Пропавшая каравелла

01 октября 1978 года, 00:00

— Вездесущий Кук называл эти чертовы острова «полузатопленными» и советовал капитанам двигаться здесь с величайшей осторожностью. Особенно в сумерках, — эту фразу капитан пакетбота «Птичка-островитянка» повторял раз по пять на дню.

Мы пробирались на «Птичке» между семьюдесятью шестью островками архипелага Туамоту. Архипелаг этот — скопище коралловых рифов в юго-восточной части Тихого океана. На них столетиями накапливался песок и прижились кокосовые пальмы и деревья пука-пука. Туамоту примечателен тем, что расположен дальше от любого континента, чем какой бы то ни было другой, даже самый-самый уединенный клочок суши.

Островки и так-то едва различимы с моря, а во время прилива их почти захлестывают волны. Не зря они всегда наводили страх на мореплавателей.

— В сумерках, — ворчал капитан. — А где они, к черту, здесь, эти сумерки? Сразу ночь. Кук на ночь бросал якорь, и другие тоже. Посмотрел бы я на них, как они почту бы развозили, да еще вовремя, без задержек.

Капитан был корсиканцем, и светлая его мечта — скопив денег, скоротать остаток дней на родном острове — не изменилась за сорок лет плаваний в Южных морях. И, увы, ненамного стала ближе...

— Смешно, — говорил он, — Корсика — остров, и эти кучи песка тоже острова. На Корсике мы такую мелочь даже за острова не считаем, даже не называем никак.

Для осуществления мечты капитану следовало четко выдерживать график, и потому мы на «Птичке» двигались и ночью. Правда, со скоростью черепахи.

Странно, но так уж случается в истории: первым замеченным европейцами островком оказался крошечный Пукапука на северо-восточной окраине архипелага. Шел 1521 год. Магеллану тогда удалось пересечь Тихий океан. Но только три века спустя, в 1835 году, когда в водах Туамоту появился британский его величества корабль «Бигль» с Чарлзом Дарвином на борту, были нанесены на европейские карты — и тем официально открыты — два последних острова.

Впрочем, как мне доказывал в рейсе капитан «Птички», к Туамоту по-прежнему как-то не расположены картографы. Вызывает удивление, что во времена аэрофотосъемки карты и архипелага крайне неточны и безнадежно устарели... Изданная британским адмиралтейством карта острова Гао опирается на кроки капитана Бичи от 1826 года и капитана Бельчера от 1840-го. А морское ведомство США выпустило свои карты, основываясь на съемках американской экспедиции 1839 года.


Я так подробно описываю трудности плавания в водах архипелага Туамоту, потому что именно с этими трудностями, кажется, тесно связана одна из загадок Полинезии.

И Кук, и другие европейские мореплаватели удивлялись, встретив на островах Южных морей светлокожих, рыжеволосых людей с веснушчатыми лицами.

В 1768 году Франсуа Вив, врач экспедиции Бугенвиля, описал «мулатов» с архипелага Туамоту. Другой участник той же экспедиции отметил, что 6 апреля

1768 года недалеко от Таити к французскому кораблю подошла пирога, в которой сидели светлокожие мужчина и женщина: «Нас поразило, что так далеко от Европы можно встретить до такой степени белокожих и воспитанных людей». Сенсацию вызвали в свое время публикации французского миссионера Монитона. Лет сто назад он обратил внимание на то, что передаваемая, от поколения к поколению мифология островитян Туамоту содержит много элементов, удивительно схожих с библейскими сюжетами.

Филибер де Коммерсон, исполнявший в экспедиции Бугенвиля обязанности врача и ботаника, в письме, опубликованном на страницах «Меркюр де Франс» в ноябре 1769 года, выдвигал любопытную гипотезу. Продравшись сквозь лавину вычурных выражений (средняя фраза французского оригинала состоит из 214 слов!), мы узнаем, что таитяне представляют собой смесь туземного населения и... потерпевших кораблекрушение испанских мореплавателей: «Несомненно, будут меня спрашивать, из каких краев, из какого народа вышли островитяне. На то в запасе у меня есть догадка, и я охотно сообщу ее всем, кто интересуется подобными темами. Обнаружил я в таитянском языке четыре-пять сдов, заимствованных из испанского... Может быть, какие-то испанцы, остатки спасшегося от гибели экипажа, еще во времена первых тихоокеанских плаваний передали таитянам эти слова вместе со значениями понятий, к которым слова относятся». Коммерсон перечисляет немало предметов, которые могли появиться как подражание вещам европейцев, рассказывает об обычаях, возможно, перенесенных из Европы и отличающихся от тех, что уже встречались морякам в Океании. И заключает: «Катастрофа могла произойти на рифах, милях в 100—200 отсюда».

И в наши дни возникает интерес к «белым полинезийцам». Конечно, можно считать доказанным, что «викинги солнечного восхода» (так назвал своих предков-мореплавателей маориец-исследователь Те Ранги Хироа) приплыли на острова с запада, из Индонезии. Но, очевидно, нельзя сбрасывать со счетов и то, что в формировании населения островов принимали участие и другие элементы. Свою теорию о пришельцах из Америки выдвинул Тур Хейердал. И не только выдвинул, но и постарался доказать плаванием на плоту «Кон-Тики».

Я же воспользовался любезностью капитана-корсиканца и работами австралийского ученого Роберта Лэнгдона.

Роберт Лэнгдон заведует в Национальном университете в Канберре архивом, рукописных материалов, относящихся ко всевозможным вопросам исследования Тихого океана. В его книге «Пропавшая каравелла» изложены идеи заселения островов. Книга читается как детективная повесть. В ней собраны итоги исследований, которые он неутомимо вел долгие годы. Ясное дело, невозможно привести полную аргументацию ученого, который одинаково вдумчиво анализирует как подводные находки, так и различные аспекты теории генов.

Лэнгдон развивает забытую гипотезу Коммерсона, дополняя ее собственными рассуждениями о судьбе пропавшей каравеллы.

...26 мая 1526 года четыре испанских корабля прошли Магеллановым проливом в Тихий океан, направляясь к изобилующей ценными пряностями Ост-Индии. Командором был Гарсиа Хофре де Л.оайса. Шторм рассеял эскадру, а один из кораблей — каравелла «Сан-Лесмес» — пропал без вести. Эта каравелла разбилась на коралловых рифах. Спасшиеся моряки обосновались на атолле и со временем прижили от местных женщин потомство. В последующие двести пятьдесят лет внуки их внуков добрались до многих островов Полинезии. Так появились иберийские трансплантанты в культуре островитян. И не было ли легендарное плавание островитян Восточной Полинезии на Новую Зеландию отчаянной попыткой испанских моряков, стремившихся как-нибудь попасть в родные края, обогнув мыс Доброй Надежды?..

Смелый тезис. Заглянем лучше в досье австралийского ученого. Надо признать, что фактов он собрал много, и притом чрезвычайно интересных.

Итак, отправимся за семь морей. 1929 год. Острова Туамоту. Капитан Франсуа Эрве высаживается на атолл Аману. Потомок династии французских моряков, Эрве почти всю свою сознательную жизнь провел в Полинезии. На мелких суденышках он перебирался от острова к острову, скупая копру и доставляя ее на склады Таити. Да к тому же по воле губернатора Французской Океании он одиннадцать лет отправлял обязанности администратора Туамоту. Дважды в год на борту правительственной шхуны «Муэт» («Чайка») он объезжает острова. Разбирает споры между полинезийцами, вершит правосудие, заботится о снабжении питьевой водой, пытается приучить к основам современной гигиены. При случае Эрве ведет картографические работы, вносит изменения в устаревшие карты.

Атолл Аману нанесла на карту французская экспедиция еще в 1823 году, а так как порой в местные воды забираются ловцы жемчуга или торговцы, то месье Эрве решает обновить карту.

Ведя промерные работы, он с изумлением убедился, что у берегов Аману нет ни одного корабельного остова. Полная противоположность другим островам архипелага, прибрежные воды которых превратились в кладбища затонувших кораблей!

— Что вы, месье, — ответил ему вождь. — Восемь поколений назад здесь, на рифе, разбился корабль белых людей. Моряков тогда съели.

Вождь проводил Эрве к мели, где лежали четыре тяжелых орудия, обросшие кораллами. Была еще куча камней, которых не найти на Туамоту. Одну пушку и несколько камней Эрве поднял со дна отмели и взял с собой на Таити. Исследования показали, что пушка относилась к вооружению испанского судна, а камни служили балластом. Во время испытаний французского ядерного оружия уже в наши дни другой офицер, капитан де Гоазью, вызвал к атоллу вертолеты, которые подняли из воды и доставили на остров Гао еще две пушки.

Эти пушки могли быть вооружением пропавшей без следов каравеллы «Сан-Лесмес». В последний раз ее видели 1 июня 1526 года.

Мир быстро забывает тех, кому не повезло, была предана забвению и экспедиция Лоайсы. Исторические монографии не упоминают о ней. Четырехтомный справочник по тихоокеанским островам, составленный британской морской разведкой, уделил ей полторы строчки, впрочем, не называя командира.

В исторической экспедиции Магеллана каравеллой «Виктория», первым кораблем, совершившим кругосветное плавание, командовал баск по имени Хуан Себастьян Эль-Кано. Это было страшное путешествие. Двадцать два моряка умерли от голода. Эль-Кано слал из Севильи письма Карлу V, в которых просил о милости к своим людям. «...Так пусть же будет это зачтено нам, практически доказавшим, что земля есть шар, ибо мы плыли вокруг нее, выйдя к западу, а вернувшись с востока. И я прошу милости у Вашего Величества учесть тяжелый труд, голод и жажду, зной и холод, которые выносили мои люди, находясь на службе Вашего Королевского Величества...»

Монарх отблагодарил баска за его самопожертвование: в новой экспедиции Эль-Кано был назначен помощником командора.

В экипаже было несколько малайцев, служивших под командованием Эль-Кано еще на «Виктории», несколько фламандских канониров и, кажется, один негр. Однако ядро команды набрали в Испании. Эль-Кано лично вербовал для «Сан-Лесмеса» басков — треть экипажа. Сначала у капитана Франсиско де Осеса под началом было тридцать пять человек; потом «Сан-Лесмес» принял на борт моряков с других каравелл, ставших непригодными к дальнейшему плаванию. Для последующего рассказа существенно, что на каравеллу в соответствии с тогдашними привычками взяли собак породы перрос-де-агуа («водяные собаки»), которых англичане прозвали спаниелями. Известно, что эти собаки хорошо плавают. Испанцы возили их на кораблях, чтобы спаниели подбирали убитую дичь, а также предметы, упавшие за борт.

Лэнгдон кропотливо анализирует морские хроники и заключает, что у команды севшего на рифы корабля были довольно значительные шансы выжить. Находка пушек и балласта может быть прямым доказательством того, что моряки хотели, облегчив судно, столкнуть его с рифа. В таком случае очень важно выбрать спокойную стоянку, где можно было приступить к ремонту «Сан-Лесмеса». Лэнгдон приводит многочисленные аргументы, говорящие в пользу того, что каравеллу привели к острову Гао. Островитяне не знали никаких металлов; у них даже не было камней, которые годились бы для изготовления примитивных орудий. Дерево обрабатывали огнем, зубами акулы и острыми краями раковин. Постройка лодки становилась значительным мероприятием. На Гао не было к тому же крупных деревьев. Приходилось с огромным трудом подбирать плавник.

Крайне сомнительно, чтобы «Сан-Лесмес» еще годился для продолжения плавания. Дерево, конечно же, прогнило, а повреждения, полученные на рифах, исправить было нельзя. В подобных случаях практиковали разборку корабля и на базе пригодной еще древесины и местного сырья строили другой. Это был тяжелый труд. Зная характер морской братии, можно предположить, что не обошлось без споров при распределении обязанностей, при дележе запасов продовольствия, вина и наверняка из-за гаоских женщин. И скорее всего какая-то группа моряков рассорилась с товарищами и осталась жить на другом конце острова среди полинезийцев.

От Гао команда «Сан-Лесмеса» добралась до Анаа, где остались еще несколько моряков, вконец измученных плаванием. Остальные же отправились на остров Раиатеа, до сих пор изобилующий буйной растительностью. По мнению Лэнгдона, испанцы ушли дальше, к Новой Зеландии, а семьи переживших кораблекрушение основали иберийско-полинезийские династии, существовавшие в течение двух с половиной столетий, вплоть до времени капитана Кука.

Антропологические исследования в Гипускоа, на родине Эль-Кано, показали, что почти у двадцати процентов басков — населения провинции — светлые глаза и свыше пятнадцати процентов жителей рыжеволосые или блондины. Можно безошибочно утверждать, что мореплаватели, которые на утлых (в нашем современном понимании) скорлупках пошли на край света и там оказались в сложном положении, были энергичными, ко всему готовыми людьми. Наверняка впоследствии именно они главенствовали в мирной островной общине.

Пришельцев было, конечно, немного. Но известны печальные факты массовой гибели островитян, когда их неприспособленные организмы сталкивались с болезнями, завезенными европейскими моряками. И таким образом, на некоторых островах испанцы, потерпевшие крушение, могли оказаться в численном превосходстве.

В последовавшие за экспедицией Лоайсы восемьдесят лет случаи появления европейских кораблей в этих водах неизвестны, пока португальский мореплаватель Кирос не переименовал остров Гао в Ла-Конверсьон-де-Сан-Пабло — Обращение Святого Павла.

Он передал нам описание встречи с островитянкой весьма преклонного возраста. Женщина была рослой и статной. Вороньего цвета волосы причесаны на испанский манер. У ног женщины крутилась собака, которая, как записал Гонсалес де Леса, «была абсолютно такой же, как наши собственные собаки». На испанском корабле женщину накормили супом и мясом. Остатками зубов она не в состоянии была разгрызть твердые сухари и без колебаний обмакивала их в вино точно по-испански. Кирос утверждал, что у нее были хорошие манеры. Больше всего удивил испанцев ее золотой перстень с изумрудом.

Потом появилась группа островитян с другого конца Гао. Вел их мужчина, у которого, как отмечает судовой журнал, «были рыжие курчавые волосы, спадавшие до плеч. Наших людей очень удивило, что среди небелой расы встречаются такие рыжие волосы...».

Голландцы, еще в 1616 году попавшие на Туамоту, на одном из необитаемых островов заметили трех крупных исхудавших спаниелей. Это было для мореплавателей настолько заметным событием, что они назвали остров Собачьим. Так и значился он в течение двух с половиной веков на европейских картах. Спаниели, нужно сказать, совершенно непохожи на полинезийских собак, привезенных в пирогах первых поселенцев из Азии.

В 1774 году испанская экспедиция увидела на острове Анаа «на песчаном пляже деревянный крест умеренной величины, правильной формы; выглядел он так, будто поставлен давно». Кто ставил одряхлевший к XVIII веку крест на затерянном в Южных морях островке? Следует вспомнить, что в инструкциях, данных Лоайсе, было четко указано, дабы в случае кораблекрушения спасшиеся поставили на пляже крест как призыв о помощи и указатель для остальных судов экспедиции.

* * *

На каждом островке я внимательно всматривался в лица островитян. Разные они были: смуглые, с правильными чертами; желтокожие, раскосые, светлые, которых можно было бы принять за европейцев, даже не южных.

— Не ломайте себе голову! — посоветовал капитан. — Здесь столько народу перебывало, не поймешь, у кого какой отец, какая мать...

Знаток-практик Полинезии, капитан был, как всегда, прав. В нынешнем смешении рас и народов Полинезии трудно разбираться. Во всяком случае, путешественнику, не вооруженному достижениями антропологической науки.

Потому, наверное, самым надежным путем исследования остаются старинные морские хроники, пожелтевшие и ломкие.

Эндрю Шарп в «Истории мореплаваний в Полинезии» пишет: «Привлекательность праистории Тихого океана заключается в захватывающих головоломках. Любая попытка решить их интересна и доставляет приятное многим людям. Пусть же продлится их жизнь!»

Люциан Воляновский

Перевел с польского Ан. Людин

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 5450