янтарной комнаты руководил Георг Рингель. Что же это был за человек?

В конце двадцатых годов он был безработным. Вступил в нацистские штурмовые отряды — СА. В 1933 году он был уже в охранных эсэсовских отрядах. В 1937 году — член нацистской партии. Войну начал в Польше. В боях с польским Сопротивлением получил ранение в легкое, стал инвалидом. Однако, несмотря на болезнь, он продолжал выполнять особые поручения гауляйтера Коха. Кстати, квартира Рингеля в Кенигсберге находилась рядом с квартирой Коха.

В 1944 году, в обстановке строгой секретности, всю семью Рингеля вывезли из Кенигсберга в какую-то деревню. Глава семейства оставался в Кенигсберге. Семью же перевозили все дальше на запад, пока она не оказалась в Саксонии, в местечке Криммичау. 5 февраля 1945 года там появился Георг Рингель. Он привез свою военную форму, штатский костюм, автомат, пистолет и, к большой радости домашних, продукты. На следующий день он заявил в полиции, что прибыл на постоянное жительство, и неожиданно пропал... Его не было дома десять дней. В марте и апреле он снова исчезал.

Когда в Криммичау вошли американские войска, Георг Рингель, как и остальные мужчины, явился для регистрации. Он заявил, что является инвалидом войны, в нацистской партии не состоял, ни в каких нацистских организациях не числился. Несколько позже все-таки всплыло, что он был членом партии, но об остальных подробностях его биографии местные жители не догадывались. Рингель получал пенсию по инвалидности и еще какие-то деньги — неизвестно откуда. В феврале 1946 года семья переехала в Рудные горы, в Обершлему. О причинах переезда жена и дети не знали. Через год — еще переезд, теперь — в Эльстерберг. Там в октябре 1947 года Георг Рингель умер.

В июле 1949 года, когда Рудольф Рингель нашел в подвале отцовские документы, ему было тринадцать с половиной лет. Естественно, через десять лет он не мог со стопроцентной точностью вспомнить все прочитанные тогда тексты. Воспоминания его довольно отрывочные, а всевозможные реконструкции на основе этих воспоминаний вряд ли серьезно помогут делу.

Существует, однако, текст, полемика вокруг которого не утихает: это радиограмма, где Георг Рингель рапортует о том, что приказ выполнен.

Известны три варианта этой радиограммы. Во-первых, реконструкция по воспоминаниям Рудольфа Рингеля. Во-вторых, текст, обнаруженный, как было объявлено, в английских архивах — перехватив радиограмму, содержание которой затрагивало интересы СССР, англичане, по их утверждению, сообщили о ней советскому союзнику. И, в-третьих, должна существовать расшифровка той же радиограммы, перехваченной советскими радистами.

Имеющиеся тексты несколько отличаются друг от друга, что можно объяснить небольшими расхождениями при переводе. Мы не видим оснований, подобно некоторым исследователям, считать эту радиограмму фальшивкой. Вот ее содержание:

«Акция Янтарная комната закончена. Размещение в «BSCH». (По другим версиям «BSCW» или «III в»). Подходы взорваны. Жертвы из-за действий врага».

Множество попыток разгадать тайну букв, обозначающих местонахождение Янтарной комнаты, разумеется, ни к чему не привели. Эту игру можно было бы продолжать до бесконечности! Мы же пытаемся делать возможное и доказывать доказуемое. Проведенное расследование всех вопросов, связанных с деятельностью Георга Рингеля, позволяет нам с высокой степенью вероятности сделать вывод: он участвовал в вывозе Янтарной комнаты. Что из этого следует?

Во-первых, уверенность некоторых исследователей в том, что радиограмма была отправлена из Кенигсберга, мы считаем ошибочной. Радиограмма была отправлена, когда Георг Рингель уже прибыл (5 февраля) в Криммичау (Саксония). Эта телеграмма могла быть отправлена не из Кенигсберга, но в Кенигсберг, а, возможно, и в Берлин.

Во-вторых. Многие считают последнюю фразу радиограммы бесспорным доказательством того, что Янтарная комната спрятана на окраине Кенигсберга. Мы же, напротив, считаем, что фраза эта может означать, что уничтожены люди, принимавшие участие в «захоронении» сокровища — как опасные свидетели (это могли быть заключенные из любого концлагеря поблизости).

В отношении «частной коллекции Коха» у нас есть документы, подтверждающие, что 9 февраля 1945 года Георг Рингель вместе с Альбертом Поппом перепоручили ее директору собрания искусств в Веймаре Шайдигу. Это подтверждают и вполне достоверные показания очевидцев. Затем, настолько же достоверный факт — вывоз «коллекции Коха» из Веймара 9 и 10 апреля. Но куда же эти ценности повезли?

Из обнаруженных нами документов следует, что «коллекцию Коха» предполагалось вывезти в три этапа, причем на каждый этап отводился один день, точнее — одна ночь.

Итак, первое возможное направление — дальше на юг, в одно из подземных хранилищ (замки, крепости, монастыри) Баварии, Австрии, Чехословакии. Однако, на наш взгляд, Попп и Рингель в столь сжатые сроки не могли достичь цели в южном направлении — ведь им надо было еще и обратно возвращаться! Сюда быстро продвигались американские войска, 11 апреля они достигли Кобурга. Шли постоянные воздушные налеты. Кроме того, в горах Чехословакии действовали группы Сопротивления, и значит, Поппу и Рингелю благоразумнее было бы ехать в обход, минуя территорию Чехословакии.

По железной дороге ценный груз, по всей вероятности, не повезли: иначе можно было бы погрузить «коллекцию» в один-единственный вагон, и не понадобилось бы трех дней на ее эвакуацию.

Северное и северо-восточное направления, по нашему мнению, отпадали по тем же причинам.

Зато в переброске груза на восток нам видятся определенные резоны: здесь проходит автобан Эйзенах — Веймар — Гера — Дрезден. По этой магистрали вполне можно было бы добраться за 12—14 часов до какого-то более безопасного места и успеть вернуться в Веймар. Учитывая, что средняя скорость грузовика в данных условиях (включая загрузку, разгрузку, обратный путь, задержки у постов и застав) вряд ли превышала 30 километров в час, мы считаем, что удаленность места, куда эвакуировали «коллекцию Коха» (от Веймара), равнялась максимум 150—180 километрам. Значит — если север Чехословакии мы исключили, а Восточная Саксония тоже отпадает: надвигающаяся линия фронта вынуждала эвакуировать сюда ценности еще в феврале и марте,— то с востока, по нашим расчетам, этот район ограничен Эльбой в ее течении от Шандау и до Ризы. Максимальная удаленность от Веймара скорее всего линия Гера — Бад-Эльстер: ведь если бы пункт назначения был еще ближе, то за одну ночь можно было бы сделать две ездки, и тогда после 10 апреля в Веймаре (в музее) не осталось бы никаких «музейных ценностей из Кенигсберга».

У Рингеля и Поппа был один-единственный грузовик. Он следовал под швейцарским флагом и имел регистрационный номер швейцарской полиции. Нам не удалось выяснить: была ли то маскировка, или им удалось разжиться настоящей швейцарской машиной, что отнюдь не исключено.

Международный Красный Крест получил право посещать лагеря военнопленных и передавать посылки для пленных западных союзников. В Веймар от Красного Креста был послан сын президента Швейцарии (в Женеве располагалась штаб-квартира Международного Красного Креста) с заданием: взять под защиту МКК концлагерь в Бухенвальде. Деятелей Красного Креста сопровождали специальные колонны грузовиков с продовольствием и медикаментами для узников концлагеря. По-видимому, деятели МКК еще плохо понимали тогда, что такое СС. Многие швейцарские машины из сопровождения МКК были попросту разграблены. Так что Рингель и Попп могли использовать машину делегации МКК, чтобы вывезти присвоенные Кохом ценности.

Итак, они вывезли треть «коллекции Коха» 9 апреля. Вторую треть на том же автомобиле они успели отвезти на следующий день, 10 апреля, за несколько часов до того, как в город прорвались американские танки. А последняя треть так и осталась в Веймаре. Именно этот остаток описывал в первые дни мая 1945 года доктор Шайдиг, и именно этот список нашелся впоследствии в веймарском архиве. Сами же ценности — поредевшие остатки от последней трети присвоенных Кохом вещей — были найдены советским военным командованием и возвращены в СССР.

Но основная часть — две трети «коллекции Коха» — не найдена до сих пор. И этот факт подтверждает нашу версию.

Мы считаем, что ящики с янтарем из Рейнхардсбрунна были вывезены при участии оберштурбаннфюрера СС Георга Рингеля и штандартенфюрера СС Альберта Поппа в тот же пункт или, как минимум, в том же направлении, что и две трети «частной коллекции Коха». Куда же они могли двинуться?

Мы предполагаем следующее.

Еще в 1944 году по инициативе партийной канцелярии и под ее руководством начались поиски хранилищ особого назначения. В них намеревались спрятать оружие, взрывчатку, документы, ценности и даже продовольствие на длительный срок. Организация таких строго засекреченных тайных складов была составной частью целой сети секретных мероприятий, направленных на то, чтобы сохранить «цвет партии», обеспечить возможности выживания для нацистской элиты (в основном из числа молодежи) и передать «эстафету» будущим поколениям немцев. К мероприятиям подобного рода относилось и создание «Вервольфа» («Вервольф» — по-немецки «оборотень». Так называлось террористическое движение, действовавшее в Германии в послевоенные годы с целью восстановления нацизма. Члены этих групп тоже называли себя «оборотнями», поскольку многие из них вели двойную жизнь.) — кстати, создателем «Вервольфа» был обергруппенфюрер СС Прютцман, правая рука Коха. Разумеется, делалось все в полнейшей тайне, и нам удалось обнаружить лишь редкие и микроскопические следы этих мер. В частности, нас заинтересовал такой факт: один из сотрудников «Штаба Розенберга» занимался оборудованием хранилищ для «Штаба», еще в апреле 1944 года ему показали некие пещеры на западе Рудных гор, однако он никак не мог получить разрешение на их использование, пока, наконец, в ноябре (после неоднократных напоминаний с его стороны) ему не сообщили откуда-то «сверху», что «Штабу Розенберга» в использовании данного хранилища отказано. Стало быть, это таинственное хранилище «на западе Рудных гор» существовало и предназначалось для других целей. Кто же мог отказать Розенбергу? Мучман, местный гауляйтер, был с ним в дружбе. Значит, Борман, партканцелярия?

Мы склонны думать, именно так. В документах, которые нам удалось разыскать, нет никаких указаний на то, где находится это секретное хранилище. Поговаривают: где-то поблизости от железной дороги у Карловых Вар... Но до сих пор там ничего обнаружить не удалось.

Между тем есть несколько фактов, косвенно подтверждающих эту версию. И главное, нам удалось реконструировать путь, точнее говоря, первый этап пути, который проделал Альберт Попп после 10 апреля (когда вывозили вторую треть ценностей из Веймара). 11 апреля его видели покидающим Эльстерберг в составе колонны грузовиков, двигавшейся в направлении Райхенбаха. В ночь на 12 апреля по приказу А. Поппа из Эльстерберга была вывезена его семья (очевидцы отмечали, что в квартире было много ящиков). Семья Поп-па ехала на грузовике Красного Креста, за рулем сидел офицер «люфтваффе». Их привезли в Родевиш (под Ауэрбахом), где уже находился Попп со своей командой. 13 апреля они двинулись дальше, в Иоганнгеоргенштадт, в штаб-квартиру Поппа. Некоторые из бывших летчиков вспоминали, что в те дни часто видели Поппа в сопровождении незнакомых эсэсовцев. В последние недели нацистского господства в этих местах были убиты десятки узников концлагерей...

А в конце войны здесь произошел еще один случай, связанный с деятельностью Поппа. В Йоганнгеоргенштадте находились авиационные мастерские, которыми руководил Попп, сюда же прибыли многие летчики из саксонского летного корпуса. 25 апреля А. Попп вызвал к себе того офицера, который вывозил семью Поппа из Эльстерберга, и дал ему особое поручение. Офицер должен был пробиться в Берлин и передать секретный пакет лично Гитлеру или Борману. Попп предупредил: содержание пакета настолько важно, что ни при каких обстоятельствах он не должен попасть в чужие руки — не только врагу, но и любому третьему лицу. Попп выделил своему спецкурьеру охрану из четырех человек, мотоцикл с коляской и водителя-мотоциклиста. Пробраться в Берлин офицеру не удалось. Потеряв четырех человек убитыми, он вынужден был вернуться обратно, и 1 мая возвратил пакет Поппу. Этот бывший офицер и по сей день задается вопросом: что это была за тайна, ради которой в последние дни войны рисковали жизнью шесть человек и четверо из них погибли?

Разумеется, Попп не стал бы беспокоить Гитлера или Бормана делами своего летного корпуса. Для сообщения фюреру о благополучной эвакуации его сестры и племянницы в Берхтесгаден (этим отчасти тоже занимался Попп) достаточно было воспользоваться радиосвязью между Берхтесгаденом и партканцелярией Бормана. Мы полагаем, секретный пакет, требующий подобных предосторожностей, мог таить в себе только одно: сообщение о завершении операции «Закат солнца».

«Закат солнца»!.. Рингель и Попп сами придумали это кодовое название. Метафора проста: как за закатом неминуемо следует восход, так и поражение нацизма не окончательно.

Рингель и Попп отвечали за успех этой важной операции, целью которой было одно: сберечь ценности и людей для будущего. Своего рода «хранителем Грааля» (Употребляется в ироническом смысле: святой Грааль в средневековых рыцарских романах охраняло «изысканное, чистое рыцарство».) был, на наш взгляд, Георг Рингель: это подтверждают некоторые факты того времени, когда Рингель жил в Рудных горах (1946 г.). Альберт Попп, узнав о подписании безоговорочной капитуляции, со всей оставшейся техникой и людьми отправился в Цвикау, чтобы сдаться в плен американцам. Попп дожил до 74 лет — он умер в 1978 году — так и не сделав никакого признания. Жив ли кто-то еще из посвященных? Продолжают ли они ждать нового «восхода»? Смогут ли эти люди освободить свою совесть от странного бремени — прятать от человечества ценнейшие достояния мировой культуры?..

Эпилог

Вот уже сорок пять лет продолжаются поиски величайшего произведения искусства, когда-либо созданного из застывшей древесной смолы, прибалтийского янтаря. И эти поиски будут продолжаться, ибо все непосредственные участники и огромный круг заинтересованных людей в разных странах убеждены в том, что Янтарная комната не погибла в 1945 году. Нет! Ее похитили, припрятали и стерегут «до лучших времен»... Но время (и неподходящие для хранения условия) разрушают красоту. Время подгоняет нас, и мы обращаемся ко всем, возможно, живущим свидетелям и очевидцам с призывом: не будьте участниками преступления! Не дайте погибнуть уникальному творению человеческого гения, к которому прикоснулись руки наших предков — датчан, немцев, поляков, русских — два с половиной века назад!
Для всех неравнодушных еще раз напоминаем наши основные версии о местонахождении Янтарной комнаты:

1. Направление из Тюрингии к Берлину и Мекленбургу — куда отходило и верховное командование, генштаб, колонна «Ф», комендатура, главная ставка фюрера (территория ГДР).
2. Южное направление — частичная эвакуация верховного командования и генштаба в район под кодовым названием «Сераль» (ФРГ и Австрия).
3. Северо-западное направление — из замка Рейнхардсбрунн («Вольфстурм») в шахту Виттекинд, в 20 километрах от Геттингена, где хранились «ценности из Кенигсберга» (ФРГ).
4. И наконец — восточное направление, в район, ограниченный Эльбой, западная часть Саксонии (ГДР, Чехословакия).

Мы надеемся, что читатели сообщат нам о новых фактах и свидетельствах, а возможно, и о результатах собственных исследований, которые могут привести к успешному завершению поисков.

В восстановленном Екатерининском дворце в городе Пушкине лучшие советские реставраторы работают над копией Янтарной комнаты. Пусть миллионы людей со всего света вновь восхитятся ее красотой. Но эта копия будет служить и вечным напоминанием о преступном разграблении и уничтожении шедевров культуры и искусства. Войны должны быть навсегда изгнаны из жизни человеческого сообщества.

Сокращенный перевод с немецкого Г. Леоновой

Просмотров: 6545