...В облачную весну 42-го

01 декабря 1979 года, 00:00

...В облачную весну 42-го

…На Центральном аэродроме наш самолет с облупившейся краской, залатанный кусками неокрашенного дюраля, поставили в самый дальний, неприметный угол. Полковник Равич, комендант аэродрома, наш старый знакомый, с тоской осмотрел машину и вяло улыбнулся: — Понял вашу тактику. Не окрашиваете свою «лайбу» умышленно, чтобы я скорее выгнал с аэродрома. На этот раз номер не пройдет. Бензина не дам, а пришлю маляров.

— Но нам необходимо срочно улетать! — с неподдельным возмущением возразил наш командир Георгий Орлов.

— Знаю. А на что похожа машина? Стыд! Из ленинградских операций (1 См. «Вокруг света», № 5, 1979.) приходили — куда приличнее выглядели. Где это вас так расшелушило?

Летали мы на Северном фронте, базировались без обслуживания, было, естественно, не до нас: все внимание технарей поглощали истребители и торпедоносцы.

Вернувшись однажды в Архангельск с очередной проводки судов, мы получили приказ Ивана Дмитриевича Папанина срочно вылететь в Москву...

— Ну вот, ребята, — сказал комендант, видя, как мы в смущении топчемся на месте, — денька два отдохните, пока омолодим вашу машину.

Спорить было бесполезно, да и, честно говоря, каждый из нас давно мечтал попариться в баньке, отоспаться, а потом побродить по настороженно притихшим улицам Москвы... Но, увы... Не успели мы зачехлить моторы, как к самолету подъехал бензозаправщик.

— Приказано срочно заправить. Сколько возьмете горючего? — И, не дожидаясь ответа, ефрейтор стал разматывать шланг.

— Сколько горючего? Не зная задания, не могу ответить, — заявил бортмеханик Кекушев. — Вот что, подкинь-ка моих отцов-командиров на КП, там выяснится.

Через пять минут мы были на вышке командного пункта.

— Экипаж полярной авиации? Вам надлежит немедленно перебазироваться в Монино, где получите задание. Вот депеша! — Дежурный майор как-то странно, с сожалением посмотрел на нас и доверительно добавил:

— Ничего, ребята, задание не заберет много времени. Думаю, вернетесь быстро. А сейчас заправляйте полные баки. Вот карта, ознакомьтесь с условиями перелета.

Сложно и витиевато, многократно удлиняясь, шел путь к аэродрому, до которого по прямой было всего сорок километров. Это было необходимой мерой предосторожности против вражеских самолетов-разведчиков, пытавшихся проникнуть в столицу. Пока мы изучали карту и сдавали дежурному штурману зачет по знанию коридоров выхода, машина была заправлена, боекомплект тяжелого башенного пулемета пополнен. Через два часа мы сели в Монине.

Задание было кратким. В тылу первой линии врага, в точке, обозначенной ромбом из четырех костров, выбросить десантную группу из пяти человек. Линию фронта пересечь скрытно. Вылет в 22.00.

В темную апрельскую ночьмыстартовали на запад. Наши пассажиры— четверо крепких широкоплечих парней и одна тоненькая, совсем еще юная девушка. Затянутые в камуфлированные комбинезоны, с ладно закрепленными автоматами, пистолетами, гранатами и ножами на поясах, они скромно расположились в пассажирском отсеке на своих брезентовых мешках и парашютах. По положению мы не имели права вступать с ними в разговоры, разрешались только короткие фразы, связанные с процедурой полета и выброса. Однако простые и симпатичные лица ребят располагали к общению, и потому Сергей Наместников, бортрадист, не выдержал тягостного молчания, спросил:

— Зачем девчонку-то тянете с собой?

Взрыв заразительного смеха, казалось, заглушил рев моторов.

— Это она-то девчонка? Ну, парень, твое счастье, что ты не родился фрицем. А если уж ты такой жалостливый, давай лезь в свой курятник, к своей трещотке и охраняй девчонку, — сказал старший группы.

Глаза девушки озорно вспыхнули, и она дружески, как-то тепло рассмеялась, погасив все попытки к обострению разговора. Сергей, поднявшись во весь свой огромный рост, неловко достал из кармана замусоленных кожаных брюк красное яблоко, обтер о рукав и, окончательно смутившись, протянул его девушке.

Яркая вспышка зеленого сигнала вызова не позволила мне увидеть ответную реакцию девушки.

— Когда линия фронта? — спросил Орлов.

— По расчету через двадцать семь минут.

— Садись на правое кресло. Смотри, погода портится...

— До точки сброса еще один час десять минут хода. Возможно, на месте погода будет лучше.

Орлов молча согласился, но я видел, как внимательно и озабоченно всматривался он в проносящиеся ниже нас клочья рваной облачности... Погода явно не соответствовала прогнозу.

На подходе к линии фронта мы начали набирать высоту и на отметке пятьсот метров вошли в сплошную облачность. Сразу началось обледенение. В машине запахло алкоголем, а по фюзеляжу застучали куски льда, смываемого спиртом с лопастей винтов.

— Подходим... — Не успел я договорить, как чуть левее, мимо нас стремительно пронеслась гирлянда рассыпавшихся огненно-красных шаров, окрашивая облачность багровым светом.

— Бьют по шуму моторов. Давай правее и ниже, — заметил я.

Уходя от огня, мы стали менять курсы и высоту до тех пор, пока неожиданно не погрузились в черный мрак ночи.

— Проскочили... Кекушев, осмотри самолет, нет ли пробоин, — спокойно проговорил Орлов и, передав мне управление, закурил, но, сделав несколько быстрых затяжек, погасил папиросу и вернулся на свое место. — Не нравится мне погода. Боюсь, не будет ее и в районе выброса.

В пилотскую вошел Николай.

По его озабоченному лицу я понял: что-то случилось.

— Опасных пробоин нет, но запасной бензобак пуст. Очевидно, снизу пробило...

— А как ребята? — спросил Орлов спокойно, будто ничего не произошло,

— Заправляются тушенкой... А девушка ворчит. Парашют ей порвало осколком. Сергей отдал свой. Не брала. Но старший что-то рявкнул по-немецки, та взяла и поцеловала Сергея. Покраснел парень и молнией исчез в своей башне...

— Коля, потом, на земле, распишешь, — перебил я его, — лучше скажи, сколько у нас горючего в основных баках?

Он быстро пересчитал показания бензочасов и заглянул в свою записную книжку.

— Три часа можете лететь смело.

— А в твоей «заначке», Коля? — вмешался Орлов. — Только честно.

— В заначке? — Кекушев смущенно закрутил головой. — Ну, еще на тридцать минут. Только на примус останется, чаек согреть.

Минутная стрелка бортового хронометра подошла к расчетному времени разворота. Мы шли в облаках на высоте девятьсот метров.

При подсвете электрофонарем через обледенелое лобовое стекло пилотской кабины было видно, как косые струи снега секли небо и бугристыми слоями нарастал лед на выступающих частях самолета.

— Будет хуже, уйдем на высоту, — ответил Орлов на мой молчаливый вопрос.

— А пока, — сказал я ему, — поворот влево! Курс девяносто пять. Снижение два метра в секунду. Через двадцать минут цель.

Орлов кивнул и, уменьшив обороты моторов, пошел вниз. Стрелка высотомера прыгала между высотами 350—400 метров, но земли не было видно. От усилившегося обледенения самолет начал вибрировать мелкой дрожью. Осторожно продолжаем снижаться. Высота триста... двести восемьдесят... Стрелки высотомеров медленно, словно нехотя, ползут вниз. Нервы напряжены. Ведь где-то тут, почти на линии нашего пути, в облаках затаилась высота с отметкой 250,4 метра. В эти минуты мы не думали, что под нами враг. Сейчас для нас куда опаснее эта высотка. Мы и так уже нарушили все правила безопасности полета, но нам нужна земля, земля, чтобы убедиться, можем ли выполнить задание...

На высоте двести пятьдесят стрелка подрагивает, но земли нет.

Орлов глазами показывает на высотомер.

— Сколько идти до цели?

— Шесть минут... Старший группы говорит, что для них минимальная высота — не ниже двухсот метров. Дойдем до цели и, если облачность не кончится, возьмем курс домой.

— Там погода не лучше, — проворчал Орлов.

Не меняя высоты, мы подошли к расчетной точке. Серая, плотная масса облачности окутывает самолет. Вызвали в пилотскую старшего группы, разъяснили ему сложившуюся обстановку. Он сказал, что на крайний случай есть запасная цель, к северо-западу от Вязьмы. Пересчитав наличие горючего, мы взяли курс на новую точку без всякой надежды, что там погода будет лучше.

Рельеф по трассе нового курса был спокойнее. На высоте ста пятидесяти метров сквозь облачность кое-где проглядывала земля, но стоило подняться немного, как снежные заряды молочной пеленой закрывали ее. Наконец мы решили подойти к месту выброса и, если обнаружим условный сигнал — уже не в виде ромба, а «письмо» из пяти костров, — набрать высоту двести пятьдесят метров и по расчету, сквозь облака, сбросить десант. Но над предполагаемой целью даже с высоты ста сорока метров земли не было видно.

— Все! Хватит экспериментировать. Пошли домой, — заявил Орлов. — Горючего осталось только-только.

— Курс 100 градусов. Пройдем через первую цель, — предложил я,— осмотримся, может быть, за это время там улучшилась видимость.

Орлов только согласно кивнул.

Теперь старший группы стоял в проходе между нами и сам наблюдал за обстановкой. Погода ухудшалась. Все чаще приходилось менять обороты и шаг винтов, чтобы помочь спиртовому антиобледенителю сбросить лед с лопастей. Дикий вой от перемены углов атаки лопастей и грохот льда, бьющего по фюзеляжу, резали слух, словно ржавая бормашина зубного врача.

— Женщина на борту всегда приносит неудачи, — ни к кому не обращаясь, промолвил Кекушев.

— Наша девушка, наоборот, всегда приносила нам удачи, — ответил старший.

— Район цели номер один, — врезался я в диалог,

— Все! Никакого просвета. Пошли на базу, — категорически заявил Орлов.

Даю новый курс, и мы набираем высоту в надежде, что с падением температуры воздуха обледенение прекратится. Линию фронта мы должны будем теперь пересекать севернее на тридцать километров, чтобы не попасть под огонь фрицев, которые засекли самолет еще два часа назад.

— Горючего осталось часа на два плюс Колина «заначка», — заметил Орлов, что-то прикидывая.

— Командир, побольше, чем на тридцать минут, — пряча глаза, сказал Кекушев.

— Это я понял еще при взлете с базы. Еле оторвался от полосы.

На высоте 1800 метров обледенение прекратилось. Мы шли в прослойке облаков и, меняя курс, приближались к линии фронта. Вошел Сергей и доложил, что связь с базой установлена, погода у них пока держится, но начала портиться. Решение не выбрасывать десант считают правильным. Приказывают людьми не рисковать, немедленно возвращаться. Запасным аэродромом на случай закрытия дают Рязань.

Неожиданно нижние слои облаков под самолетом загорелись молочным светом и кругом замелькали струи огненных шаров, часть из которых вспыхивала колючими лучами разрывов.

— Вот черт! Никак нащупали, — крикнул Орлов и резко бросил машину на снижение. И вдруг ослепительный всплеск огня полоснул перед носом самолета и в кабине резко запахло бензином и чем-то еще острым и ядовитым. — Горим? Вот тебе, Коля, и твоя «заначка», — с какой-то отрешенностью сказал Орлов, внимательно наблюдая за приборами моторной группы.

— Очагов пожара нет! Из-под крыльев так и садит горючее. Если не вспыхнет от выхлопного огня моторов, минут через пять горючее вытечет, — с нарочитым спокойствием доложил Кекушев.

— До линии фронта тридцать километров. Возьми курс сто десять.— предложил я. — Это кратчайшее расстояние. И не иди ниже пятисот метров. Оставь гарантийную высоту на случай, если загоримся и придется прыгать.

Выскочив из-под огня, мы готовились к наихудшему — покинуть самолет, но где-то в глубине таилась надежда дотянуть до своей территории. Сергей сообщил по радио на базу наши координаты. Я включил радиокомпас, чтобы уточнить курс. Стрелка прибора вместо того, чтобы остановиться на линии направления нашего самолета и приводной радиостанции базы, начала непрерывно крутиться по всему прибору.

— Что такое? Почему не показывает отсчета направления на радиостанцию? — спросил Орлов.

— Похоже, перебита антенна.

Орлов, помолчав, сказал:

— Вряд ли радиокомпас нам потребуется. Смотри, на бензочасах одни нули и давление бензина катастрофически падает...

Не успел он договорить, как правый мотор захлопал и встал.

— Во флюгер!

Кекушев перевел винт во флюгер, чтобы уменьшить сопротивляемость лопастей, но тут же начались перебои и у левого мотора.

— Все! Приехали. Сколько до линии фронта?

— Не более пяти минут, — крикнул я и посмотрел на высотомер.

Стрелка быстро скользнула к пятистам метрам. Самолет шел со снижением в сплошных облаках. Судорожно кашлянув, заглох и левый мотор. В кабине стало непривычно тихо и от этого до боли тоскливо.

— Земля! — закричал я.

Впереди в большом разрыве облачности отчетливо рисовался лес с белыми, заснеженными полосами полей, а кругом над этой картиной вспыхивали и гасли дрожащие шары осветительных ракет.

— Фронт! Будем тянуть и сядем подальше от ракет, — крикнул Орлов.

Я глянул на высотомер. Миновав цифру триста, стрелка быстро бежала вниз. Мы шли над лесом — судя по его темному, почти черному цвету, хвойным. Самолет с остановленными моторами бесшумно скользил к белеющему впереди длинному полю, в конце которого черной лентой вилась узкая, но с высокими берегами речка. Ракеты взвивались где-то с боков и сзади.

— На это поле? До речки хватит?

— Сажусь сразу, как кончится лес! — отвечает мне Орлов и тут же дает команду Кекушеву:

— Шасси!

— Шасси выпущены, — спокойно говорит Николай.

— Всем в хвост!

В кабине остаемся втроем. Мелькает граница леса. Орлов сажает самолет на три точки, машина бешено мчится по рыхлой белой поверхности к быстро приближающейся черной полосе речки. Начинаем тормозить, машину тянет на нос; резко качнувшись вперед, она останавливается у самого берега. Какое-то время мы сидим молча, не веря, что самолет не скапотировал, не вкатился в реку.

— Скорее из самолета! — Голос кого-то из десантников выводит нас с Орловым из шокового состояния.

Отвязав ремни сидений и отстегнув лямки парашютов, захватываем с собой автоматы и заранее приготовленные рюкзаки с продуктами и боеприпасами, выскакиваем из самолета и бежим к опушке леса.

— Карты, документы? — на ходу кричит Орлов.

— Все со мной, — отвечаю. Снег глубокий, а под ним вода.

Останавливаемся в лесу. Тихо. Слышно, как шуршит ледоход на речке и совсем по-мирному шелестит хвоя да изредка к северу над лесом вспыхивают одиночные ракеты, зыбким, мертвенным светом освещая горизонт.

— Нужна разведка, — говорит старший группы. — Если сели на оккупированной территории, фрицы наверняка видели, как мы шли на посадку, и с минуты на минуту появятся здесь...

В течение часа, затаившись у опушки леса, мы всматривались в белое пространство, где черным пятном выделялся самолет. Пошел мокрый снег. Его крупные хлопья быстро запорошили наши следы и залепили темное тело машины. Мы распределили обязанности на случай встречи с врагом. Кроме автоматов, гранат и личного оружия, у нас была и портативная радиостанция, работающая от батарей.

— Надо вернуться к самолету, снять пулемет и забрать нашу аварийную радиостанцию, — обратился к старшему группы Сергей. — Она работает не только от батарей, но и от ручного электроагрегата.

— Сейчас четверо, по двое, лесом обогнут поле, — сказал старший. — Если следов пребывания фрицев не обнаружат, вернемся к самолету и заберем, что надо.

— Кто пойдет? — спросил Орлов.

— Два человека от нас и двое из экипажа.

Десантники распаковали один из своих мешков, достали четыре маскхалата. От экипажа вызвались идти мы с Сергеем.

— Отлично, штурман и снимет кроки. Поскольку мои люди в разведке имеют опыт, предлагаю: радист пусть идет с сержантом, а штурман в паре с Крючком.

— С каким еще Крючком? — спрашиваю я.

— Ну, с нашей девушкой. Это ее кличка... Если здесь немцы, немедленно возвращайтесь.

Девушка неожиданно появилась из-за толстого ствола березы.

— Пошли, полярник... — бросила она. — Я пойду впереди, а вы прикрывайте на всякий случай...

— Хорошо, но как вас зовут?

— Зовите Крючком, как все, — тихо ответила она.

Ступая след в след, я шел за девушкой. Минут через десять остановился, чтобы затянуть ремни унтов, а когда поднял голову, девушки нигде не было видно, и только цепочка следов тянулась на снегу. Вскоре следы оборвались. На мой тихий свист неожиданно громко раздался резкий крик: чуфори... чуффы... «Глухарь затоковал», — подумал я и тут же увидел свою спутницу. Она стояла в десяти метрах, прижавшись к белому стволу березы, и тихо смеялась:

— Кто же свистит в разведке? Эх темнота пилотская! Ну я и заглушила ваш свист... Пошли дальше, и не отставайте более чем на пять метров, — это прозвучало у нее как приказ.

Минут через тридцать она неожиданно остановилась, присела и мне дала знак сделать то же самое. Я втиснулся поглубже в сугроб и затих.

Вдруг мой слух уловил тихое поскрипывание снежного наста, и в то же время я увидел, как по опушке леса медленно двигается немецкий солдат, идет в нашу сторону.

— Один... Надо брать его, — шепнула мне Крючок.

Спрятавшись под могучей, разлапистой елью, мы ждали, когда немец приблизится. Видно было, что он идет к самолету, маскируясь опушкой. Только было странным, почему идет один и не боится леса...

— Останавливаю я, обезоруживаю, вяжите вы. Ясно?

Я кивнул — и все это вдруг мне показалось нереальной, детской игрой. И эта маленькая девушка, и таинственная фигура скользящего вдоль опушки леса немецкого солдата, и этот темный лес с его апрельским шелестом и запахами хвои... «Это же война», — вдруг остро пронзила мысль.

Тяжело дыша, фриц подходил к нашей ели. Набросив ремень автомата на шею, я достал свой охотничий нож, с которым никогда не разлучался в Арктике. Холод и тяжесть его рукоятки как-то сразу успокоили. Но ненадолго. Вдруг Крючок пружиной вылетает фрицу навстречу и тихо, но внятно говорит: «Хенде хох!» И что-то еще коротко и жестко. Немец отпрыгивает от нее ко мне спиной, и я со всего размаха бью рукояткой ножа его по голове. Фриц оседает на снег.

Связываем ему руки парашютным шнурком, а рот забиваем его же пилоткой. Девушка осматривает его и с упреком говорит:

— Зачем же так сильно? Ведь не медведь. Так можно и потерять «языка».

Я молча взваливаю немца на плечи, и мы идем обратно...

— Вот, «языка» прихватили, — говорит Крючок своему старшему, когда мы прибыли на место. — Штурман его угостил.

Старший выдернул изо рта пленника кляп. Солдат сплюнул на снег кровью и, приподняв голову, разразился такой красочной русской бранью, что наш Крючок стрелой отскочила в сторону, а мы обалдело смотрели на пленного.

— Ты что... не немец разве? — выдавил растерянно Кекушев.

— А вы-то кто? За что шарахнули бревном по голове?

— Тихо, отец. Разберемся. Где немцы?

— Немчура-то? Да вчера еще... как отошли. Ударила по ним наша артиллерия. Вот и отошли...

— А чего это на тебе форма фрицевская? Полицай, что ли?

— Развязывайте, расскажу, — он протянул руки.

Сергей разрезал шнур, старик по-хозяйски поднял его и, аккуратно свернув, засунул в карман шинели.

— Из соседней деревни я, в пяти километрах отсюда. Как ушли немцы, побросав свое имущество, мы всей деревней и приоделись. А ночью-то, вот недавно, прошел самолет, низко-низко. Какая-то новая конструкция, без шума...

Он замолчал и попросил закурить.

Старший отозвал нас с Орловым в сторону:

— Похоже, дед не врет. Если это Поповка, в ее районе действует партизанский отряд. Он должен знать. Сейчас спрошу.

Он подошел к старику, отвел его в сторону. А когда вернулись, оба улыбались и разговаривали как старые знакомые.

— Наш дед к тому же партизанский связной.

Расставив из десантников охрану, мы пошли к самолету. Дед внимательно посмотрел на меня, потом на торчащую из-за голенища рукоятку ножа:

— Кондратием Афанасьевичем меня кличут...

— Ты уж извини меня, — виновато сказал я, — впервые брал «языка».

— Впервые! Если бы не кисет с махрой под пилоткой, так и не узнал бы мое имя. Ну да ладно. Война. А этот чертенок-то — баба, а лиха, лиха... Люблю таких.

Сергей быстро наладил аварийную арктическую радиостанцию и связался с нашей передающей радиостанцией Главсевморпути. Мы дали свои координаты и попросили сбросить на парашютах бочки с бензином... Баки же залатаем сами.

Тщательно замаскировав самолет снегом и ветками, Кекушев и Сергей занялись ремонтом баков. А мы пошли обследовать поле. Осмотр показал, что взлет будет сложным.

В точно назначенное время Сергей связался с вылетевшим к нам самолетом и стал давать ему пеленги. Через сорок минут, сбросив бочки с горючим, он низко прошел над полем и, покачав крыльями, взял курс на восток.

Подтащив бочки к самолету, мы перекачали горючее в центральный бак и стали опробовать моторы...

На другой день десантная группа из пяти человек была выброшена в тылу первой линии врага, в точке, обозначенной ромбом из четырех костров.

Валентин Аккуратов, заслуженный штурман СССР

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 5222