Ирвинг Уоллас. Документ «Р»

01 июня 1979 года, 00:00

Рисунки Г. Филипповского

Продолжение. Начало в № 4, 5.

По дороге в Джорджтаун Кристофера Коллинза все время преследовала мысль: почему патер Дубинский пожелал встретиться с ним так срочно? Тогда, в госпитале, священник наотрез отказался нарушить тайну исповеди Бакстера. Что же произошло за это время? Странными казались и слова патера, что за входом в церковь установлено наблюдение.

Недоумевая, Коллинз хотел было поделиться мыслями со своими спутниками: шофером Пагано — бывшим чемпионом по боксу, которого он когда-то успешно защитил в суде и который был ему абсолютно предан, — и телохранителем, специальным агентом ФБР Хоганом, человеком тоже совершенно надежным. Но потом решил, что делать этого не следует. Священник просил его приехать по очень важному делу, ни малейшим образом не намекнув, в чем оно может заключаться. Так что и обсуждать-то пока нечего...

— Пагано, сверните на 37-ю, — Коллинз наклонился к шоферу. — Нас никто не должен видеть.

На углу Коллинз торопливо выскочил из машины, кинув через плечо:

— Поезжайте вперед и остановитесь через квартал. Я вас найду минут через пятнадцать-двадцать.

Закрыв за собой дверцу автомобиля, Коллинз увидел, что Хоган стоит рядом. Они оба проводили взглядом отъехавший лимузин, затем Коллинз посмотрел на телохранителя:

— Проводите меня до входа в квартиру патера. Но в дом я зайду один. Вы останетесь на улице, только постарайтесь никому не бросаться в глаза.

Дверь распахнулась, едва только Коллинз нажал на кнопку звонка.

— Входите, — услышал он знакомый голос.

Пожав Коллинзу руку, Дубинский проводил его в маленькую комнату.

— Я все сделал так, как вы просили: меня никто не видел, — сказал Коллинз. — Но кто же держит под наблюдением главный вход?

— ФБР.

— ФБР?! — переспросил недоверчиво Коллинз. — ФБР следит за вами? Но почему?

— Сейчас объясню, — ответил священник. — Прошу вас, присаживайтесь. Не хотите ли чаю или кофе?

Отказавшись, Коллинз присел на край дивана. Священник опустился в кресло рядом и сразу перешел к делу:

— Сегодня утром меня посетил некто мистер Гарри Эдкок, предъявивший мне удостоверение ФБР.

— Что ему от вас понадобилось? — удивился Коллинз.

— Он хотел знать, в чем исповедовался мне перед смертью полковник Ной Бакстер. Объяснил свой интерес к этому соображениями охраны внутренней безопасности государства. И, если бы не одно обстоятельство его визита, я был бы склонен рассматривать подобную просьбу как продиктованную добрыми, хотя и непродуманными намерениями; но, когда я отказался нарушить тайну исповеди полковника, мистер Эдкок начал мне угрожать.

— Угрожать? Вам? — переспросил Коллинз.

— Да. Но прежде всего я хотел бы узнать, откуда этому Эдкоку известно, что полковник Бакстер говорил со мной перед смертью и успел исповедоваться? От вас?

Коллинз напряг память и тут же вспомнил.

— Верно. С похорон Бакстера я возвращался в одной машине с Тайнэном и Эдкоком. По дороге мы говорили о полковнике, и совершенно невинно, просто мысль об этом не оставляла меня, я сказал, что Бакстер перед смертью очень хотел меня видеть, но я опоздал. Упомянул и о том, что вы последним разговаривали с полковником, но отказались отвечать на мои вопросы, сославшись на тайну исповеди. — Коллинз нахмурил брови. — Так вы говорите, что Тайнэн послал своего грязных дел мастера к вам, чтобы узнать о последних словах Бакстера? И, услышав ваш отказ, Эдкок пытался угрожать? Просто невероятно!

— Может, и не так уж невероятно. Но судить об этом вам.

— Чем же он угрожал?

Отец Дубинский вперил взгляд в журнальный столик.

— Отнюдь не намеками или обиняками. Обыкновенный шантаж, прямая и открытая угроза. Видимо, ФБР тщательно покопалось в моем прошлом, что в наши дни в порядке вещей, я полагаю?

— Стандартная процедура при проведении следствия ФБР.

— Или при желании ФБР найти компрометирующие материалы на человека, чтобы заставить его говорить. Даже человека, ни в чем неповинного.

— Законами подобные действия не предусмотрены, — скривил гримасу Коллинз. — Но мы оба знаем, как оно бывает на самом деле. Злоупотребления...

— Насколько я понимаю, только директор Тайнэн мог приказать провести столь тщательную проверку моего прошлого. Ведь Эдкок всего лишь его подручный, не так ли?

— Так.

— Что ж, ФБР раскопало эпизод в моем прошлом, давно похороненный как прискорбное происшествие. Молодым священником я получил свой первый приход в Трентоне, одном из гетто Нью-Джерси. Работая там, я начал активно бороться с наркоманией. Чтобы сорвать мою кампанию, преступники подложили наркотики ко мне в церковь и сообщили полиции. Власти обвинили меня в их распространении. Не вме-

шайся епископ, я бы с позором был изгнан из церкви. Но мне поверили на слово и сняли обвинение. Поскольку виновных не нашли, иных доказательств моей непричастности, кроме честного слова, не осталось. И вот сейчас этот эпизод стал достоянием ФБР. Им-то и пытался шантажировать меня мистер Гарри Эдкок.

— Просто... Просто не верится, — ошеломленно вымолвил Коллинз.

— И тем не менее это так. Мистер Эдкок угрожал опубликовать информацию о моем прошлом, если я откажусь нарушить тайну исповеди полковника Бакстера. Он прямо так и сказал. Я счел, что верность святым обетам важнее, чем репутация. Предложив Эдкоку поступать по собственному усмотрению, я выставил его вон.

— Я все еще нахожу ваш рассказ невероятным. Что же в исповеди Бакстера могло быть настолько важным, чтобы Тайнэн стал прибегать к подобным методам?

— Не знаю, — пожал плечами священник. — Думаю, что вы скорее в этом разберетесь, чем я, поэтому вам и позвонил.

— Но откуда же мне знать, что сказал вам Бакстер?..

— От меня. Я расскажу вам.

Коллинз даже дыхание затаил от волнения.

— Весь сегодняшний день я провел в размышлениях, — медленно продолжал священник. — Я не намерен сотрудничать с мистером Эдкоком и директором Тайнэном. Но я начал видеть в ином свете просьбу, с которой обратились ко мне той ночью в госпитале вы. Очевидно, что полковник Бакстер доверял вам. Умирая, он послал именно за вами. Следовательно, он хотел сообщить вам кое-что из того, что сказал мне. Тогда я решил, что должен выполнить не только духовный, но и светский долг и что я просто обязан передать вам последние слова полковника Бакстера.

— Я глубоко вам признателен, патер.

— Умирая, полковник Бакстер примирился с богом. Причастившись и закончив свою исповедь, он сделал последнее усилие вернуться к мучившей его проблеме земного бытия. — Священник порылся в складках сутаны. — Я записал по памяти последние слова умирающего после того, как меня посетил мистер Эдкок, чтобы ничего не напутать. — Патер развернул смятую бумажку. — Последними словами полковника Бакстера, которые, по моему твердому убеждению, предназначались вам, были: «Самый страшный мой грех... Я участвовал... Они не властны надо мной... Я свободен, мне нечего больше бояться... Тридцать пятая поправка...»

— Тридцать пятая поправка, — пробормотал Коллинз.

Искоса посмотрев на него, патер Дубинский продолжал читать.

— «Документ «Р»... Опасность должна быть остановлена немедленно, любой ценой. Документ «Р» — это...» Здесь Бакстер потерял сознание, потом очнулся снова и продолжал говорить. Разобрать его слова было очень трудно, но я почти уверен, что он сказал: «Разоблачить — я видел проделку — найдите...» Через минуту Бакстер скончался.

Коллинза обдало холодом. Обеспокоенный и растерянный, он ска-, зал:

— Документ «Р»? Он сказал документ «Р»?

— Дважды. Совершенно очевидно, что он хотел что-то рассказать об этом. Но не успел.

— И больше ничего?

— То, что я прочел, были последние слова полковника, которые мне удалось разобрать. Он пытался говорить еще, но понять уже нельзя было ничего.

— У вас есть хоть малейшее представление о том, что такое документ «Р»?

— Я надеялся узнать об этом от вас.

— Никогда раньше о нем не слышал, — сказал Коллинз, размышляя вслух. — Бакстер сказал, что считает самым страшным грехом участие в... непонятно в чем. И что его вынудили принять участие. Это все имеет отношение к тридцать пятой поправке и к какому-то документу «Р». Какая-то проделка, требующая немедленного разоблачения. Чтобы сказать все это, он и послал за мной?

— Оставил живым в завещание исправить содеянное им зло.

— Это завещание мне, его преемнику, — сказал Коллинз, продолжая размышлять. — Но почему не президенту? Почему не Тайнэну? Почему даже не своей жене?

— Вероятно, потому, что доверял вам больше, чем президенту или Тайнэну и потому, что считал вас способным понять больше, чем жена.

— Не понимаю, — вымолвил Коллинз в отчаянии, — что это за документ «Р»?

— Вероятно, вам следует выяснить это, и чем быстрее, тем лучше, — сказал священник, поднимаясь и протягивая Коллинзу бумажку с записями. — Теперь вы знаете все, что знаю я.

На следующее утро Коллинз вышел из дома, так ничего и не сказав жене о своем вчерашнем посещении церкви святой Троицы — инстинктивное желание оберегать любимую заставило его воздержаться от рассказа. Поэтому он ограничился тем, что сообщил жене о поручении президента отправиться в Калифорнию для выступления на съезде юристов и для участия в телевизионной дискуссии, а также для проведения посильной агитации среди местных законодателей в пользу 35-й поправки. Ехать с ним Карен отказалась, сославшись на беременность. Коллинз и не настаивал — понимал, что, помимо встречи с сыном Джошем, дел у него окажется очень много — ведь еще надо повидаться и с тем человеком, о котором говорил Хилльярд, — членом ассамблеи штата Калифорния Олином Кифом, обвиняющим ФБР в фальсификации данных о преступности в его штате. А после вчерашней беседы с патером Дубинским у Коллинза начали впервые зарождаться сомнения о роли ФБР.

По дороге в министерство он продолжал размышлять о завещании Бакстера. Что же должен он выяснить, что именно найти и разоблачить? С чего начать?

Прежде всего, конечно, следует заняться архивом полковника. Коллинз знал, что Бакстер хранил его отдельно от служебных досье, которые по сей день находились в сейфах министерства юстиции. Хотя служебные архивы тоже нужно просмотреть.

Легко сказать — просмотреть архивы. Но как? Что, собственно говоря, искать? И по какой системе? Проверить рубрику «Р» в надежде найти документ «Р»? Или рубрику «Т», где документы по 35-й? А может, посмотреть рубрику «П» — поправку? Но ведь то, что он ищет, может оказаться и в рубрике «С» — «секретные документы», или даже в рубрике «О» — от слова «опасность». Нет, на архивы надежды мало. Из того, что успел сказать Бакстер, ясно только одно, что ключ к тайне так просто не найти.

Теперь подумаем о людях, близко знавших полковника: членах семьи, сослуживцах, друзьях, всех, при ком он мог хоть раз упомянуть о документе «Р». С кого начать? Самой естественной кандидатурой казался директор Тайнэн.

Коллинз тщательно, со всех сторон обдумал, стоит ли ему начинать с директора ФБР. Очевидны два важных момента, призывающих к осторожности. Первое: почему Бакстер послал не за Тайнэном, а за ним? Потбму что не надеялся на Тайнэна? Но прямых к тому доказательств нет. И тем не менее Коллинз все меньше и меньше испытывал желание начать свой поиск с директора ФБР, потому что второй довод в пользу недоверия к Тайнэну маячил перед его глазами красным сигналом опасности: Тайнэн послал своего эмиссара Эдкока к патеру Дубинскому, чтобы не мытьем, так катаньем, а если необходимо, те и прямым шантажом выкачать все, что тот мог узнать. Искал ли Тайнэн сведений, ему еще неизвестных? Или хотел выяснить, не проболтался ли Бакстер о каких-то тайнах? Однако существует возможность, что Тайнэн осведомлен о документе «Р». И должен был бы дать разъяснения по этому вопросу своему коллеге и руководителю ведомства, к которому принадлежало его Бюро.

Да, встретиться с Тайнэном необходимо. Но красный сигнал опасности по-прежнему мерцал перед глазами Коллинза: «Продвигаться осторожно!» И сейчас же он вспомнил о человек куда более надежном и, вполне вероятно, хорошо информированном о делах полковника Бакстера, — о его вдове Ханне Бакстер. Ханна, всегда относившаяся к Коллинзу по-матерински, воспримет его расспросы с пониманием. Но что даст разговор с ней? Она прожила с Бакстером почти сорок лет. Вряд ли у полковника могли быть от нее серьезные секреты.

С другой стороны, почему же в таком случае умирающий полковник послал за ним, а не за ней, чтобы предупредить об опасности? Хотя это можно объяснить, например, тем, что полковник принадлежал к людям, считающим ненужным впутывать женщин в мужские дела, особенно в дела бывшего министра юстиции и его преемника.

Поднявшись в свой кабинет, Крис, Коллинз так и не решил еще, с чего начать.

Усевшись в кресло, он продолжал думать, не обращая внимания на скопившиеся на столе бумаги. И только появление Марион с чашкой горячего чая заставило его решиться.

— Скажите, Марион, где хранятся архивы Бакстера?

— Основной архив, служебный, остался у меня. А личный хранился в несгораемом шкафу в приемной, но примерно месяц спустя после того, как Бакстера забрали в госпиталь, этот шкаф отвезли к нему домой в Джорджтаун. Если вам надо что-нибудь найти, я могу съездить.

— Нет, спасибо. Я съезжу сам.

— Позвонить миссис Бакстер?

— Да, пожалуйста, позвоните ей и спросите, не сможет ли она уделить мне несколько минут сегодня во второй половине дня. Кстати, Марион, я здесь искал меморандум, озаглавленный «Документ «Р». Вы такого не припомните?

— Боюсь, что нет. Документа с таким названием мне подшивать не доводилось.

— Он связан с разработкой тридцать пятой поправки. Не проверите ли вы по досье?

— Сейчас же посмотрю.

К полудню секретарша передала ему два важных сообщения. Первое: она проверила весь архив и никакого документа «Р» не нашла. Коллинз и не удивился. Второе: миссис Бакстер будет рада видеть его в два часа.

Ровно без пяти два машина остановилась на тенистой улице у хорошо знакомого Коллинзу трехэтажного белого каменного особняка начала XIX века. Ослепительно улыбающаяся служанка-негритянка открыла Коллинзу дверь.

— Сейчас позову миссис Бакстер, — сказала она. — Не хотите ли подождать в патио? День сегодня чудесный.

Коллинз прошел во внутренний дворик. Посмотрев на свое отражение в воде бассейна, он уселся в кресло и закурил.

— Привет, мистер Коллинз, — раздался мальчишеский голос.

Обернувшись, он увидел Рика Бакстера, внука Ханны. Рик стоял на коленях на каменных плитах дворика и возился с кассетным магнитофоном.

— Привет, Рик. Что у тебя там случилось с машинкой? Не тянет?

— Никак не включается, — пожаловался Рик. — А мне надо обязательно починить ее к вечеру, чтобы записать телепередачу «История комиксов в Америке». Но ничего не получается.

— Дай-ка мне взглянуть, Рик. Я хоть и не мастер, но все-таки попробую...

Коллинз внимательно проверил, в правильном ли положении находятся клавиши, потом вскрыл магнитофон и сразу же заметил неполадку. Магнитофон заработал.

— Вот спасибо! — воскликнул Рик. — Теперь можно будет записать вечером телик. Я записываю самые интересные передачи и интервью по радио и телевидению. У меня лучшая фонотека в школе!

— Когда-нибудь пригодится, — сказал в ответ Коллинз и подумал: «Кассетный век. Интересно, умеют ли эти ребята грамотно писать, даже такие толковые, как Рик».

— Привет, ба, — услышал он голос Рика и поспешно встал, чтобы поздороваться с Ханной. Когда она подошла ближе, он обнял ее и поцеловал в щеку.

— Мне очень жаль, — сказал Коллинз. — Очень, очень жаль.

— Спасибо, Кристофер. Признаться, я рада, что все уже позади. Не могла смотреть, как он мучился. Сказать не могу, как мне не хватает Ноя. Но такова жизнь. Все там будем. — Она обернулась к внуку. — Оставь нас, Рик, иди в дом. Садись за учебники, и чтобы до вечера никакого телевизора.

Мальчик ушел, и Ханна Бакстер еще долго вспоминала о Бакстере, о прожитых вместе хороших годах, но потом вздохнула и сказала:

— Опять я все о нас да о нас. Расскажите лучше, как вам работается.

— Нелегко, — ответил Коллинз.

— Ной говорил, что его работа подобна стройке на зыбучих песках. Что бы ты ни предпринимал, все проваливается глубже и глубже. Но все же если кто и может сейчас справиться, то только вы, Кристофер. Я знаю, как глубоко верил в вас Ной.

— Поэтому он и послал за мной, Ханна?

— Разумеется.

— Что он сказал вам?

— Я была подле него, когда он очнулся. Он очень ослаб и говорил невнятно. Узнав меня, прошептал что-то ласковое, затем попросил: «Позови Криса Коллинза. Должен его видеть. Срочно». Говорил он, конечно, не так членораздельно, но смысл был такой. Поэтому я послала за вами. Жаль, что вы не успели.

— Но почему он не сказал вам то, что хотел передать мне?

— Он никогда не говорил мне о своих служебных делах. Был сдержан. Обсуждал вопросы только с теми, кого они касались. В данном случае он хотел что-то сказать вам. Жаль, очень жаль, что не успели.

— Да, очень жаль, что мне не удалось поговорить с Ноем. Многое стало бы понятнее. Я, например, никак не могу найти в его архиве некоторые дела. Секретарша сказала, что один из сейфов во время его болезни отправили сюда.

— Верно.

— Ханна, можно я загляну в него?

— Но здесь его больше нет. На следующий день после смерти Ноя мне позвонил Вернон Тайнэн и попросил разрешения забрать его на месяц-другой. Он сказал, что должен проверить, нет ли там секретных документов. Я с удовольствием отдала ему сейф и даже почувствовала облегчение — я всю жизнь нервничала из-за этих секретных документов, с которыми имел дело Ной. Так что позвоните Тайнэну. Вам ведь он не откажет.

«Странно, — подумал Коллинз. — Зачем Вернону Тайнэну понадобились личные бумаги полковника Бакстера?»

Рисунки Г. Филипповского

— Говоря конкретно, я ищу документ министерства юстиции, связанный с тридцать пятой поправкой. Он называется «Документ «Р». Вам он в сейфе не попадался?

— Я вообще ни разу не заглядывала в сейф. Зачем мне это?

— А Ной при вас никогда об этом документе не говорил?

— Что-то не припомню, — покачала головой Ханна Бакстер.

— Как вы думаете, мог он говорить об этом с кем-нибудь из друзей? — продолжал расспрос раздосадованный Коллинз.

— У Ноя было мало друзей, — ответила Хавна. — Он ведь был человеком довольно замкнутым. По работе он чаще всего общался с Тайнэном и Эдкоком, а вот из личных друзей... — Она задумалась. — Да, пожалуй, только один приходит на ум — Дональд. Дональд Раденбау. Он был ближайшим другом Ноя, пока не случилась эта история.

В первый момент это имя ничего не сказало Коллинзу, но он тут же вспомнил громкие газетные заголовки двухгодичной давности.

— После суда Дональда поместили в федеральную тюрьму в Льюисберге, — продолжала Ханна. — И, разумеется, Ной не мог с ним больше видеться, в его положении это было просто неудобно. Ной попал в такую же ситуацию, как в свое время Роберт Кеннеди, когда был министром юстиции и его друг Джеймс Лэндис оказался виновным в неуплате налогов. Кеннеди выступил с самоотводом, поскольку не мог вмешиваться в его дело. Вот и Ной не мог вмешиваться в дело Дональда Раденбау. Но он всегда верил в его невиновность и считал, что совершена юридическая несправедливость. Дональд был его ближайшим другом.

— Да, теперь вспоминаю, — ответил Коллинз. — Дело Раденбау было достаточно громким. Речь, кажется, шла о финансовых махинациях?

— Там запутанная история. Подробностей я не помню. Дональд имел адвокатскую практику здесь, в Вашингтоне, и стал советником прежнего президента. Его обвинили в попытке вымогательства денег или в получении их жульническим путем, точно не помню, у крупных корпораций, имеющих правительственные контракты. Речь шла о миллионе долларов, полученном незаконным путем якобы на проведение избирательной кампании. Во время следствия ФБР вышло на некоего Хайлэнда, и тот согласился выступить свидетелем, чтобы добиться смягчения приговора себе, и свалил всю вину на Дональда Раденбау. Он заявил, что Дональд находится на пути в Майами, чтобы передать деньги третьему участнику аферы. ФБР арестовало Дональда прямо в Майами, но денег при нем не нашли. Он отрицал, что вообще их видел. Тем не менее на ооновании одних лишь показаний Хайлэнда его судили и признали виновным.

— Да, да, — сказал Коллинз, — теперь совсем хорошо вспомнил. Приговор, по-моему, был очень суров?

— Пятнадцать лет, — ответила Ханна. — Ной тогда ужасно расстроился. Он всегда говорил, что советники предыдущего президента сделали из Дональда козла отпущения, чтобы спасти репутацию правительства. Вмешаться в процесс Ной никак не мог. Он принимал меры, чтобы смягчить приговор, но безуспешно. Я знаю, он надеялся, что Дональда выпустят на поруки, когда тот отсидит пять лет. Однако Ноя больше нет, и помочь Дональду теперь некому. Как бы там ни было, Дональд Раденбау — единственный человек, к которому вам стоит обратиться, помимо Вернона Тайнэна.

— Вы полагаете, Раденбау может что-то знать о документе «Р»?

— Трудно сказать, Кристофер, но Ной с ним часто советовался по затруднительным вопросам. — Ханна затушила сигарету. — Вы ведь можете посетить его в тюрьме и сказать, что хотите ему помочь, как помог бы Ной. Может, он и скажет то, что вам нужно. Я могу написать ему, чтобы он доверился вам — другу и протеже покойного Ноя.

— Напишите, пожалуйста, — поспешно попросил Коллинз. — И, разумеется, я постараюсь всячески ему помочь.

— Я так и так собиралась сообщить ему о случившемся. С ним. ведь никто, кроме его дочери, не переписывается. У него очень милая дочь, Сюзи. Сейчас живет в Филадельфии. Я напишу, что вы собираетесь его навестить. Когда вы сможете к нему поехать?

Коллинз мысленно пролистал свой календарь.

— В конце недели я должен быть в Калифорнии. Та-ак. Сообщите, пожалуйста, Раденбау, что я буду у него не позднее середины следующей недели, Большое спасибо, Ханна, это хорошая нить. — Встав, он подошел к ней и поцеловал ее в щеку. — Спасибо еще раз. Будьте здоровы. И, пожалуйста, звоните, если мы с Карен можем чем-нибудь быть полезны.

К машине он возвращался в гораздо лучшем расположении духа, но вскоре его хорошее настроение угасло. Раденбау-то Раденбау, но прежде всего придется выведывать тайну документа «Р» у директора ФБР. Как сделать это, Коллинз еще не представлял, но ясно видел, что рано или поздно это сделать придется. «Лучше раньше, чем позже», — решил он, садясь в машину.

Коллинз встретился с Верноном Т. Тайнэном в половине одиннадцатого следующим утром в конференц-зале, примыкающем к кабинету директора ФБР на седьмом этаже здания имени Гувера.

Коллинз надеялся, что встреча произойдет в кабинете Тайнэна, рассчитывая подсмотреть, там ли находится сейф Бакстера. Но Тайнэн, лично встретивший его у лифта на седьмом этаже, провел министра прямо в конференц-зал, где усадил во главе стола, пристроившись рядом на стуле.

Доставая из портфеля сводки по росту преступности в Калифорнии, Коллинз прислушивался к тому, как Тайнэн шутит со своей секретаршей, подающей чай и кофе. Со времени позавчерашней встречи с патером Дубинским Коллинз все больше и больше подозревал директора ФБР в каких-то еще непонятных, но явно темных махинациях, однако сейчас непринужденное поведение Тайнэна рассеивало эти мысли. Драчливое выражение лица Тайнэна сменилось радушием, весь он был сама прямота и обезоруживающая открытость. Ну как можно подозревать главного стража порядка страны? Должно быть, священник либо преувеличил, либо вообще превратно истолковал слова его эмиссара.

— И не забудьте, Бет, — сказал Тайнэн стоящей у двери секретарше. — Нас не тревожить.

Дверь закрылась, и Тайнэн всецело переключился на гостя.

— Чем могу служить, Крис?

— Я всего на минутку, — ответил, разбирая бумаги, Коллинз. — Готовясь выступать в Лос-Анджелесе, я включил в речь последние данные ФБР по преступности в Калифорнии, полученные вчера от вас...

— Да, они произведут надлежащее впечатление, — кивнул Тайнэн. — Цифры убедительные. Они заставят Калифорнию понять, что поправка к конституции нужна их штату куда больше, чем другим.

Коллинз изучающе рассматривал лист бумаги, который держал в руке.

— Должен отметить, что данные по Калифорнии превышают данные по другим крупным штатам. — Он поднял бумагу. — Они абсолютно достоверны?

— В той степени, в которой можно доверять сообщениям местных полицейских властей, — ответил Тайнэн. — Вы процитируете им их же данные.

— Просто хочу увериться, что у меня под ногами твердая почва.

— И еще какая! С этими цифрами вы заложите прочный фундамент для перехода к вопросу о тридцать пятой поправке.

Коллинз отхлебнул остывший чай.

— Разумеется, я перейду к ней, хотя и намерен выступать осторожно, чтобы не переборщить. Мне бы не хотелось ввязываться в настоящую дискуссию по этому вопросу, и я без энтузиазма отношусь к предстоящей встрече на телевидении. Откровенно говоря, с тех пор как я стал министром, у меня не было времени досконально изучить проект поправки со всеми ее пунктами и подпунктами.

— Ну о том, что вы справитесь, беспокоиться нечего, — сказал беззаботно Тайнэн. — Вы же выступали по поводу тридцать пятой на заседаниях комиссий конгресса и держались просто молодцом. И вы знаете о ней все, что вам нужно.

— Но, может... — заколебался Коллинз, — может, не все?

В глазах Тайнэна промелькнула вспышка беспокойства.

— Что же может быть еще? «Пора», — решил Коллинз.

— Существует своего рода приложение к поправке, именуемое «Документом «Р». В чем именно заключается это приложение? Какова его роль в поправке?

Сохраняя выражение невинного любопытства, Коллинз внимательно следил за Тайнэном.

Насупленные брови Тайнэна поползли вверх, маленькие глаза широко раскрылись. Но прочитать в них нельзя было ничего. Либо Тайнэн прекрасный актер, либо ссылка на документ «Р» абсолютно ему непонятна.

— Роль чего? — переспросил он.

— Документа «Р». Я надеялся, что вы сможете рассказать мне о нем, чтобы я был готов к любым вопросам.

— Крис, я понятия не имею, о чем вы говорите. Откуда вообще взялся какой-то документ «Р»? Что это такое?

— Не знаю. Разбирая старые бумаги Ноя Бакстера, я увидел это название на одном из меморандумов по поводу подготовки тридцать пятой поправки.

— Он у вас с собой? Интересно бы взглянуть, может, его вид освежит мою память.

— В том-то и дело, черт возьми, что у меня его больше нет. Я выбросил его вместе с ненужными старыми бумагами Ноя, но название застряло в голове, вот я и спросил. Думал, может, вы знаете, — он пожал плечами. — Но раз не знаете...

— Повторяю, — сказал Тайнэн твердо. — Я не имею ни малейшего представления, о чем вы говорите. Вы можете быть совершенно уверены в том, что обладаете всей информацией, необходимой для успешного выступления в Калифорнии. Сделайте свое дело, мы сделаем свое, и Калифорния, без сомнения, примет поправку. Мы поставили все на одну лошадь, заезд всего лишь через месяц, и я не намерен проигрывать, Крис.

— Я тоже, — сказал Коллинз, пряча в портфель свои бумаги. — Что ж, полагаю, что я полностью подготовился.

Выйдя в коридор, Коллинз спустился по лестнице на шестой этаж, обдумывая на ходу результаты встречи. Тайнэн ничем не показал, что имеет хотя бы малейшее представление о документе, который умирающий Бакстер назвал чрезвычайно опасным. И все же... Взгляд его остановился на огромном колодце в центре этажа. Подойдя к нему, Коллинз взглянул вверх. Крыши над колодцем не было. Потом посмотрел вниз, на оживленный пешеходный тротуар, проходящий прямо через первый этаж ФБР. Коллинз вспомнил, как, попав сюда впервые туристом, он спросил сопровождавшего его специального агента, зачем в самом центре здания сделали такой гигантский проем и почему над ним нет крыши.

— Для того, — ответил гид, — чтобы штаб-квартира нашего ФБР выглядела менее замкнутой, таинственной и угрожающей. Ее построили так, что она кажется широко открытой взгляду, чтобы и мы казались общественности открытыми настежь.

«Вот именно, «казались», — подумал Коллинз. Весьма вероятно, что директор так же, как и здание его Бюро, скрывает правду под маской «открытости». Что ж, остается Калифорния, где можно собрать сведения о действиях Тайнэна, а также тюрьма в Льюисберге, где, возможно, он узнает кое-что и о Тайнэне, и о документе «Р».

Директор Тайнэн, насупившись, стоял посреди кабинета, поджидая Гарри Эдкока.

Когда тот вошел, тихо притворив за собой дверь, Тайнэн, не поднимая взгляда от пола, сказал:

— Он только что ушел.

— Что ему понадобилось?

— Игры со мной играть вздумал. Помощь, мол, ему нужна, чтобы речь написать. Все вранье, — фыркнул Тайнэн.

— Чего же он хотел на самом деле?

— Попытался выведать, знаю ли я что-нибудь о так называемом документе «Р».

— И что же?

— Я сказал, что не имею об этом ни малейшего представления, — посмотрел на Эдкока Тайнэн.

— С чего он взял, что такой документ существует?

— Не знаю. Нашел якобы упоминание о нем в бумагах Ноя. Врет, — снова фыркнул Тайнэн и заглянул Эдкоку прямо в глаза. — Пронырлив стал наш мистер Коллинз, все высматривает, как бы нагадить.

Эдкок молча кивнул.

— Я думал, он славный малый, хоть и пустобрех интеллигент, у которого еще молоко на губах не обсохло. И считал его нашим, потому что привел его Ной. Но больше я так не считаю. Сдается мне, что он выпендривается и напрашивается на неприятности.

— То есть, шеф?

— То есть полагает, что он умнее Вернона Т. Тайнэна. Слушай, Гарри, этот дом — памятник Джону Эдгару Гуверу. А памятником мне должна стать тридцать пятая поправка.

— Так и будет, шеф, — пылко сказал Эдкок.

— Да? Ну вот, нужно как следует втолковать это мистеру Коллинзу. Присмотри-ка за ним. И не только здесь, но и в Калифорнии. — Тайнэн сделал угрожающую паузу. — В Калифорнии особенно. Давай-ка потолкуем об этом, Гарри.

Коллинз рассчитывал прилететь в Сан-Франциско в полдень четверга, поселиться в своем любимом номере в гостинице «Святой Франциск», за коктейлем встретиться с двумя из четырех окружных калифорнийских прокуроров. Затем подождать приезда из Беркли девятнадцатилетнего сына Джоша, с которым не виделся восемь месяцев. Вместе с сыном поехать в ресторан «Эрни», чтобы не торопясь и с удовольствием поболтать за ужином.

Но все получилось совсем не так.

За два дня до отъезда из Вашингтона Коллинз позвонил сыну, чтобы условиться о встрече.

— Как поживаешь, Джош?

— Чертовски занят. Много задают, да и других дел полно.

— Все еще интересуешься политическими науками?

— Интересуюсь, да уж больно скучно преподают.

— Мать давно видел?

— Последний раз в день ее рождения. Ездил к ней в Санта-Барбара.

Затем Джош тактично спросил о здоровье Карен, которую видел лишь два раза. Коллинз колебался, стоит ли говорить сыну о ее беременности, и все-таки сказал. К его облегчению, Джош пришел в восторг и рассыпался в поздравлениях.

— Когда же я увижу вас обоих? — спросил сын.

Рисунки Г. Филипповского

— Поэтому и звоню, — ответил Коллинз. — Если не занят, можешь увидеть меня на этой неделе. В четверг прилетаю в Сан-Франциско. — Он объяснил сыну цель своей поездки.

После короткой паузы Джош спросил:

— Будешь пробивать в своей речи тридцать пятую, папа?

Почувствовав неладное, Коллинз ответил:

— Да.

— Почему?

— Потому что обязан. Я ведь член правительства.

— Не считаю это достаточной причиной, папа.

— Есть и другие. О тридцать пятой можно сказать много хорошего.

— Мне так не кажется, — ответил Джош. — Буду с тобой откровенен. Я сказал уже, что занят другими делами, помимо учебы. Так вот, я занят тем, что каждую свободную минуту посвятил борьбе против этой поправки. Я вступил в группу Тони Пирса. Мы, «Защитники Билля о правах», намереваемся дать в Калифорнии настоящий бой.

— Желаю удачи, но думаю, что вас побьют. Президент проталкивает поправку всеми силами.

— Подумаешь, президент, — презрительно фыркнул Джош. — У него же голова пуста, как баскетбольный мяч. Нас тревожит не президент, а Тайнэн. Это же просто-напросто копирка с Гитлера.

— Не стоит заходить так далеко, Джош. Он полицейский, и у него трудная работа. Гитлером здесь и не пахнет.

— Могу доказать, что ты ошибаешься, — выпалил Джош.

— То есть?

— Сторонники тридцать пятой утверждают, что она будет применена лишь при крайних обстоятельствах, ну, например, при попытке государственного переворота.

— Совершенно верно.

— Мне кажется, папа, что те, кто стоит за поправкой — я имею в виду не тебя, а Тайнэна с его бандой, — строят более обширные планы и ждут только принятия поправки, чтобы начать действовать.

— В каком же направлении?

— Не хочу говорить по телефону, но доказать могу.

— Что ты можешь доказать? — Коллинз с трудом сдерживался.

— Я тебе кое-что покажу. Свожу прямо на место. Это откроет тебе глаза. Мы — люди из группы Пирса — бережем свою находку как один из крупных козырей, которые намерены предъявить за несколько дней до голосования. Но мои друзья не будут возражать, если я покажу ее тебе, они ведь понимают, кто ты. Может быть, я сумею изменить твои взгляды.

— Я готов объективно рассмотреть любые разумные доказательства. Но если ты не хочешь говорить по телефону, объясни хотя бы, где твое доказательство находится. Ты ведь понимаешь, что мое время очень ограничено.

— Тебе не придется тратить время зря. Я сам тебя туда отвезу. Пожалуйста, прошу тебя.

Коллинз заколебался. Сын никогда в жизни еще ни о чем его не просил.

— Что ж, попробую выкроить время.

— Тогда встретимся в четверг в Сакраменто.

— В Сакраменто?

— Оттуда до нужного нам места не очень далеко.

Поскольку Коллинз был не только министром юстиции, но и любящим отцом, он перенес встречу с окружными прокурорами из Сан-Франциско в Лос-Анджелес и, вместо того чтобы вылететь в Сан-Франциско, вылетел в Сакраменто.

Джош, загорелый и подтянутый, с аккуратно подстриженной бородкой, встретил его в аэропорту, сгорая от внутреннего нетерпения. Обняв отца, он повел его прямо к взятому напрокат автомобилю...

Коллинзу казалось, что они едут уже целую вечность, но Джош уверял, что до цели оставалось совсем немного. Он так и не объяснил, куда везет отца.

— Сам увидишь, — то и дело повторял он.

Джош красноречиво излагал позицию своих сторонников. Он с энтузиазмом перечислял отцу права, гарантируемые американскому гражданину конституцией, и Коллинз даже заворочался на сиденье — почему эти дети всегда считают, что их родители ничего не знают? Или знали, но уже успели забыть.

— ...и теперь тридцать пятая поправка перечеркнет все наши права и свободы!

Коллинз, уставший уже слушать сына, вяло сказал:

— Ты преувеличиваешь, Джош. Тридцать пятая поправка будет использована для твоей же защиты, да и не думаю, что дело вообще когда-нибудь дойдет до ее применения.

— Не дойдет, да? Подожди-ка, я что-то тебе покажу через несколько минут.

— Что, мы уже приехали? Джош посмотрел в окно.

— Почти.

Много в Америке разнообразных ландшафтов, подумал Коллинз, но такой заброшенной местности встречать еще не приходилось. За последний час он почти ничего не видел, кроме пересохших озер, заколоченных ферм да одиноких бензоколонок. И вдруг он увидел небольшой магазин, кучку людей у входа, еще несколько человек у автозаправочной станции и облезлый дорожный знак с надписью «Ньюэлл».

Джош показал водителю дорогу и вскоре попросил его остановиться.

— Куда ты меня завез? — изумленно спросил Коллинз.

— В Тьюл-Лейк, — торжествуя, объявил Джош.

Название показалось Коллинзу знакомым.

— Создан по приказу Рузвельта два месяца спустя после нападения Японии на Пирл-Харбор, — напомнил Джош. — Американцы японского происхождения считались неблагонадежными, поэтому сто десять тысяч человек были арестованы — хотя две трети из них имели американское гражданство — и размещены в десяти лагерях. Тьюл-Лейк был одним из них, самым страшным из американских концлагерей, и восемнадцать тысяч американцев японского происхождения сидели здесь за решеткой.

— Этот факт нашей истории не нравится мне так же, как и тебе, — ответил Коллинз. — Но при чем тут тридцать пятая поправка?

— Сейчас увидишь.

Открыв дверцу, Джош вылез из машины. Коллинз последовал за ним и очутился на сухом горячем ветру. Они были совсем рядом с какими-то строениями — то ли гигантской современной фермой, то ли с каким-то заводом — ряды кирпичных зданий и домиков из гофрированного железа, обнесенные новехоньким бетонным забором.

— Так это и есть Тьюл-Лейк? — спросил Коллинз.

— В новом варианте, — ответил Джош. — Вот почему я и привез тебя сюда.

— Давай ближе к делу, Джош.

— Хорошо. Но позволь, я тебе сначала кое-что покажу, так будет легче понять. — Из большого конверта, который он все время держал в руках, Джош достал с полдюжины фотографий и вручил отцу. — Мы получили их в Лиге американских граждан японского происхождения. Эти фотографии старого лагеря были сделаны год назад с места, на котором сейчас стоим мы. Посмотри-ка.

Коллинз увидел снимки развалившегося забора с проржавевшей колючей проволокой наверху, старые развалины бараков за забором, покосившуюся сторожевую вышку.

— Но это же совсем другое, — сказал он сыну, возвращая снимки.

— В том-то и дело, — ответил сын. — Снимки сделаны год назад, и на них, как видишь, одни развалины. А теперь посмотри на сегодняшний Тьюл-Лейк. Новехонький, с иголочки забор — снизу фундамент из армированного бетона, сверху колючая проволока, а по проволоке идет ток. Новенькая сторожевая вышка, а на ней прожекторы. Три только что отстроенных барака, и еще четыре строятся. О чем все это говорит?

— Только о том, что здесь ведутся строительные работы.

— А для чего? С какой целью? Я тебе скажу: по секретному приказу правительства восстанавливается Тьюл-Лейк — будущий концлагерь для жертв массовых арестов, которые будут проведены сразу же после вступления в силу тридцать пятой поправки к конституции.

— Слушай, Джош, неужели ты ожидаешь, что я приму твои слова всерьез?

— У нас есть свои источники. Здесь строят по приказу правительства. И совершенно очевидно, что строят концлагерь.

— Послушай, черт тебя возьми, никакой это не концлагерь. Их нет и не будет в нашей стране. Бог ты мой, Джош, все это такие же сплетни, как в 1971 году, когда несколько студенческих радикальных газет обвинили Никсона и его министра юстиции Митчелла в том, что те тайно восстанавливают бывшие лагеря для японцев, чтобы упрятать в них инакомыслящих. Но доказать этого никому не удалось.

— Не удалось и опровергнуть.

Краем глаза Коллинз увидел по ту сторону забора двух людей, идущих к воротам.

— Хорошо. Я прямо сейчас опровергну твои бредовые домыслы. Подожди меня у машины.

Один из тех двух был в военной форме, второй в джинсах и спортивной рубашке. Пожав друг другу руки, они разошлись. Штатский пошел обратно на стройплощадку, военный остался у ворот и настороженно следил за приближающимся Коллинзом.

— Вы часовой? — спросил Коллинз.

— Да.

— Это собственность федерального правительства?

— Да. Я могу вам чем-нибудь помочь, сэр?

— Я сотрудник правительства и хотел бы осмотреть вашу территорию.

Часовой пристально посмотрел на Коллинза.

— Не знаю, право, сэр. Конечно, раз вы представляете правительство... — Повернувшись, он сложил ладони рупором и громко крикнул: — Тим, эй, Тим! — Человек в джинсах остановился. — Этот парень говорит, что он от правительства. Подойди!

Коллинз ждал, пока второй человек, грузный, массивный, подойдет к нему.

— Здравствуйте, моя фамилия Нордквист, я начальник строительства, — представился тот. — Чем могу служить?

— Я... я хотел осмотреть ваш объект. — Коллинз решил было предъявить документы, но передумал. Узнают еще, что министр юстиции позволил втянуть себя в такую идиотскую историю, срама потом не оберешься. — Я сотрудник министерства юстиции.

— На вход нужно разрешение. Либо Пентагона, либо ВМФ.

— У меня нет разрешения, — растерянно ответил Коллинз.

— Тогда извините. Без этого нельзя. Закрытая зона.

— Вы сказали, ВМФ?

— Ну это не секрет. Здесь часть проекта «Сангвин» под названием «СНЧ». Разве вы не слыхали?

— Не уверен.

— «СНЧ» означает «сверхнизкие частоты». Одна из станций ВМФ для связи с подлодками в период подводного плавания. Об этом писалось в газетах. Возвращайтесь с пропуском, и мы с удовольствием покажем вам объект.

Коллинз шел к машине, чувствуя себя глупее некуда. Стараясь сдерживаться, он терпеливо объяснял Джошу, что к чему, дословно повторяя слова Нордквиста.

— Так что можешь сказать Пирсу и всем своим друзьям, что они попали пальцем в небо. Здесь объект ВМФ, и больше ничего.

— Да что ты, папа, господь с тобой, — не сдавался Джош. — По-твоему, они так и скажут, что строят концлагеря? Зачем же тогда здесь тюремные бараки?

— Эти здания просто кажутся тебе бараками.

— Флот в подобной архитектуре не нуждается. А вышка им зачем? А проволока под током? Почему такая секретность?

— Нордквист сказал, что обо всей этой секретности можно прочитать в газетах.

— Еще бы! Ты просто не хочешь смотреть правде в глаза, а твой президент и ФБР водят тебя на веревочке.

— Или кто-то водит тебя, — сказал через плечо Коллинз, направляясь к машине. — Ладно, садись, пора возвращаться к цивилизации.

Обратно ехали молча. И только расставаясь с сыном в аэропорту Сакраменто — мальчик возвращался в Беркли через Оклэнд, — Коллинз улыбнулся и обнял его за плечи.

— Слушай, я не имею ничего против, я даже горд, что ты можешь так увлечься своим делом. Но, предъявляя обвинения, следует проявлять осторожность. Сначала надо тщательно проверить факты, а уж потом публично обнародовать их.

— В данном случае у меня нет никаких сомнений в фактах, — ответил Джош.

Упрямство сына просто сводило с ума.

— Ну хорошо! Что, если я докажу тебе, что мы видели законный военно-морской объект? Тебя убедят конкретные объективные доказательства?

Впервые Джош улыбнулся:

— Что ж, годится. Докажи, и я признаю, что был не прав. Но докажи по-настоящему.

— Обещаю. А теперь мне пора к самолету. Меня ждет встреча с членом ассамблеи Калифорнии, разделяющим твои взгляды. Ему тоже, придется многое доказывать.

Продолжение следует

Сокращенный перевод с английского Ю. Зараховича.

Рубрика: Роман
Просмотров: 3634