Джанги, лавина!

Джанги, лавина!

Джанги, лавина!

И не молодой ведь человек Иосиф Кахиани — войну прошел, немало побед одержал в альпинизме, неоднократный чемпион Союза, заслуженный мастер спорта, — казалось бы, почивай на лаврах. Но не таков Кахиани, его легко увлечь новым делом, было бы только оно необычным.

Несколько лет назад возглавил он команду, которая проехала на мотоциклах через перевалы Центрального Кавказа, по моренам, снегам и ледникам. Говорили ему: не альпинистское это дело. Но Иосиф упрям. Даже сломанная на мотоцикле нога не поубавила его энтузиазма. Протащили они свои машины чуть ли не по альпинистским маршрутам. Сняли интересный, красочный фильм. И вот теперь новое увлечение...

Здесь он встретил непонимание даже у своих соседей, жителей кабардино-балкарского селения Терскол: «Слушай, зачем тебе собака?! Собака сторожить должна, на цепи сидеть, а ты с ней, как с ребенком, возишься. Что с тобой, Иосиф?»

А Кахиани сооружает возле своего дома собачью площадку, строит спускающуюся на две стороны лестницу, деревянный барьер, кладет бревно, устанавливает для своей овчарки красивую будку. И каждый день занимается со своим Джанги. Пес получил имя по названию известной кавказской вершины Джангитау.

Иосиф Григорьевич и Джанги неразлучны, так вместе и ходят.

Отнюдь не от одиночества завел себе Иосиф собаку, друзей у него много — дай бог каждому столько. А его Джанги — собака особенная: она спасла уже не одну человеческую жизнь.

— В прошлом году, — рассказывает Иосиф Григорьевич, — проводилась научная экспедиция в районе Тырныауза, которая изучала селевые потоки, и я был в ней инженером по технике безопасности. Остановились мы на реке Каяртису возле селения Георхаджан. И вот десятого августа в пять часов утра будит меня Джанги. Я не хочу просыпаться, а он бьет меня лапой, поддевает носом, вставай, мол, и все... Оказывается, он почувствовал запах селя. Когда идет грязекаменный поток, то пахнет битым камнем, почти как при взрыве. Я этого сначала не почувствовал, но у Джанги выдающийся нюх! Встал я, вышел из палатки и все понял — идет большой сель, надо спасать людей. Вывел по тревоге всю экспедицию на гору, всех восемнадцать человек. И здесь началось...

Хорошо, что успели предупредить жителей селения: сель снес девять домов, уничтожил мосты, слизнул электростанцию и выше Тырныаузского комбината перекрыл дорогу. Перед этим целую неделю шли дожди, и все могло кончиться гораздо хуже. Но жертв не было. Запоздай мы с Джанги часа на два, не знаю... Плохо было бы.

Мы сидим в небольшом домике Иосифа, который внутри больше похож на музей, чем на жилую квартиру. Все стены увешаны альпинистским снаряжением, спортивными вымпелами с наградами-значками, фотографиями друзей. Среди этих фотографий портреты с дарственными надписями первовосходителя на Джомолунгму Тенсинга и руководителя этой экспедиции лорда Ханта, писателя Олега Куваева и друга по связке Михаила Хергиани...

По подсчетам Кахиани, Джанги спас уже сорок девять человек, и среди них группу в тридцать альпинистов.

Иосиф рассказывает, как это было.

— 22 июля 1978 года, во время проведения кабардино-балкарской альпиниады в честь 60-летия комсомола, на Эльбрусе резко испортилась погода. Сплошной туман, никакой видимости. Группа альпинистов вышла ночью на вершину — и нет ее. Следы тут же замело снегом. Как их найти? И тогда на рассвете я пустил Джанги. Он сразу взял след и пошел. Мы с братом Джумбером еле поспевали за ним, хотя пес был на поводке. Оказалось, альпинисты заблудились в облаках и пошли в сторону Ирика. А там трещины, ледовые сбросы, ледопад — гибель. Собака нашла их, и мы вывели группу. Все окончилось благополучно...

Ну, хорошо, чутье у собаки, нос, — продолжает Иосиф, — а вот скажи мне, как собака может чувствовать приближение лавины? Как может знать, что скоро здесь пройдет лавина? А ведь знает, скулит.

Кстати говоря, подобные ситуации были не раз описаны в литературе.

Например, случай со знаменитой альпинистской лавинной собакой по кличке Дьеп. Отыскав засыпанных снежной лавиной пятерых крестьян, она вдруг села и завыла. Люди сначала ничего не могли понять: все попавшие в лавину были найдены, почему она воет? Спасателям стало не по себе от ее воя, и они поторопились покинуть это место. Через десять минут сошла вторая, еще более мощная лавина. Не уйди они отсюда вовремя, все были бы погребены.

— Джанги находил попавших в снежную лавину? — спрашиваю я.

— Нет... пока нет, — говорит Кахиани. — Не представлялось случая. Но я все-таки тренирую его. Закапываю в снег рюкзак, и Джанги его находит. Находит даже после снегопада, на второй или третий день. Если потребуется, он разыщет под снегом и человека. Слава Усов приезжал, объяснил, как тренировать Джанги, оставил инструкцию.

Мстислав Иванович Усов, лесник подмосковного Зеленоградского леспаркхоза и инструктор альпинизма, — большой энтузиаст воспитания лавинных собак. Именно он стал инициатором и организатором в нашей стране СПСС — службы поисково-спасательных собак, создал на общественных началах несколько команд спасателей. Изучив богатый зарубежный опыт, Мстислав Иванович разработал подробные инструкции по обучению лавинных собак.

Для поисков людей, засыпанных снежными лавинами, собаки используются уже несколько сот лет. У известного альпийского перевала Сен-Бернар, на высоте 2472 метра, издавна существовал монастырь. Через него шли торговцы и паломники, они часто блуждали в тумане, попадали в снежные лавины, замерзали от холода и усталости. Монахи спасали путников, и помогали им в этом огромные лохматые собаки с длинными висячими ушами. Эта порода собак так и называлась — сенбернары, На шее они носили корзинки с вином и едой, а на спине — шерстяные одеяла. Чучело одного из этих добрых псов, сенбернара Барри, и сейчас стоит в Бернском музее. Барри спас от смерти более сорока человек. Когда собака стала старой и беспомощной, она получила за свои заслуги пенсию от города Берна.

Теперь сенбернары очень редки. Еще полтора века назад о них писали: «Только четыре поколения этих собак могли быть сохранены во всей чистоте породы, но их так много погибло от лавин и морозов, что ныне чистой породы более уже не существует». Сенбернаров на этой работе заменили немецкие овчарки. Усов считает, что лавинные собаки не должны быть очень большими. Их приходится возить в транспорте, иногда переносить или переправлять в рюкзаке, да и прокормить пса средних размеров гораздо легче. Порода также не имеет значения. Главное для лавинной собаки — чутье, выносливость, активность, уравновешенность характера и незлобивость к незнакомым людям.

Хорошо обученная собака находит человека под снегом на глубине двух-трех метров. Бывали случаи, когда она обнаруживала пострадавшего даже на глубине пяти метров. Собака обычно идет «челноком», как легавая на охоте, и, почувствовав запах незнакомого человека, начинает раскапывать снег в том месте, где обнаружила его. Важно, чтобы до прибытия собаки с проводником люди не наследили и не принесли с собой посторонних запахов, которые могут помешать поиску.

Несмотря на то, что человек под рыхлым сухим снегом может иногда жить несколько суток, лавинные собаки не всегда находят людей живыми. Отчего это? Да оттого, что прибывают на место слишком поздно — даже если их перебрасывают вертолетом. И здесь есть только один выход: держать лавинных собак непосредственно в районах зимнего спорта и в высокогорных селениях. Вот почему наши первые службы поисково-спасательных собак появились в Приэльбрусье и в Верхней Сванетии, там, где проходят главные альпинистские маршруты.

— Слушай, — говорит мне Иосиф Кахиани, — я видел в кино специальные сумки для собак, вроде маленького вьюка. Посмотри в Москве, а? Будет и мой Джанги на себе аптеку носить или еду, как сенбернары.

И я обещаю поискать в Москве такие сумки.

— А теперь пойдем, покажем Саше, что мы с тобой умеем, — обращается Иосиф к своему псу.

Мы выходим из домика, и веселый Джанги взбирается по крутой лесенке, прыгает через высокий забор, ложится по команде, ползет на брюхе, в общем проделывает все, что положено воспитанной собаке.

— Хороший пес, хорошая собака, — треплет Иосиф своего Джанги по густой шерсти. — Хорошая собака, добрая собака, полезная собака...

И в благодарность Джанги тычет своим мокрым носом в руку Кахиани.

Александр Кузнецов, мастер спорта СССР по альпинизму

 
# Вопрос-Ответ