Диплом для знахаря

01 октября 1978 года, 00:00

Прохладный душ должен успокоить больную (Танзания).

У Нганги нет бормашины

Джозефа Нгуа, давнего моего знакомого, курьеpa одной из местных газет, я встретил не в самый счастливый день его жизни. Посеревший, с воспаленными глазами, держась рукой за распухшую щеку, он медленно брел к автобусной остановке.

— Подвезти? — крикнул я, высунувшись из машины.

Благодарная улыбка слабо осветила лицо Джозефа, и в тот же момент сменилась гримасой страдания. Волею судьбы с детства познавший все оттенки зубной боли, я без труда представил себе состояние несчастного Джозефа и проникся к нему глубоким сочувствием. Что-то бормоча и жалобно постанывая, Нгуа доковылял до машины и уселся на заднем сиденье.

— К врачу?

Джозеф утвердительно кивнул головой.

В городе было несколько зубных врачей: двое молодых африканцев, окончивших курс в Европе, энергичный грек Фифис, чьи великолепные металлические пломбы годами служат безотказно, и швейцарец, приехавший по линии Всемирной организации ООН по вопросам здравоохранения; в свободное от основных забот время он пользовал пациентов — преимущественно важных государственных чиновников и их домочадцев. Записываться к ним на прием нужно было по крайней мере недели за две, а счета, которые они потом предъявляли, своей внушительностью могли смутить не то что газетного курьера, но и людей, гораздо более обеспеченных.

Я не знал, к кому из них собрался мой знакомый, и, обернувшись, ждал его слов. Джозеф назвал квартал, расположенный на северо-западной окраине города. Он был печально известен размахом преступности и почти полным отсутствием коммунальных услуг, дешевыми забегаловками и лавочками, торговавшими краденым товаром и контрабандными сигаретами. Однако, насколько мне было известно, в длинном перечне подобных «достопримечательностей» квартала зубоврачебные кабинеты не значились. Объезжая полуголых ребятишек, самозабвенно возившихся на обочинах узких улочек, я вглядывался в нескончаемые ряды одноэтажных глинобитных домов, все больше недоумевая. Наконец Джозеф дотронулся до моего плеча.

— Останови, пожалуйста, здесь, — попросил он. — Нганга не любит, когда к его дому подъезжают белые...

Так вот оно что! Нганга! Теперь все стало ясно. Джозеф намеревался нанести визит традиционному врачевателю, или, говоря другими словами, знахарю.

Отправившись в путешествие в глубь необъятного африканского континента, можно проехать сотни, а то и тысячи километров, и не встретить на своем пути ни одного медицинского пункта, ни одного врача. Между тем уровень заболеваемости (и, соответственно, смертности) в Африке куда выше, чем, скажем, в Европе или Америке, — сказываются тяжелый климат, недостаточное питание населения, отсутствие элементарных санитарных условий.

Не следует, однако, думать, что больные в отдаленных районах Африки полностью предоставлены сами себе и что здесь некому оказывать простейшую медицинскую помощь. Хотя врачей, получивших академическое образование, в африканской глубинке почти нет, в каждой деревне, в какой бы глуши она ни спряталась, непременно есть человек, который с одинаковой (хотя и не всегда оправданной) уверенностью берется за лечение болезней глаз и сердца, ожогов и переломов, расстройств нервной системы и змеиных укусов. При необходимости он может сделать и хирургическую операцию — вплоть до кесарева сечения и трепанации черепа.

Эти фигурки стоят перед святыней бога грома (Нигерия).

Этот человек — традиционный африканский знахарь.

В последнее время во многих странах Африки дискуссия вокруг знахарей приобрела особенно оживленный характер. Она вылилась на страницы серьезных журналов и газет, поднялась до уровня государственных учреждений и правительств.

В чем дело? Казалось бы, африканцев, стремящихся преодолеть путы прошлого, должны волновать другие, гораздо более важные и актуальные проблемы. Однако ларчик открывается просто. Поскольку жгучая проблема нехватки квалифицированных медицинских кадров едва ли может быть полностью решена в ближайшие десятилетия, возникла идея: а нельзя ли хоть как-то облегчить тяжелое положение, внедрив в систему здравоохранения знахарей?

Эти фигурки стоят перед святыней бога грома (Нигерия).

Сейчас трудно сказать, кому первому пришло в голову высказать эту идею, но факт остается фактом — она получила энергичную поддержку со стороны специалистов Всемирной организации здравоохранения и ряда руководителей африканских государств. В 1974 году президент ВОЗ выступил с заявлением, в котором рекомендовал включить знахарей в официальную систему здравоохранения африканских стран.

Директор Регионального бюро ВОЗ для Африки доктор Кепум заявил журналистам: «Восемьдесят процентов африканцев, проживающих к югу от Сахары, зависят от традиционной медицины, и, игнорируя ее, мы совершаем ошибку».

В Нигерии, Гане, Мали уже созданы специальные центры, куда съезжаются знахари со всех окрестных мест. Это своего рода «институты повышения квалификации». В них знахари проходят курс обучения на уровне среднего медицинского персонала, знакомятся с современными лекарствами, учатся делать уколы и — непременное условие — пропагандировать основы личной гигиены. После подготовки знахарям выдают диплом.

Существуют, правда, и скептики, сомневающиеся в пользе подобных начинаний. Ведь примеров невежества лекарей полным-полно.

Так кто же они, африканские знахари, — искусные целители или ловкие обманщики? Люди, знающие секреты народной медицины, или же фокусники, спекулирующие на доверии простых людей?

Эти вопросы я решил при первом же удобном случае задать моему другу Джозефу, который мог поделиться своими личными впечатлениями.

Следи за газелью

Случай вскоре представился, однако в ответ на мой вопрос Джозеф лишь улыбнулся и молча указал пальцем на свою щеку.

С момента нашей последней встречи во внешности Джозефа произошла разительная перемена: щека опала, кожа на лице восстановила свой природный шоколадный оттенок, походка выпрямилась — весь вид его выражал довольство и радость бытия.

— Это что же, знахарь помог? — спросил я Джозефа.

— Конечно, — ответил он. — И взял совсем недорого.

По словам Джозефа, знахарь внимательно осмотрел его и не мешкая приступил к лечению. Сперва он основательно помассировал больную щеку, чем доставил бедному Джозефу несколько пренеприятнейших минут. Затем, бормоча, начал быстро-быстро перебирать руками. Краем глаза ошеломленный Джозеф заметил, что в руках у знахаря откуда ни возьмись стали появляться какие-то катышки, кусочки материи, камешки, которые он с отвращением бросал на пол. В заключение знахарь обмазал десну Джозефа едкой белой пастой и вручил ему флакон с темной жидкостью, предписав полоскать рот три раза в день. На том лечение было закопчено. Дальнейшие сеансы не понадобились, ибо уже на следующий день опухоль рассосалась и боль утихла.

На мой вопрос, что он думает по поводу своего излечения, Джозеф ответил, что, очевидно, все дело тут в снадобье, которым его снабдил знахарь. Кстати, добавил он, как раз неподалеку отсюда находится лавка, где можно приобрести всевозможные снадобья за весьма умеренную цену. Не желал бы я зайти туда?

Минут через двадцать мы уже стояли перед небольшим неказистым строением. Однако, присмотревшись, я заметил, что над входом висело несколько пучков высушенных растений и причудливо изогнутые корневища — такие же, как перед домом нганги.

Мы зашли внутрь. Нас приветствовал высокий старик в длинной белой рубахе. На прилавке лежали кипы листьев, стеблей, корешков. Позади него виднелись мешочки с семенами, склянки с настойками и порошками. Отдельной горкой высилась кучка сушеных ящериц.

— А это что? — спросил я, указывая на предмет, весьма напоминающий черный резиновый шланг.

Оказалось, хвост обезьяны.

Потолкавшись, мы вышли из волшебной лавки, так ничего и не купив. Хозяину, впрочем, некогда было огорчаться этим обстоятельством — он был занят: что-то разъяснял двум молодым женщинам, которые, в отличие от нас, зашли сюда отнюдь не ради любопытства.

В арсенале средств знахарского врачевания снадобья занимают одно из главных мест. Но лечение сопровождается определенными ритуалами и заклинаниями, без которых, как считают, снадобье действовать не будет. Да и само лекарство составляется в соответствии с магическими предписаниями, например, по принципу подобия. Для лечения заболеваний, при которых кожа приобретает пятнистый оттенок, подбирают пятнистые листья; для лечения болезней глаз в снадобье примешивают сушеные глаза хищных птиц. И все-таки основу большинства снадобий составляют лекарственные растения. А большинство знахарей, кроме разве откровенных шарлатанов, — прекрасные знатоки флоры.

Например, нигерийские знахари в случаях психического возбуждения и при повышении артериального давления издавна применяли настойку из корней раувольфии. Ныне из раувольфии изготовляют такие известные лекарства, как раунатин, резерпин, серпазил. Против проказы знахари применяли растительное масло «чаульмогра». Свойства его стали известны в Европе лишь в 30-х годах.

Английский врач Сесилия Дэлли, проработавшая в течение ряда лет в одной из провинциальных больниц Ганы, рассказывает в своей книге, что однажды в их больницу принесли маленького мальчика с явными признаками запущенного столбняка. Несмотря на все старания врачей, состояние малыша все ухудшалось и вскоре стало критическим. Тогда мать мальчика решила забрать ребенка и отнести его к известному в округе знахарю. Через несколько дней Дэлли навестила семью, в полной уверенности, что мальчика уже нет в живых. Но, к огромному удивлению и радости, она обнаружила, что мальчик жив, более того — его состояние значительно улучшилось. Вскоре малыш полностью выздоровел.

Дэлли познакомилась с лекарем — его имя было Офеле. Лишь на третий год их знакомства Офеле, наконец, решил посвятить англичанку в некоторые тайны своего врачебного искусства. Он показывал ей различные растения, объяснял их лечебное назначение, рассказывал, где и в какое время их следует искать, как обрабатывать и в каких пропорциях смешивать... Под его руководством Дэлли удалось самой вылечить несколько случаев столбняка.

Возвратившись в Англию, Дэлли обратилась в одну из фармацевтических фирм, чтобы провести точный химический анализ снадобий Офеле. Однако представители фирмы интереса не проявили: дело особой выгоды не сулило, ибо столбняк в Англии встречается нечасто.

Английский путешественник Ч. Бинс, проживший много лет среди зулусов, рассказывает, что как-то раз, утомленный длинным переходом в южноафриканском вельде, он присел отдохнуть. Неподалеку от него щипала траву газель. Внезапно Бинс увидел, как из травы, словно развернувшаяся пружина, вылетело черное тело змеи. Укушенная в шею газель в страхе подскочила и завертелась, а затем забегала взад и вперед, как бы что-то выискивая. Вот, найдя какое-то растение, животное с жадностью проглотило его и в изнеможении опустилось на землю. По прошествии некоторого времени газель вскочила на ноги и как ни в чем не бывало. затрусила прочь.

Придя в деревню, путешественник рассказал об этом знакомому зулусскому знахарю. Тот улыбнулся. «Бвана, вот так — внимательно наблюдая за природой, мы и обретаем многие наши секреты. И то, что знаем, передаем от отца к сыну...»

Известный знаток африканских знахарей и колдунов Бат-Томпсон писал: «Они исцеляют гипнозом и творят чудеса с помощью самовнушения. Одним лишь своим словом они могут усмирять дикого зверя...»

О таинственной власти африканских знахарей над дикими зверьми сложены легенды.

Я сам встречался с человеком-гиеной.

В город Харар мы приехали к вечеру, и, наконец, после долгих мытарств нам указали на несколько покосившихся тукулей. В одном из них обитал нужный нам колдун.

Тукули находились далеко за чертой города. Вокруг в свете луны неясно проступали густые кустарники, низкорослые деревья. Было прохладно и тихо. Тишину время от времени разрывал всхлипывающий крик. Сперва протяжное: «у-у-у!» на одной ноте, затем внезапное повышение тональности и резкий обрыв — «уп!». Как будто кто-то неожиданно затыкал рот кричавшего. То был вой гиены.

Благополучно добравшись до изгороди, окружавшей тукули, мы остановились. Потом наша группа разделилась. Двое, в том числе наш проводник Мамо Волде, отправились па переговоры с человеком-гиеной, остальные остались перед изгородью. Ждать пришлось недолго. Вскоре человек-гиена появился перед нашими глазами: в грязной рваной шаме, всклокоченный, с блестящими от постоянного жевания наркотических листьев «чада» глазами. Он нес в одной руке висячий фонарь, в другой — жестяное ведро и что-то сердито выговаривал Мамо Волде. Оказалось, между ними возникли разногласия насчет платы за предстоящее представление. Когда вопрос о плате был улажен и мы расселись на валунах, человек-гиена, перевернув жестяное ведро, стал отбивать по донышку медленный ритм, притопывая в такт и время от времени оглашая воздух пронзительными воплями. Прошла минута, другая, и в темных кустах мелькнули зеленоватые глаза, показалась курносая морда с круглыми стоячими ушами. Затем другая, еще одна и еще. Звери медленно выплывали из темноты и обступали нас шуршащим полукругом. Между тем человек-гиена стучал все быстрее, и было заметно, как в рядах зверей усиливалось волнение, масса пятнистых тел колебалась взад-вперед, то тут, то там возникали какие-то завихрения, мелькали тяжелые лапы и оскаленные морды.

Напряжение возрастало... Когда уже казалось, что и человек-гиена и мы вот-вот окажемся втянутыми в водоворот мощных звериных туш, колдун внезапно выкинул вперед правую руку, выкрикнув что-то похожее на протяжное — «а-а-ать!» Шум мгновенно смолк, движение остановилось, все застыло. Пожалуй, это был наиболее драматический момент представления. Не могу сказать, сколько он длился. Затем, стряхнув оцепенение, гиены отбежали в сторону, а знахарь, устало присев на корточки, принялся их кормить, швыряя во все стороны смердящую падаль.

Признаться, зрелище произвело сильное впечатление. Но ведь, если объективно разобраться, ничего особенного и уж тем более сверхъестественного тут не было. В цирке мы сталкиваемой с куда более поразительными примерами дрессировки зверей. Однако необычность ситуации, яркая «игра» колдуна — все это создало специфический эмоциональный настрой, способствовавший более острому, драматизированному переживанию событий...

Знахарь часто окружен атмосферой загадочности, которую он сам искусно поддерживает.

На этом, кстати, построены испытания, с помощью которых в африканских деревнях выявляли воров, убийц и прочих закононарушителей. Испытуемых сажали в ряд, и первому давали в руки хрупкое птичье яйцо. Рядом сидящий брал его в руки и передавал другому... четвертому, пятому... Скорлупа яиц настолько тонка, что ее можно было раздавить слабейшим нажатием. Все брали яйцо с максимальной осторожностью. Но, когда оно попадало в руки преступника, яйцо тут же лопалось. Дело в том, что виновные верили: им не обмануть могущественного знахаря; знали, что они обречены. И, охваченные смертельным ужасом, сильнее обычного сдавливали яйцо...

Но знахарь может не только карать, он может и лечить. Знахарь способен облегчить состояние пациента, страдающего от стресса или невроза. Он до тонкостей разбирается в обычаях и верованиях своих соплеменников и нередко в состоянии определить истинную причину возникшего напряжения. Силой своего огромного авторитета он может избавить пациента от невротических страхов.

Поэтому во многих странах Африки — Сенегале, Нигерии, Гане, Бенине — появились лечебные психиатрические учреждения, в которых наряду с врачами, получившими европейское образование, работают и знахари.

В Дакаре, столице Сенегала, в клинике Фанн вот уже более 15 лет работает группа психиатров, психологов, нейрохирургов, которые под руководством профессора Генри Колломба немало сделали для лечения психических заболеваний.

Еще в начале своей деятельности Колломб и его сотрудники заметили, что африканцы не очень поддавались распространенным в Европе методам лечения, зато стоило традиционному знахарю взяться за дело, как облегчение наступало очень быстро. И профессиональные психиатры установили тесные контакты с марабутами и знахарями: ведь сильная сторона такого лечения — доверие пациента. Понятно, что все обследования больного проводят врачи.

И вместе с местными лекарями вырабатывают общую стратегию. Конечно, далеко не все знахари — знатоки лекарственных растений или тонкие психологи. Есть среди них бездарные, есть и откровенные жулики. Впрочем, так бывает в любой профессии... В последние годы тип традиционного знахаря, сочетающего в себе знания рациональных приемов народного врачевания с самыми нелепыми суевериями, постепенно исчезает. Наиболее способные знахари получают медицинскую квалификацию.

Другие... Им, очевидно, никто не помешает стать профессиональными фокусниками...

К. Мелик-Симонян

Рубрика: Без рубрики
Ключевые слова: знахарство
Просмотров: 5402