Уильям Нолан. Клиент

Уильям Нолан. Клиент

Рисунок Н. Гришина

Как только Винс Томпсон вошел в квартиру, он сразу увидел этот белый квадратик — листок бумаги, просунутый под дверь.

«Так. Понятно, — подумал Винс. — С тех пор как я выполнил последнее задание, прошло около месяца. Правильно, пора».

Он запер дверь и развернул листок. Точно такой же, как все предыдущие: номер телефона и буква R. Винс запомнил написанные цифры и щелкнул зажигалкой — листок покоробился, потом почернел и рассыпался прахом. Отряхнув пальцы, Томпсон набрал номер.

— Это Винс, сэр. Получил уведомление.

— Готовы к работе? — голос был холодным и безликим.

— Давайте задание.

— Сегодня вечером. Шоссе Белл Эйр. Подниметесь на холм — там открытое место. Первый подъем от города. Слева. Белый оштукатуренный дом с гаражом. В ста футах от дороги. Ждите в гараже. Дверь не заперта, войдете свободно. Клиент приедет в одиннадцать часов. Будьте на месте в десять сорок пять.

— Ясно. Какой он из себя?

— Высокий мужчина. Хорошо сложен. Сорок лет или около того.

— Плата как обычно?

— За чистую работу больше. Ну там посмотрим.

— Что-нибудь еще?..

— Ничего. Все.

Голос умолк. Томпсон положил трубку и растянулся на тахте. Ночная работа. Он ухмыльнулся. Тысяча за ночь. Вильма наверняка обрадуется платью, которое он ей недавно пообещал. Завтра они вдвоем отметят это дело: потанцуют, выпьют за успех предприятия...

Вине закурил, глубоко затянулся. R, конечно, хозяин что надо. Правда, никто его ни разу не видел, никто не знает — призрак, и все тут. А это не очень-то нравится Винсу — он уже и Митчу говорил, что не нравится: вроде ты работаешь на какое-то привидение. Клочок бумаги — телефонный голос — несколько указаний — работа — деньги. Тысяча монет — и концы в воду. Казалось бы, прекрасно: никаких забот. Но эта таинственность раздражала Винса. Он расспрашивал многих серьезных парней — всех они знают... кроме мистера R. Телефонный голос — и больше ничего. А в общем плевать: за этакий кусок можно, конечно, и обождать с любопытством. Дело-то стоящее с этим мистером R, аккуратный он парень: все как по нотам.

Винс посмотрел на свои часы: 9.30. До шоссе Белл Эйр он доберется за полчаса, да по шоссе езды минут десять, не больше. Значит, можно пропустить пару рюмок.

В баре было полно народу. Вине с трудом протолкался к стойке, заказал выпивку и огляделся кругом.

«Та-а-ак, — подумал он, — вот и сегодня вечером я кому-то услужу, и может так случиться, что кому-нибудь из этих...»

Винс не спеша тянул свое виски.

Скольким он услужил по указаниям R? Десятку? Дюжине? Не его это дело. Его дело маленькое: работа — и деньги. Пусть мистер R ведет бухгалтерию. Год назад Винс приехал в Лос-Анджелес безработным, и старина Митч пристроил его сюда: замолвил словечко перед мистером R.

Винс снова оглядел переполненный бар. Трудяги! Бессловесная немая скотинка — ворочают тяжести, чтоб заработать на жизнь, или гнутся весь день в своих вшивых конторах. Да он за одну ночь огребает больше, чем эти доходяги за месяц работы.

Винс допил свою рюмку, заказал другую...

Выйдя из бара, он почувствовал себя в норме: не пьяным, нет, но немного под кайфом, как раз чтобы справиться с делом — и домой, к полуночи оказаться в своей квартире.

У развилки, перед выездом на дорогу Белл Эйр, Томпсон притормозил и остановил свой «Меркурий». Вокруг ни души, ни единой машины. Он пригнулся к приборному щитку — внизу, под щитком, висел инструмент,— отстегнул его — изящная итальянская вещица, — проверил, точно ли работает механизм, и сунул инструмент в карман пиджака.

Дурацкое это правило — насчет инструмента. R требовал, чтобы парни брали инструмент только на работу. Идиотское правило. Дескать, если полиция что-нибудь пронюхает, то без инструмента к парням будет труднее придраться. Томпсон считал, что это чепуха. Без инструмента он чувствовал себя явно не в форме, даже больше: казался себе полуголым, он всегда носил свой инструмент при себе и не собирался менять своих старых привычек.

...После богатых загородных коттеджей дорога Белл Эйр стала сильно петлять. Томпсон чувствовал, как машину заносит на поворотах. Он сбавил скорость: времени хватит, а дорога узкая, извилистая и темная — как раз чтобы врезаться во встречный автомобиль. А это вовсе не входило в его планы.

За очередным поворотом начался подъем. Выбравшись наверх, Винс свернул с шоссе, подъехал к тенистой придорожной роще, остановил машину и заглушил мотор. Здесь его «меркурий» никто не заметит. Внизу — Винс видел — переливался огнями растянувшийся на многие мили Голливуд.

Винс вышел из машины и зябко поежился. «Чертовски холодно тут, наверху», — подумал он и огляделся кругом.

Мистер R, как всегда, выбрал верное место. Никакого жилья поблизости не было. Только белый оштукатуренный коттедж с гаражом и открытое пространство между домом и. дорогой. Даже если кто-нибудь вздумает здесь стрелять, выстрел прозвучит как далекий выхлоп перегревшегося на крутом подъеме мотора. Да, мистер R — хозяин что надо.

Вине посмотрел на свои часы. Без шестнадцати одиннадцать — пора шевелиться. Подойдя к гаражу, он нажал на дверь. Не заперта — все, как планировал R. Дверь отворилась бесшумно и плавно.

Внутри, в дальнем углу гаража, было сложено несколько картонных коробок. Винс осторожно прикрыл дверь и в темноте, ощупью, двинулся к коробкам.

Здесь. Он присел на бетонный пол и привалился к стене. Прекрасное место. Клиент будет виден как на ладони — в свете фар своей собственной машины.

Секунды складывались в минуты и уходили. Сигаретку бы... но это было слишком рискованно. Винс заставил себя не думать о куреве. Он вынул из кармана свой изящный инструмент и аккуратно, почти нежно, согнул палец на спуске. Один выстрел — вот его работа. Когда-то в армии он заслужил медаль за меткую стрельбу, было и такое. А с тех пор он практиковался очень часто. Очень...

Внезапно Томпсон насторожился и замер — внизу на дороге послышался шум. Машина шла в гору на полной скорости — мотор ревел, преодолевая подъем. Винс пригнулся вперед и намертво застыл — инструмент поднят, готов к работе.

Машина съехала с шоссе на обочину, перевалила кювет и стала приближаться — под колесами глухо хрустел песок.

Винс изготовился и, выжидая, затаился. Клиент!.. Хлопнула дверца автомобиля, потом — он слышал — раздались шаги.

Несколько секунд...

Дверь гаража начала открываться, Винс глядел сквозь прорезь прицела, готовясь нажать на спуск...

Никого.

Только ровно светили две мощные фары.

Винс чувствовал: горло становится сухим, сердце не бьется — стучит, как молот, будто хочет выломаться сквозь ребра наружу.

Никого...

Только белый мертвенный свет, мягкое урчание невыключенного мотора и осторожный шелест ночного ветерка.

И тут Винс вспомнил безликий голос: «Высокий мужчина. Хорошо сложен. Сорок лет или около того». Господи, ведь это же его приметы...

Понятно. Болтовня о работе на призрак, расспросы, треп, разговоры с Митчем...

Мистер R не любил рисковать.

— Вот оно как... — пробормотал Винс. — Ну, это мы еще поглядим. Только бы добраться до машины, а там... Свет! Разделаться со светом — и ходу...

Два выстрела на мгновение взломали тишину, послышался шорох осыпающихся осколков, и на Винса навалилась черная темень. Он вскочил и, пригибаясь, бросился к роще, инструмент — взведенный, готовый к бою — в правой руке...

И мгновенно ослеп.

Шесть пар лучей скрестились на Винсе, ярко высветили его согнутую фигуру...

Если кто-нибудь и слышал несколько выстрелов, наверняка он принял их за выхлопы мотора, перегревшегося на извилистой горной дороге.

Перевел с английского Андрей Кистяковский

 
# Вопрос-Ответ