Краски, победившие время

01 сентября 1977 года, 00:00

Краски, победившие время

— Этим фрескам четыреста тридцать лет...

Я знал, что средневековые мастера и в России, и в Западной Европе иногда помещали фрески снаружи церквей, но главным образом на фасадах. А то, что предстало передо мной здесь, в румынском селе Арборе, на земле средневекового княжества Молдова, не укладывалось ни в какие привычные для меня схемы: все стены церкви начала XVI века были снаружи сплошь покрыты великолепными росписями. Что это? Прихоть заказчика? Причуда живописца, уверенного в том, что его краски смогут столетиями противостоять любой непогоде?

Мой спутник, румынский журналист, переждав первый приступ моего восторженного недоумения, сказал:

— Это еще не все. Это только Арборе.

Потом были еще старинные монастыри. И везде древние стены, словно укрытые многоцветным, праздничным ковром. Не экзотическое исключение из общей культурной традиции, вызванное к жизни творческим импульсом какого-либо мастера, но явление, объяснить которое может только история.

Краски, победившие время

Первые каменные монастыри здесь стали сооружаться во второй половине XV века при господаре Стефане III, прозванном Великим. Это была эпоха непрестанной борьбы против надвигавшегося владычества оттоманской Порты, и поэтому монастыри служили не только оплотами религии, но и военными крепостями. Но, как это не раз случалось в смутные и тревожные времена средневековья, под защиту монастырских стен приходили мастера и художники, и постепенно крепости-монастыри становились своеобразными хранителями многих ремесел и народного искусства.

И именно потому, что вся жизнь княжества была подчинена борьбе за независимость, появились эти росписи. Во времена средневековья скульптуры, фрески, сам принцип декоративного оформления и архитектурного решения культовых построек были своеобразной Библией для неграмотных. Человек средневековья свободно «читал» усложненный, мистически многозначительный «текст», зашифрованный в фигурах святых и пророков, в композиции того или иного сюжета. Именно поэтому в Молдове много фресок, выпадающих из жесткого церковного канона, но столь отчетливо отражающих антитурецкую направленность общественной жизни княжества.

«Осада Константинополя» — часто встречающийся здесь канонический сюжет. Но, пренебрегая религиозными традициями, предписывающими изображать осаду Константинополя персами в 626 году, мастера Молдовы откликнулись на свежее еще в памяти всего христианского мира падение твердыни православия под натиском турок в 1453 году. Противотурецкий заряд несла в себе также распространенная здесь сцена «Страшного суда», где турки изображены как иноверцы и грешники, с трепетом ожидающие своей участи.

Таким образом, в перенесении фресок изнутри на наружные стены главную роль сыграла задача усиления политического воспитания и сплочения прихожан, что в те времена имело жизненно важное для княжества значение.

Но не только в этом истоки замечательного и оригинального явления. В народном искусстве этой земли издавна существовал обычай расписывать стены жилых домов. А техника фресковой живописи здесь достигла к началу XVI века такого совершенства, что живописцы отважились на монументальную культовую роспись наружных стен, не сомневаясь в долговечности своих творений.

Технология фрески, то есть росписи минеральными красками по сырой еще штукатурке, в результате чего образуется тончайшая защитная пленка, оберегающая краски от внешнего воздействия, вобрала в себя опыт многих веков. Она была известна еще в эгейском искусстве, то есть во втором тысячелетии до нашей эры. Фресками расписывались раннехристианские катакомбы, а позднее церкви Византии. Отсюда фресковая живопись проникла в Киевскую Русь и другие русские княжества. Произведения Андрея Рублева, Феофана Грека и Дионисия ознаменовали вершину в развитии стенописи в Древней Руси. Шедевры фресковой живописи создавали корифеи итальянского Возрождения: Джотто, Рафаэль, Микеланджело и Леонардо да Винчи.

В Молдове искусство фрески появилось сравнительно поздно — во второй половине XV века. Не исключено, что пришло оно сюда из русских княжеств, с которыми Стефан III поддерживал тесные дружеские отношения и был связан родственными узами (1 Он был женат на Евдокии, дочери русского князя. Елена, дочь Стефана Великого от этого брака, была замужем за Иваном Молодым, сыном великого московского князя Ивана III. (Примеч. автора.)). Возможно, в этот период здесь даже работали живописцы из Киева, Москвы или Новгорода. Такое мнение высказывает, в частности, румынский искусствовед П. Комарнеску. К первой половине XVI века в Молдове, видимо, уже сложилась своя национальная школа фресковой живописи. В это время и создавались наружные росписи, обусловившие художественный блеск и славу княжества.

...В последний день своего путешествия я любовался фресками церкви в селе Воронец. Построенная Стефаном Великим в 1488 году, расписанная снаружи полвека спустя, и по своей архитектуре, и по живописи она кажется наиболее совершенной на севере Молдовы. Из-за преобладания синего цвета в ее наружных росписях она кажется голубой. В Румынии даже существует понятие «воронецкая синева».

Словно многовековую мечту своего народа о свободной и счастливой жизни донес до нас талантливый живописец этот цвет небесной лазури. «Среди великих художественных открытий нашего века, — пишет искусствовед М. Кузьмина, — одно из первых мест занимают настенные росписи, которые вот уже четыреста лет украшают с несравненным блеском фасады воеводских построек (церквей) на севере Молдовы. Долгое время, игнорированная критиками искусства, эта живопись, которая в целом составляет один из самых органических вкладов в сокровищницу мировой культуры, является выражением эпохи счастливого расцвета искусства, эпохи тревожной и трагической в то же время, жестоких битв за сохранение независимости».

В. Самошкин

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 5191