Поднятый из пучины

01 февраля 1979 года, 00:00

 

Это был один из крупнейших кораблей «парусного века» — Густав II Адольф из династии Ваза не оставлял мысли о господстве Швеции на море и повелел заложить на стокгольмской верфи гигантский фрегат — флагман королевского флота, которому дали название «Ваза». По расчетам, этот корабль водоизмещением несколько больше 1300 тонн, при общей площади парусов около 1200 квадратных метров должен был по скорости превзойти все известные тогда военные суда подобного типа — нидерландские, испанские, английские. Высшее командование установило число членов экипажа — 137 человек. «Ваза» также должен был принять на борт и «морскую пехоту» — 300 солдат.

Поднятый из пучины

Значительной была огневая мощь «Вазы». Он был вооружен 64 бронзовыми пушками, которые стреляли круглыми ядрами, цепными ядрами, ядрами с пиками, зажигательными бомбами. Были среди них и тяжелые орудия, заряды которых состояли из маленьких пуль и железного лома.

Наступил ясный погожий день 10 августа 1628 года. «Ваза», полностью построенный и оснащенный, стоял у набережной, напротив королевского дворца. Тысячи и тысячи горожан собрались на праздничное торжество: новый флагман королевского флота отправлялся в свое первое плавание — на военно-морскую базу Эльвснаббен, к юго-западу от Стокгольма.

«Ваза» поражал зрителей своими размерами: он простирался в длину на 70 метров, включая бушприт. Корма поднималась почти на 20 метров. От киля до клотика было около 50 метров.

Когда все уже было готово к отплытию, на борт судна поднялись священники со своим причтом и освятили его. Затем, когда они сошли на берег, капитан Сеф-ринг Ханссон приказал отдать швартовы, и корабль со всеми поднятыми парусами плавно вышел на середину акватории порта. С берега доносились приветственные крики, пожелания счастливого плавания; люди махали шляпами, платками. Еще играла музыка... И вдруг от первого же, совсем несильного порыва ветра, донесшегося с открытого моря, «Ваза» резко накренился... Вода хлынула через нижние пушечные порты, и на глазах у всех судно со стоящими парусами пошло ко дну. Не спасся ни один человек... Густав-Адольф приказал немедленно арестовать мастеров, руководивших строительством «Вазы», и адмирала, в ведении которого находились военные верфи.

Но что могли они объяснить? Судно сооружалось в полном соответствии с проектом, чертежами. Но был ли совершенным и правильным сам проект?.. Некоторые из судостроителей утверждали, что расчеты корабля были сделаны неверно. Он не имел достаточной остойчивости.

Однако судебный процесс окончился безрезультатно. Точные причины катастрофы оставались неизвестными, никто не был осужден, хотя адмирал, о котором шла речь, и подвергся наказанию по службе.

В Стокгольме был объявлен траур. В церквах служили заупокойные мессы по погибшим. (Кроме экипажа, ни борту «Вазы» находились их жены и дети — всего около тридцати человек.)

В XVII столетии не раз пытались поднять судно, затонувшее на глубине 32 метров, но без успеха. Плавучая братская могила, возникшая, в сущности, на территории и в пределах шведской столицы, оставалась недосягаемой. Лишь спустя три с половиной десятилетия, в 1664 году, шведу фон Трейлебену удалось поднять большую часть пушек «Вазы» — 53 орудия.

Но минули семнадцатый век, восемнадцатый, девятнадцатый... Местоположение «Вазы» было забыто, а сам факт его гибели стал в ряд со многими другими историческими событиями, которые ушли в прошлое и сделались достоянием хроник, не более. Но вот в конце 40-х годов нашего, XX столетия нашелся человек, который поставил своей целью отыскать место, где покоится корабль «Ваза», и поднять его.

Этим человеком был инженер-офицер Андерс Франсен. Год за годом выходил он на своем катере и делал промеры, исследуя предполагаемое место гибели судна. Вся его экспедиция — это он сам и кое-какие весьма несложные приборы. Призывы энтузиаста и обращения к властям с просьбой о помощи оставались без ответа. Считалось, что за три с лишним века, протекших с момента гибели корабля, он давным-давно уничтожен бурями и останки его занесены илом.

Упорство Франсена было вознаграждено лишь в 1956 году: он определил место гибели корабля, а водолазы подтвердили, что «Ваза» цел. И было наконец решено поднять на поверхность эту редчайшую реликвию прошлого.

Надо было решить, как поднимать «Вазу». Был составлен план поэтапных подводных работ, которые растянулись почти на пять лет.

Первым делом под судном продули тоннели и протащили сквозь них стальные тросы. Затем после тщательной расчистки вокруг корпуса и частично внутри «Ваза» с исключительной осторожностью был оторван с помощью понтона от дна, и его подтащили ближе берегу, на мелководье.

И в апреле 1961 года многотысячная толпа огласила воздух приветствиями — из воды показался корпус фрегата, пролежавшего на дне 333 года.

Катер прошел под мостами, обогнул один остров, затем другой, третий и причалил неподалеку от трех параллелепипедов, один из которых стоял прямо на воде залива. И в нем, как в огромном эллинге, стоял красавец «Ваза».

Он действительно огромен и поражает воображение даже современного человека. Его ребра-шпангоуты и соединяющие их бимсы, его килевые крепления сделаны из мощных брусьев, а обшивка выглядит так, как если бы ее поставили совсем недавно. По всему обводу судна сделана наружная галерея, где могут проходить зрители, получая возможность обозреть судно со всех сторон. Видно, как стекают ручейки с влажного потемневшего дерева. Это делается потому, что на воздухе при высушивании дерево могло бы от внутреннего натяжения потрескаться и вызвать общее разрушение корпуса. Высушивание происходит постепенно, очень медленно. И одновременно идет процесс пропитывания всех деревянных частей корабля особым, предохраняющим от гниения составом.

Больше всего пострадало кованое железо. Оно было сильно испорчено ржавчиной. Но в общем вода сохранила в почти полной неприкосновенности то, что пролежало на дне бухты 33 десятилетия — изделия из кожи, ткани, золота, серебра, меди, бронзы, чугуна, даже дерева. Современность, наука получили необыкновенной щедрости подарок — двадцать четыре тысячи предметов. Достаточно сказать, что даже шесть 150-литровых бочек пороха вполне могли быть использованы по назначению после просушки. Обнаружились также и кое-какие книги, судовые журналы, библия, документы, письма.

А гид продолжает неторопливое объяснение... Вот там хранились паруса, блоки, снасти, весла, запасная древесина и другие материалы на случай починки... А тут стояла грот-матча, за которой помещалась плотницкая мастерская. В трюме, где прохладно, хранили продовольствие, кухонную посуду. Там же размещался и камбуз. По соседству с камбузом, в другом отделении, держали балласт, якорные тросы; крюйт-камера, где лежал порох, тоже в этом трюме.

О конечно, корабль был великолепен — на украшение королевского фрегата казна отпускала золото не скупясь. Достаточно сказать, что корма и нос — но особенно корма! — имели свыше 700 резных позолоченных скульптур. Офицерские помещения, размещавшиеся на всех пяти палубах кормовой части, были сплошь покрыты резьбой, как снаружи, так местами и изнутри.

Но для остального экипажа никакого комфорта не полагалось. Матросы спали прямо на досках в батарейных палубах. Кстати, манекены матросов «Вазы» одеты в ту же одежду, что была найдена при археологической очистке поднятого корабля. Увы, к одежде история оказалась милостивей, чем к памяти тех, кто носил ее... Имена только шести членов команды «Вазы» удалось установить исследователям. А ведь — напоминаю — погибло здесь около 170 человек...

З. Дичаров

Рубрика: Без рубрики
Ключевые слова: кораблекрушения
Просмотров: 6017