Дуэль на Дунае

01 февраля 1978 года, 00:00

«Моряки... на утлых ладьях борются с мониторами, взрывают их или заграждают минами и делают их безвредными...»

(Из приказа по русской действующей армии от 29 июня 1877 года)

Борьбу России за освобождение Болгарии начали, по существу, моряки, поскольку переброска армии на территорию порабощенной Болгарии была неизбежно связана с форсированием Дуная. Поэтому «скачок» через него и был, собственно, началом самой войны.

Широкая многоводная река и в обычных условиях представляла собой серьезную преграду. А из-за сильного половодья в тот год Дунай разлился во многих местах более чем на четыре километра. Мостов же через реку тогда не существовало, к тому же против самых удобных для переправы мест находились вражеские крепости с сильными гарнизонами и мощной артиллерией. По всему Дунаю турецкие полевые караулы с ближайшими резервами круглосуточно сторожили каждый метр берега.

Главной опасностью для переправы была мощная флотилия турок, насчитывающая до сорока паровых военных кораблей, имевших в общей сложности около 100 орудий. Среди них находилось 14 бронированных мониторов и канонерок, вооруженных семи- девятидюймовыми пушками.

У русских не было кораблей. А между тем бороться, сковать, если не уничтожить, вражескую флотилию было необходимо. Без этого не могла состояться переправа. Поэтому штабом главкома были подготовлены две роты гвардейских моряков из Петербурга и до двухсот человек черноморского отряда. Они прошли практический минный курс школы молодого лейтенанта С. О. Макарова — будущего знаменитого адмирала — и были горячими сторонниками минной войны, ибо другого реального средства борьбы с вражескими мониторами не было. И поэтому предложение лейтенанта Балтийского флотского экипажа Шестакова вооружить минами паровые шлюпки, как это сделал Макаров в Севастополе, получило «добро» главкома. С помощью отпущенных на это дело средств были оборудованы шесть катеров из имеющихся тринадцати.

Моряки одними из первых были двинуты к Дунаю, в район Браилова. Вслед за ними сюда прибыла осадная артиллерия большого калибра. И по береговым кручам реки стали оборудоваться огневые позиции батарей полевой и осадной артиллерии, положивших конец свободному плаванию вражеских броненосцев по Дунаю.

Почему именно Браилов был избран основным пунктом этих сосредоточений? Это будет понятно, если взглянуть на карту низовьев Дуная. Именно здесь между Галацем и Браиловом река несет свои воды по единственному основному руслу без протоков и рукавов. Фарватер здесь один, и всякий корабль, следующий по Дунаю, был доступен огню с румынского берега. Вторым, не менее важным обстоятельством явилось то, что вся турецкая флотилия располагалась по Дунаю выше Браилова. Тем самым она сразу была отрезана от баз снабжения, лишена связи со своим Черноморским флотом и потеряла возможность ведения всяких операций в устье Дуная.

Кроме того, на участке Галац — Браилов вблизи берега Дуная проходила единственная железная дорога, по которой шли основные перевозки русских войск и грузов в район сосредоточения. И она была уже вне досягаемости мощных орудий мониторов врага, не рисковавших теперь появиться здесь.

Так без выстрелов с обеих сторон прошло восемь дней, наступила ночь на девятый. На рассвете молочно-белый туман над Дунаем начал подниматься. Из пелены появилось огромное темное пятно, заметно увеличивающееся в размерах.

В медленно рассеивающемся тумане стали видны два турецких монитора — один стоял на фарватере против Браилова, другой ниже по течению. Разыгралась первая в кампании артиллерийская дуэль. В результате поле боя осталось за русскими артиллеристами. Ближайший вражеский броненосец со сбитой трубой и поврежденным рулем потерял ход и был отбуксирован своим напарником в глубь Мачинского рукава для ремонта, а также похорон капитана и двух турецких моряков.

11 мая 1877 года русские артиллеристы удачным залпом из шестидюймового осадного орудия батареи поручика Самойло и мортиры такого же калибра поручика Романова с не полностью еще оборудованной позиции отправили на дно Дуная новейший, самый мощный бронированный монитор врага «Лютфи-Джелиль». В результате прямого попадания в пороховую камеру монитор буквально в считанные мгновения оказался под водой — над поверхностью торчала лишь мачта с адмиральским флагом.

Флаг был снят русскими моряками на шлюпке во главе с полковником Струковым и отправлен на вечное хранение в Морской корпус (ныне Высшее военно-морское училище имени М. В. Фрунзе в Ленинграде). Они же спасли единственного уцелевшего матроса, выброшенного на берег взрывом.

Блестящая победа артиллеристов вдохновила моряков на новые подвиги. Морские офицеры во главе с лейтенантом Балтийского экипажа Александром Петровичем Шестаковым решили втайне от своего командования, на свой страх и риск подорвать вражеский броненосец шестовыми минами по примеру лейтенанта С. О. Макарова.

В ненастную, дождливую, темную ночь на 26 мая Шестаков во главе отряда из четырех катеров отправился на поиски вражеских мониторов. В кромешной тьме отряд обнаружил вражескую флотилию и атаковал стоявший в середине самый большой броненосец. Взрыв мины с главного катера был неудачным и преждевременно всполошил турок, открывших ураганную стрельбу из ружей и пушек. Но, несмотря на огонь, Шестаков на катере «Ксения» быстро и точно подвел мину под левый борт монитора. Раздался громоподобный взрыв. Так был потоплен второй самый мощный броненосец турок «Хивзи-Рахман».

Это была первая победа слабых катеров над мощными броненосцами врага. Вместе с тем это был первый опыт торпедирования броненосцев в боевой истории не только российского, но и мирового военного флота, вызвавший к жизни новый вид грозного оружия морского боя — торпедные катера. Все доблестные моряки получили за свой геройский подвиг боевые награды.

Ленинград

Л. А. Яшкин, гвардии полковник в отставке, член Общества советско-болгарской дружбы

Ключевые слова: Османская империя
Просмотров: 4245